определению места особого порядка судебного разбирательства в поэтому имеет важное значение скорость рассмотрения такой жалобы и.

Содержание

Уголовный процесс

Особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением, представляет собой упрощенную процедуру, при которой рассмотрение уголовного дела проводится без исследования и оценки доказательств, собранных по делу.

Особый порядок может быть применен лишь по инициативе обвиняемого, заявившего ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в связи с согласием с предъявленным обвинением. Ходатайство должно быть добровольным и после консультаций с защитником. Такое ходатайство обвиняемый вправе заявить в момент ознакомления с материалами уголовного дела, а также на предварительном слушании, которое проводится судьей.

Необходимым условием для рассмотрения уголовного дела в особом порядке является согласие государственного или частного обвинителя и потерпевшего. Если указанные лица возражают против заявленного обвиняемым ходатайства, то уголовное дело рассматривается в общем порядке.

В соответствии со ст. 314 Уголовно- процессуального кодекса РФ (далее УПК) в особом порядке подлежат рассмотрению уголовные дела о преступлениях, наказание за которые не превышает 10 лет лишения свободы.

Вместе с тем, особый порядок судебного разбирательства не применяется в отношении несовершеннолетних. Это связано с тем, что закон требует установления судом условий жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровня психического развития и иных особенностей его личности, влияние на него старших по возрасту лиц, в том числе решения вопроса о возможности освобождения от наказания и т.д., что возможно только в общем порядке судебного разбирательства.

 Также не применяется особый порядок в производстве о применении принудительных мер медицинского характера.

Судебное заседание проводится с обязательным участием подсудимого и его защитника (п.2 ст. 316 УПК РФ).

Если суд установит, что условия, при которых обвиняемым было заявлено ходатайство, не соблюдены, то он принимает решение о назначении судебного разбирательства в общем порядке.

Если судья придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу, то он постановляет обвинительный приговор и назначает подсудимому наказание, которое не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

По итогам судебного разбирательства могут быть приняты и иные судебные решения, например, о прекращении уголовного дела в связи с истечением сроков давности, изменением уголовного закона, примирением с потерпевшим.

Определяя пределы обжалования, законодатель установил, что приговор, постановленный в соответствии со ст. 316 УПК РФ, не может быть обжалован в апелляционном и кассационном порядке ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом.

Старший помощник прокурора Центрального района Санкт- Петербурга младший советник юстиции  О.А. Зимова

Дата изменения: 10 марта 2016 г.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Особый порядок рассмотрения уголовных дел / Юридическая помощь /Уголовный кодекс/ Уголовное дело/

ОСОБЫЙ ПОРЯДОК СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА В РОССИЙСКОМ Важное значение в применении обеих форм особого порядка судебного.

Вы точно человек?

Содержание к диссертации

Введение

Глава 1. Понятие, сущность и значение особого порядка судебного разбирательства. Основания и условия применения особого порядка судебного разбирательства 12

1. Особый порядок судебного разбирательства — сокращенная форма уголовного судопроизводства: понятие, сущность и значение 12

2. Основания и условия применения особого порядка судебного разбирательства 55

Глава 2. Реализация принципов уголовного судопроизводства при рассмотрении уголовных дел в особом порядке судебного разбирательства (гл. 40 УПК РФ) 95

Глава 3. Особенности реализации общих условий судебного разбирательства при рассмотрении уголовных дел в порядке главы 40 УПК РФ 149

1. Понятие и виды общих условий судебного разбирательства. Особенности реализации общих условий судебного разбирательства, связанных с порядком судебного заседания 149

2. Особенности реализации общих условий судебного разбирательства, определяющих участие субъектов в судебном заседании 162

3. Особенности реализации общих условий судебного разбирательства, связанных с принятием решений о движении уголовного дела 198

Заключение 206

Список используемой литературы 212

Приложение 225

Введение к работе

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, вступивший в силу с 1 июля 2002 года, изменил основное назначение уголовного судопроизводства и существенно укрепил гарантии прав обвиняемого при производстве по уголовному делу. К моменту его принятия нормы УПК РСФСР 1960г., построенные на основе приоритета публичного начала в уголовном судопроизводстве, во многом устарели и перестали соответствовать современным требованиям. В связи с этим трансформация уголовно-процессуальной формы имела социально обусловленный характер, и была направлена на сбалансирование соотношения публичных и частных интересов в сфере уголовного судопроизводства. Введение сокращенного порядка судебного разбирательства по уголовным делам — «Особого порядка судебного разбирательства» (раздел X УПК РФ), отчетливо выявило тенденцию рассматривать уголовное дело как конфликт между двумя сторонами, как иск государства к конкретной личности. Появление новой для отечественного уголовного процесса процедуры реализации уголовной ответственности обусловило появление множества вопросов, связанных с применением особого порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением (гл. 40 УПК РФ). Немногочисленные научные исследования, выполненные за время, прошедшее с момента принятия и введения в действие УПК РФ, касались в основном вопросов истории возникновения упрощенных порядков рассмотрения уголовных дел за рубежом и перспектив их действия в отечественном уголовном судопроизводстве, а также оснований и условий применения особого порядка по УПК РФ, участия государственного обвинителя, защитника и обвиняемого при рассмотрении уголовных дел в данном порядке. Можно утверждать, что научному осмыслению подверглись лишь отдельные стороны и аспекты нового уголовно-процессуального института, в частности связанные с участием сторон и правовыми последствиями рассмотрения уголовных дел в особом порядке. До настоящего времени остались практически неизученными вопросы

действия принципов уголовного судопроизводства и реализации установленных гл. 35 УПК РФ общих условий судебного разбирательства, которые закрепляют важнейшие правила рассмотрения уголовных дел в суде первой инстанции, при производстве по уголовным делам в порядке, предусмотренном гл. 40 УПК РФ. Исследование этих вопросов особенно необходимо, поскольку через систему принципов и общих условий центральных стадий процесса определяется тип уголовного судопроизводства, его соответствие нормам Конституции РФ и выполнение назначения уголовного судопроизводства, определенное в ст. 6 УПК РФ.

Предпринятое комплексное теоретическое и практическое изучение указанных вопросов должно помочь разрешению возникших споров юристов -теоретиков и практиков, связанных с необходимостью, обоснованностью и правомерностью введения института особого порядка судебного разбирательства в уголовном процессе Российской Федерации, определению соответствия данного порядка принципам уголовного судопроизводства и общим условиям судебного разбирательства. Результаты проведенного исследования могут способствовать совершенствованию уголовно-процессуального права, судебной практики применения особого порядка судебного разбирательства с точки зрения соблюдения гарантий и прав участников уголовного судопроизводства и законности решений, выносимых по уголовным делам, рассмотренным в данном порядке.

Актуальность данной проблемы, ее теоретическая, и практическая значимость предопределили выбор темы диссертационного исследования.

Объектом диссертационного исследования являются общественные отношения, складывающиеся между участниками уголовного судопроизводства в процессе реализации норм, регулирующих рассмотрение уголовных дел в особом порядке судебного разбирательства, предусмотренном гл. 40 УПК РФ в суде первой инстанции и обжалование судебных решений.

Предмет диссертационного исследования составляют теоретические и практические проблемы, связанных с правовой регламентацией оснований, условий и механизма применения особого порядка судебного разбирательства,

а также практика реализации принципов уголовного судопроизводства и общих условий судебного разбирательства.

В настоящем диссертационном исследовании не рассматриваются вопросы, связанные с назначением наказания при особом порядке рассмотрения уголовных дел, поскольку они в большей степени являются предметом регулирования материального, а не процессуального права.

Целью диссертационного исследования является комплексный анализ института особого порядка судебного разбирательства (глава 40 УПК РФ) и практики его применения, выработка рекомендаций по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства.

Достижению названной цели подчинено решение следующих задач:

  1. Анализ и классификация существующих мнений относительно дифференциации уголовно-процессуальной формы в уголовном судопроизводстве;

  2. Определение формы и понятия особого порядка судебного разбирательства по УПК РФ;

3. Выявление и исследование оснований и условий применения особого
порядка судебного разбирательства по уголовно-процессуальному
законодательству и проблемы их реализации в судебной практике;

  1. Анализ системы принципов уголовного судопроизводства и исследование пределов их действия в особом порядке судебного разбирательства;

  2. Систематизация общих условий судебного разбирательства и рассмотрение особенностей их реализации в особом порядке судебного разбирательства;

  3. Изучение практики применения уголовно-процессуальных норм, регулирующих применение особого порядка судебного разбирательства;

7. Выявление недостатков особого порядка судебного разбирательства и
выработка предложений, направленных на их устранение и совершенствование
уголовно-процессуального законодательства, регулирующего порядок
применения особого порядка судебного разбирательства.

6 Теоретическую основу диссертационного исследования составляют

труды по уголовному процессу дореволюционного периода — И.Я.

Фойницкого, СИ. Викторского; работы ученых в области уголовного процесса

советской эпохи и современности: В.Д. Арсеньева, В.М. Бозрова, В.П.

Божьева, О.В. Волколуп, Л.В. Головко, П.М. Давыдова, Т.Н. Добровольской,

В.Г. Даева, П. А. Лупинской, С. А. Маршева, Е.Б. Мизулиной, И.Б.

Михайловской, П.Ф. Пашкевича, И.Л. Петрухина, Р.Д. Рахунова, М.С.

Строговича, А.В. Смирнова, М.А. Чельцова-Бебутова, П.С. Элькинд, Ю.К.

Якимовича, М.Л. Якуба. В настоящей работе также использованы публикации

В.В. Демидова, В. Золотых, Н.В. Кузнецовой, В. Махова, П. Михайлова, С.Д.

Милицина, Е.Ю. Никифоровой, М. Пешкова, К.А. Рыбалова, А. Халикова, С.

Цыганенко и других.

Кроме того, в диссертационном исследовании использовались труды отечественных ученых по философии, общей теории государства и права, уголовному праву и другим отраслям знания.

Методологической основой исследования послужила совокупность общенаучных и специальных методов познания: исторического, системно-структурного, аналитического, синтетического, логического, диалектического, сравнительно-правового.

Эмпирическая база исследования. В работе изучена судебная практика, связанная с реализацией положений главы 40 УПК РФ в г. Екатеринбурге и Свердловской области за 2002-2005 гг. (276 уголовных дел), а также использованы результаты обобщения практики применения судами Свердловской области особого порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением за 2002-2003 гг., подготовленного судебной коллегией по уголовным делам Свердловского областного суда. Проанализированы опубликованные решения Пленума Верховного Суда РФ, Конституционного Суда РФ, Генеральной прокуратуры РФ, касающиеся применения особого порядка судебного разбирательства в уголовном судопроизводстве РФ.

Научная новизна диссертационного исследования предопределяется самой темой, избранной для исследования, а также научным подходом, выразившимся в стремлении автора рассмотреть различные аспекты особого порядка судебного разбирательства через особенности реализации в этой процедуре принципов уголовного судопроизводства и общих условий судебного разбирательства. Новизна работы проявляется и в положениях, выносимых на защиту:

1. Особый порядок судебного разбирательства — это сокращенная
уголовно-процессуальная форма (процедура) судебного разбирательства по
уголовным делам об указанных в законе преступлениях, посредством
осуществления которой, при согласии обвиняемого с предъявленным ему
обвинением, где обвинитель и потерпевший поддерживают заявленное
обвиняемым ходатайство, суд постановляет обвинительный приговор без
проведения судебного разбирательства в общем порядке.

2. Под основаниями применения особого порядка судебного
разбирательства понимаются установленные уголовно-процессуальным
законом существенные признаки, при наличии которых обвиняемый вправе
заявить ходатайство в порядке ст. 314 УПК РФ. Условия применения особого
порядка судебного заседания — это указанные в законе правовые требования,
предъявляемые к реализации подсудимым своего права на постановление
приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке.

  1. Принципы уголовного судопроизводства и общие условия судебного разбирательства действуют при особом порядке судебного разбирательства с допустимыми изъятиями и ограничениями. Ходатайство обвиняемого (подсудимого) о рассмотрении дела в особом порядке означает и его согласие на ограниченное действие указанных правовых норм, направленных на охрану и защиту прав участников процесса.

  2. В целях обеспечения гарантий прав обвиняемого в особом порядке судебного разбирательства автор считает необходимым:

4.1. Подвергнуть корректировке закрепленное в п. 6 ст. 5 УПК РФ понятие государственного обвинителя, исключив возможность для следователей и

дознавателей поддерживать государственное обвинение по уголовным делам, рассматриваемым в особом порядке;

  1. Часть 2 ст. 49 УПК РФ, допускающую участие иного лица в качестве защитника вместо адвоката при производстве у мирового судьи, дополнить словами: «за исключением рассмотрения уголовных дел в порядке гл. 40 настоящего Кодекса.»;

  2. В ч. 2 ст. 51 УПК РФ слова «и 7» — исключить, слова «… либо о рассмотрении уголовного дела в порядке, установленном главой 40 настоящего Кодекса» изменить на слова «в случае, предусмотренном п. 7 ч. 1 настоящей статьи — с момента начала ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела»;

  3. Часть 1 ст. 215 УПК РФ дополнить предложением: «При наличии оснований для заявления обвиняемым ходатайства, предусмотренного п. 2 ч. 5 ст. 217 УПК РФ, следователь разъясняет ему право на приглашение и назначение защитника в порядке ст. 50 УПК РФ, а также обязательное участие адвоката в порядке ст. 51 УПК РФ»;

  4. Дополнить п. 2 ч. 5 ст. 217 УПК РФ положениями, закрепляющими обязанность разъяснения обвиняемому особенностей рассмотрения уголовного дела в порядке особого производства, права обвиняемого и порядок обжалования судебного решения.

5. Для расширения возможностей обвиняемого по заявлению ходатайства о применении особого порядка судебного разбирательства, диссертант предлагает внести изменения в ч. 2 ст. 315 УПК РФ и дополнить следующими положениями: «…3) после выполнения судом требований ч. 3, ч. 4, ч. 5 ст. 319 настоящего Кодекса и разъяснения подсудимому права на заявление ходатайства о применении особого порядка судебного разбирательства — по делам частного обвинения;

4) при подготовке уголовного дела к рассмотрению в судебном заседании по
существу — на стадии назначения и подготовки дела к судебному заседанию;

5) в подготовительной части судебного разбирательства — в случае не
разъяснения обвиняемому следователем, дознавателем, судьей его права на

заявление ходатайства о применении особого порядка судебного разбирательства или ненадлежащего разъяснения такого права и правовых последствий.»

6. Для обеспечения реализации обвиняемым предоставленных ему
законом прав в полном объеме подлежат корректировке:

  1. Статью 221 УПК РФ дополнить следующим предложением: «В случае изменения прокурором обвинения на более мягкое, наказание за которое не превышает 10 лет лишения свободы, прокурор обязан при направлении уголовного дела в суд разъяснить обвиняемому право о заявлении ходатайства на применение особого порядка судебного разбирательства в порядке главы 40 УПК РФ». Аналогичное изменение внести и в ст. 226 УПК РФ.

  2. Закрепить в ч. 1 ст. 237 УПК РФ положение, обязывающие судью возвратить уголовное дело прокурору в порядке п. 2 ч. 2 ст. 229 УПК РФ для выполнения соответствующих действий в случае отсутствия в материалах дела сведений о вручении копии постановления о принятии решения по уголовному делу при утверждении обвинительного заключения (Приложение № 159 к ст. 477 УПК РФ), а также в случае изменения прокурором объема обвинения или квалификации действий обвиняемого в ходе предварительного слушания.

7. Обязанность разъяснения обвиняемому характера и последствий
заявления ходатайства о применении особого порядка судебного
разбирательства возложена на следователя (ч. 5 ст. 217 УПК РФ) и защитника
(ст. 51, ч. 2 ст. 314, ч. 1 ст. 315 УПК РФ). В данной связи высказывается
предложение о том, что на судью также необходимо возложить данную
обязанность: на стадии подготовки и назначения дела к судебному заседанию —
в случае заявления обвиняемым ходатайства на этой стадии процесса, на
стадии судебного разбирательства — при выяснении соответствующего
вопроса.

8. Для уточнения особенностей исследования доказательства в особом
порядке судебного разбирательства, предлагается дополнить УПК РФ статьей
316-1 (одновременно исключив из текста закона ч. 5 ст. 316 УПК РФ)
следующего содержания:

«Статья 316-1. Особенности исследования обстоятельств в особом порядке судебного разбирательства

1. Судья не проводит в общем порядке исследование и оценку
доказательств, собранных по уголовному делу. При этом могут быть
исследованы обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, и
обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.

2. Для установления обстоятельств, характеризующих личность
подсудимого, смягчающих и отягчающих наказание, суд вправе:

1) по собственной инициативе или по ходатайству сторон истребовать
соответствующие документы из учреждений и организаций, а также у
должностных лиц;

2) допрашивать в судебном заседании законных представителей
подсудимого, потерпевшего, частного обвинителя, гражданского истца,
гражданского ответчика, а также представителей потерпевшего, частного
обвинителя, гражданского истца и гражданского ответчика;

3) по собственной инициативе или по ходатайству сторон вызвать в
судебное заседание специалиста.»

9. Диссертант высказывает и отстаивает мнение о том, что в связи с особым (сокращенным) характером судебного разбирательства, проводимого согласно гл. 40 УПК РФ, в случае неявки потерпевшего по уважительным причинам в судебное заседание либо по другим причинам, препятствующим его явке в суд, при наличии ходатайства подсудимого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, потерпевший должен выразить свое отношение к заявленному ходатайству в письменной форме. При отсутствии в материалах дела таких сведений суд откладывает судебное разбирательство. Не предоставление потерпевшим сведений, подтверждающих уважительность неявки в судебное заседание, а также выражающих его отношение к ходатайству подсудимого о рассмотрении дела в порядке гл. 40 УПК РФ, является основанием для отказа в удовлетворении заявленного подсудимым ходатайства и назначения рассмотрения уголовного дела в общем порядке.

11 Теоретическая и практическая значимость результатов

исследования.

Теоретические положения могут найти применение в последующих научных разработках, приняты во внимание при подготовке учебников и учебных пособий и в преподавании курса «Уголовный процесс», а также спецкурсов, посвященных отдельным видам производств по уголовным делам.

Выводы и предложения, содержащиеся в диссертационном исследовании, могут быть использованы в практической деятельности органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, учтены в правотворческой деятельности при совершенствовании уголовно-процессуального законодательства.

Апробация результатов исследования. Результаты проведенного исследования, выводы и предложения, содержащиеся в диссертации, изложены в пяти опубликованных статьях, докладывались автором и обсуждались на научно-практических конференциях, проходивших в Уральской государственной юридической академии (г.Екатеринбург) в 2004-2005г., а также используются при преподавании курса уголовно-процессуального права.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, разбитых на параграфы, заключения, списка использованной литературы и приложения.

Особый порядок судебного разбирательства — сокращенная форма уголовного судопроизводства: понятие, сущность и значение

Уголовно-процессуальный закон, наряду с общим порядком судебного разбирательства по уголовным делам, предусматривает особую процедуру рассмотрения уголовных дел в судебном заседании, конкретизируя ее суть в названии главы 40 — «Особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением».

Целью особого порядка судебного разбирательства является максимальное ускорение производства по уголовным делам небольшой, средней тяжести и тяжким, наказание за которые не превышает десять лет лишения свободы, за счет сокращения сроков их рассмотрения в судебном заседании.

Практическая значимость возможности рассмотрения данных категорий дел заключается в том, что особый порядок способствует быстрому и эффективному производству по уголовному делу в короткие сроки, при котором должны учитываться интересы сторон, реализовываться и обеспечиваться надлежащим образом права участников уголовного процесса. Введение особого порядка принятия судебного решения способствовало практической реализации конституционного положения быть судимым без неоправданной задержки (п. «с» ч. 3 ст. 14 Международный пакт о гражданских и политических правах). Кроме того, данная форма уголовного судопроизводства способствует уменьшению загруженности судей и ведет к экономии времени и средств, затрачиваемых на производство по уголовным делам.

Совет судей РФ в одном из своих постановлений констатирует, что «сохранившийся старый процессуальный порядок правосудия не позволяет в полном объеме осуществлять судебную защиту законных прав и интересов граждан. Сфера судебной компетенции значительно расширена, а процессуальные формы деятельности судов остались без изменений. Нарастающий поток поступающих в суды дел и сохраняющийся прежним громоздкий судебный процесс, одинаковый для всех категорий уголовных дел, ведут к изменению процессуальной деятельности суда «де-факто», что является очень опасной тенденцией» .

На этапах обсуждения проекта УПК РФ и его принятия в прессе широко обсуждался вопрос об обоснованности, целесообразности и задачах введения особого порядка судебного разбирательства. По данным вопросам высказывались прямо противоположные точки зрения. Так, профессор права Сент-Луисского университета США С. Тейман, на протяжении многих лет занимающийся исследованием проблем не только американского, но и российского уголовного судопроизводства, считает введение настоящего особого порядка вполне логичными для продолжения судебной реформы . С.Д Милиции выступает за сокращенный порядок судебного разбирательства и считает его основным способом, которым «можно разрубить гордиев узел судебной загруженности и падения качества рассмотрения дел».

Вместе с тем, В.Махов и М.Пешков полагают, что внедрение «сделки о признании вины» является «поспешным», «непродуманным» и «принесут больше вреда, нежели пользы» . И. Петрухин высказывает мнение о том, что введение сделок о признании вины приведет к беззаконию, произволу, взяточничеству, хотя будет достигнуто ускорение и упрощение судопроизводства1. Отрицательное мнение касательно особого порядка судебного разбирательства высказывает и П. Михайлов, считая, что в данном порядке нарушаются права потерпевшего . И. Михайловская считает особый порядок судебного разбирательства расширением сферы принципа диспозитивности3. В. Кулыгин считает, что 40 глава УПК РФ в целом соответствует принципу справедливости4. Т.В. Трубникова считает в целом данное производство достаточно взвешенным, но не свободным от недостатков.

Основания и условия применения особого порядка судебного разбирательства

Рассмотрение уголовных дел в порядке особого производства ограничивается определенными УПК РФ требованиями, обусловливающими возможность применения данного порядка. Вопрос о назначении рассмотрения уголовного дела в порядке особого производства решается индивидуально относительно каждого обвиняемого, с учетом тяжести и общественной опасности совершенного им преступления при обязательном соблюдении оснований применения такого порядка.

Гарантией законности и обоснованности применения судом особого порядка судебного разбирательства по уголовному делу является соблюдение ряда оснований, при наличии которых суд вправе постановить приговор без проведения судебного разбирательства в общем порядке. Согласно толкованию значения слова «основания», которое означает «существенный признак, по которому распределяются понятия»1, а также значения слова «условия» — «данные, требования, из которых следует исходить»2 и анализу ст. 314 УПК РФ, можно сделать однозначный вывод, что наряду с основаниями применения особого порядка в этой же статье указаны также и условия, при которых могут быть реализованы эти основания.

В данном случае нельзя не согласиться с мнением судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда и К.А. Рыбалова по поводу выделения из главы 40 УПК РФ оснований и условий применения особого порядка судебного разбирательства. Так, К.А Рыбалов, поддерживая позицию В.М. Лебедева и В.П. Божьева, выделяет два основания: согласие обвиняемого с предъявленным ему обвинением и наличие ходатайства обвиняемого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, а также условия, при наличии которых суд вправе постановить приговор без проведения судебного разбирательства в общем порядке. В процитированном выше «Обобщении судебной практики » Свердловского областного суда» также указано на выделение оснований и условий применения особого порядка судебного разбирательства.

Таким образом, судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда относит к основаниям, во-первых, согласие обвиняемого с предъявленным обвинением; во-вторых, наличие ходатайства обвиняемого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке в связи с его согласием с предъявленным обвинением и, в-третьих; соблюдение совокупности условий, предусмотренных уголовно-процессуальным законом для заявления ходатайства о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства и условий постановления такого приговора. К условиям — требования, закрепленные в основном ст. 314 и ст. 315 УПК РФ.

Полагаю, что основаниями применения особого порядка судебного разбирательства следует все-таки считать установленные уголовно-процессуальным законом существенные признаки, при наличии которых обвиняемый вправе заявить ходатайство в порядке ст. 314 УПК РФ. Поэтому, думаю, что к таким основаниям следует отнести требования, закрепленные в ч. 1 ст. 314 УПК РФ, такие как согласие обвиняемого с предъявленным ему обвинением и наличие ходатайства обвиняемого о применении особого порядка судебного разбирательства. 1. Согласие обвиняемого с предъявленным ему обвинением.

Для того чтобы обвиняемый мог заявить ходатайство о рассмотрении его дела в особом порядке, он должен согласиться с предъявленным обвинением, как того требует ч. 1 ст. 314 УПК РФ. П.Е. Кондратов отмечал, что обвиняемый должен полностью согласиться с предъявленным обвинением и частичное признание вины не является достаточным для применения особого порядка1.

По-видимому, опираясь на данное разъяснение, судебная практика пошла по пути отождествления понятий «вины» и «обвинения». То есть, соглашаясь с предъявленным обвинением, обвиняемый автоматически признает свою вину в совершенном преступлении. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 05.03.2004 г., смысл рассматриваемого основания оставил без соответствующего толкования, указав лишь на то, что обвиняемый должен согласиться с полным объемом предъявленного ему обвинения, включая гражданский иск. В данной связи не соответствует действительности утверждение К.А. Рыбалова о том, что, якобы, в указанном постановлении, Пленум Верховного Суда РФ от 05.03.2004 г. разъяснил, «что положения гл. X УПК РФ могут быть реализованы не только в случаях, когда обвиняемый полностью признает свою вину».

Реализация принципов уголовного судопроизводства при рассмотрении уголовных дел в особом порядке судебного разбирательства (гл. 40 УПК РФ)

Все принципы уголовного процесса, в общем виде, можно рассматривать как закрепленные в Конституции Российской Федерации основополагающие правовые идеи, определяющие построение всего уголовного процесса, его сущность, характер и демократизм1.

Принципы уголовного судопроизводства — это «исходные, основные правовые положения, определяющие назначение уголовного судопроизводства и построение всех его стадий, институтов, отдельных процедур (форм)» .

М.С. Строгович писал, что основными признаками любого принципа в уголовном процессе являются: нормативное закрепление; первичность положения и определяющее значение в отношении институтов уголовно-процессуального права. Принято считать, что совокупность принципов включает в себя такие основополагающие установления, которые определяют характер принципа в целом.

В науке уголовно-процессуального права существует несколько точек зрения по вопросу определения понятия принципа уголовного процесса. Основным отличием подхода к понятию принципа являлся критерий нормативного выражения конкретного принципа и его содержания. Так, М.Л. Якуб выделял три точки зрения, которые высказывались в научной литературе относительно того, что же следует понимать под принципами уголовного процесса. Первая точка зрения заключается в том, что принципами признаются основные, наиболее общие положения, руководящие идеи, принципы вырабатываются наукой и становятся равно обязательными как для любого участника процесса, так и для законодателя. Вторая, противоположная точка зрения, состояла в том, что к принципам относятся только те наиболее общие положения, которые закреплены в законе в качестве основополагающих начал. Так, Т.Н. Добровольская определяла принципы уголовного процесса, «как закрепленные в законе исходные положения, определяющие его социальную сущность и направленность…»1. Позицию Т.Н. Добровольской в определении критериев отнесения уголовно-процессуальных положений к принципам уголовного судопроизводства в настоящее время полностью разделяет. В.В. Вандышев. Он полагает, что принципом уголовного судопроизводства может быть такое уголовно-процессуальное положение, которое: а) отличается высокой степенью общности, объединяющей содержание частных правил и правовых процедур; б) является объективно необходимым для характеристики природы, сущности и содержания уголовного судопроизводства; в) действует на протяжении всего уголовного процесса или, в крайнем случае, в нескольких стадиях; г) имеет связь с другими принципами уголовного процесса на основе общности целей и задач; д) обладает внутренней согласованностью с другими принципами; е) имеет самостоятельное содержание.

Третья точка зрения представляет собой определенный компромисс между двумя первыми. Ее сторонники не настаивают на законодательном закреплении формулировки того или иного принципа, но полагают, что он должен быть выведен путем анализа из положений действующего законодательства.

В настоящее время в науке уголовно-процессуального права Российской Федерации сложилась неоднозначная позиция относительно определения перечня принципов уголовного судопроизводства. Анализируя действующее уголовно-процессуальное право Российской Федерации как отрасль науки, можно сделать вывод о том, что в настоящее время третья точка зрения наиболее характерна, поскольку принципиальные положения, отраженные в уголовно-процессуальном законодательстве и выполняющие руководящую роль, как в теории уголовного процесса, так и при непосредственном разрешении конкретных уголовных дел, не ограничиваются перечнем принципов уголовного судопроизводства, закрепленным в главе 2 УПК РФ. В данном случае такое положение принципов уголовного судопроизводства в настоящее время подпадает под определение принципа права, сформулированное Ж.-Л. Бержелем, как положения (правила) объективного права (а не естественного или идеального), которые могут выражаться, а могут и не выражаться в текстах, но (обязательно) применяются в судебной практике и обладают достаточно общим характером».

Закрепление в главе 2 УПК РФ принципов уголовного судопроизводства безусловно является положительным моментом в свете реформирования отечественного уголовно-процессуального законодательства. Требования, составляющие содержание принципа «определяют весь процессуальный порядок, всю систему процесса, содержание и формы его стадий и институтов»2 и в силу этого являются обязательными в процессе правоприменения.

Понятие и виды общих условий судебного разбирательства. Особенности реализации общих условий судебного разбирательства, связанных с порядком судебного заседания

Судебное разбирательство по уголовным делам в судах, рассматривающих дела по первой инстанции, осуществляется в соответствии с установленными Уголовно-процессуальным кодексом РФ правилами, которые закреплены в главе 35 УПК РФ и определены как общие условия судебного разбирательства.

Общие условия судебного разбирательства — это закрепленные законом правила, отражающие характерные черты судебного разбирательства и обеспечивающие осуществление в этой стадии всех принципов уголовного процесса.

Общие условия судебного разбирательства действуют во всех процедурах рассмотрения уголовных дел судами первой инстанции, в том числе и в порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ. Так, ч. 1 ст. 316 УПК РФ устанавливает, что судебное заседание по ходатайству подсудимого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в связи с согласием с предъявленным обвинением проводится в порядке, установленном главой 35 УПК РФ, с учетом требований ст. 316 УПК РФ.

В зависимости от характера требований того или иного общего условия судебного разбирательства все общие условия можно разбить на три группы, образующие виды общих условий судебного разбирательства.

К первому виду относятся общие условия судебного разбирательства, определяющие порядок судебного разбирательства: непосредственность и устность (ст. 240 УПК РФ), гласность (ст. 241 УПК РФ), неизменность состава суда (ст. 242 УПК РФ), равенство прав сторон (ст. 244 УПК РФ), порядок вынесения определения, постановления (ст. 256 УПК РФ), регламент судебного заседания (ст. 257 УПК РФ), меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании (ст. 258 УПК РФ), протокол судебного заседания (ст. 259 УПК РФ), замечания на протокол судебного заседания (ст. 260 УПК РФ).

Второй вид общих условий судебного разбирательства составляют общие условия, определяющие участие субъектов уголовного процесса в судебном заседании: председательствующий (ст. 243 УПК РФ), секретарь судебного заседания (ст. 245 УПК РФ), участие обвинителя (ст. 246 УПК РФ), участие подсудимого (ст. 247 УПК РФ), участие защитника (ст. 248 УПК РФ), участие потерпевшего (ст. 249 УПК РФ), участие гражданского истца или гражданского ответчика (ст. 250 УПК РФ), участие специалиста (ст. 251 УПК РФ).

К третьему виду относятся общие условия, направленные на разрешение вопросов, относящихся к движению производства по уголовному делу: пределы судебного разбирательства (ст. 252 УПК РФ), отложение и приостановление судебного разбирательства (ст. 253 УПК РФ), прекращение уголовного дела в судебном заседании (ст. 254 УПК РФ), решение вопроса о мере пресечения (ст. 255 УПК РФ).

Полагаю, что для определения особенностей процессуального порядка, закрепленного в главе 40 УПК РФ, а также действия общих условий при рассмотрении уголовных дел, следует подробно исследовать каждое общее условие применительно к такой процедуре. Рассмотрим подробно особенности реализации первого вида общих условий судебного разбирательства, определяющих его порядок.

Непосредственность и устность. В соответствии со ст. 240 УПК РФ все доказательства по уголовному делу в суде первой инстанции подлежат непосредственному исследованию. Суд заслушивает показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, заключение эксперта, осматривает вещественные доказательства, оглашает протоколы и иные документы, а также производит другие судебные действия, направленные на исследование доказательств.

Таким образом, суд получает сведения об обстоятельствах, имеющих значение для разрешения дела, путем личного, непосредственного восприятия доказательств, представляемых и исследуемых в суде. Суд непосредственно заслушивает показания подсудимых, потерпевших, свидетелей, экспертов, специалистов; осматривает и исследует вещественные доказательства. Протоколы следственных действий и другие письменные доказательства, направленные на установление обстоятельств, имеющих значение для дела, также подлежат непосредственному исследованию судом путем их полного или частичного оглашения в судебном заседании. Правовым последствием несоблюдения требований ч. 1 ст. 240 УПК РФ — непосредственности, является императивная норма, закрепленная в ч. 3 ст. 240 УПК РФ суть которой состоит в том, что доказательства, которые не исследовались в судебном заседании, не могут быть положены судом в основу приговора. Непосредственность судебного разбирательства, с одной стороны, является важной гарантией самостоятельного и независимого судебного решения по уголовному делу, и с другой, — важным условием единообразного восприятия исследуемых доказательств судом и всеми участниками судебного разбирательства. Исключением является рассмотрение уголовных дел в порядке, предусмотренном разделом X УПК РФ (ч. 1 ст. 240 УПК РФ). Согласно ч. 5 ст. 316 УПК РФ судья не проводит в общем порядке исследование и оценку доказательств, собранных по уголовному делу. Но в судебном заседании могут быть исследованы только лишь обстоятельства, характеризующие личность подсудимого и обстоятельства смягчающие и отягчающие наказание. В связи с этим ч. 2 ст. 240 УПК РФ при особом порядке судебного разбирательства не выполняется, а именно суд не оглашает показания подсудимых, потерпевших и свидетелей в судебном заседании.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Признание вины и особый порядок. Нужен ли адвокат?

Раздел X УПК озаглавлен «Особый порядок судебного разбирательства». судебного разбирательства не могли иметь юридического значения при.

Раздел X. ОСОБЫЙ ПОРЯДОК СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА

Особый порядок судебного разбирательства

Дифференциация форм уголовного судопроизводства. Поиск альтернатив судебному разбирательству в современном уголовном процессе

Дифференциация форм судопроизводства давно известна мировой практике как поиск наиболее адекватных форм уголовного судопроизводства, учитывающих тяжесть преступления, сложность его расследования и разрешения. Она, как правило, имеет два направления: усложнение процедуры по делам о более тяжких преступлениях и упрощение процедуры по делам о незначительных и очевидных преступлениях.

Усложнения процедуры в российском уголовном процессе связаны, например, с производством по уголовным делам в отношении несовершеннолетних (гл. 50 УПК), производством в отношении отдельных категорий лиц (гл. 52 УПК). По определенным категориям преступлений дела могут рассматриваться с участием присяжных заседателей, что также существенно усложняет процедуру судебного разбирательства (гл. 42 УПК).

Упрощения процессуальной формы получают широкое распространение в современном зарубежном уголовном процессе. Российскому судопроизводству они менее известны, но отдельные из них предусматриваются и УПК. Упрощение уголовного процесса, как правило, обусловлено сравнительно небольшой тяжестью преступления и, со ответственно, небольшими санкциями за его совершение. Учитывается и очевидность совершения преступления: задержание преступника в момент совершения преступления «с поличным», наличие очевидцев, возможность сразу же обнаружить, изъять и представить суду «поличное», например похищенные вещи. В ряде случаев упрощение процессуальной формы может быть связано и с позицией обвиняемого по расследуемому преступлению: признает ли он себя виновным, согласен ли с обвинением или спорит с ним, требует оправдания или изменения обвинения; готов ли он сотрудничать с правоохранительными органами, способствуя раскрытию преступления и изобличению соучастников.

Следует отметить, что в истории уголовного судопроизводства известны примеры использования упрощений процессуальной формы и для усиления репрессивного воздействия государства на явления социально-политической жизни, для проведения тоталитарной или авторитарной политики.

Упрощения процессуальной формы возможны как в досудебном, так и в судебном производстве. Применительно к досудебному производству известны такие упрощенные формы, как прямой вызов в суд, немедленный привод в суд, протокольная форма расследования, дознание по делам, по которым следствие не обязательно.

По российскому законодательству прямой вызов в суд допускается при производстве по делам частного обвинения, по которым может не проводиться расследование, и они могут возбуждаться путем подачи заявления потерпевшим непосредственно мировому судье (ст. 318, 319 УПК). В современном уголовном процессе Франции, кроме не посредственного вызова в суд, применяются вызов в суд в протокольной форме или немедленный привод обвиняемого в суд. Это допустимо при совершении в условиях очевидности преступления, не отличающегося большой опасностью. Лицо, совершившее такое преступление и застигнутое на месте, может быть доставлено непосредственно в суд без производства предварительной проверки и расследования, если прокурор сочтет необходимым применить к нему заключение под стражу. Одновременно в суд могут быть доставлены и очевидцы, представлены вещественные доказательства преступления. Суд вправе по этим материалам вынести обвинительный приговор и назначить наказание.

Если нет необходимости в заключении нарушителя под стражу, может быть составлен протокол о нарушении, в котором излагаются все обстоятельства нарушения. Копия протокола вручается нарушителю с указанием даты рассмотрения его дела в исправительном или полицейском суде, которому подсудны дела об уголовных проступках или правонарушениях.

Упрощенное производство в досудебных стадиях может сочетаться с общим порядком рассмотрения дела в суде. Однако современный законодатель допускает возможность упрощения процедуры уголовного судопроизводства и в судебных стадиях, прежде всего при рассмотрении уголовного дела в первой инстанции. Наиболее известны такие формы упрощенного рассмотрения дела в суде, как заочное рассмотрение дела, выдача судебного (уголовного) приказа, сделка о признании вины и особый порядок судебного разбирательства.

Как отмечалось выше, заочное рассмотрение дела было известно уголовному судопроизводству давно и до настоящего времени оно сохраняется в законодательстве многих стран. Различают два подхода к заочному рассмотрению уголовных дел: 1) в случаях, когда это допускается законодателем ввиду простоты дела, небольшой тяжести преступления, по просьбе обвиняемого о рассмотрении дела в его отсутствие; 2) в случаях, когда обвиняемый уклоняется от явки в суд, чем препятствует рассмотрению дела и затрудняет уголовное судопроизводство. Как правило, заочное рассмотрение дела упрощает судебную процедуру только тем, что суд не обязан допрашивать подсудимого, и это в определенной мере снижает остроту спора или вообще снимает спор стороны защиты с обвинением в судебном заседании. Такой по рядок предусмотрен, например, ч. 4 ст. 247 УПК.

Но в уголовном судопроизводстве допускается возможность заочного рассмотрения и в принципиально иной ситуации, когда обвиняемый уклоняется от явки в судебное заседание (ч. 5 ст. 247 УПК). Тогда сокращение процедуры судебного разбирательства может быть весьма существенным. Например, по законодательству Франции в подобных случаях дела рассматриваются судом без участия жюри (представителей населения). Участие защитника не допускается, не допрашиваются свидетели. Родственникам или друзьям предоставляется право дать объяснения лишь о причинах уклонения обвиняемого от явки в судебное заседание. Приговор, вынесенный заочно в подобных случаях, не может быть обжалован в кассационном порядке. К обвиняемому применяются иные, весьма жесткие меры воздействия: приостанавливается осуществление гражданских прав, налагается арест на имущество, запрещается доступ к правосудию. Если суд вынесет обвинительный приговор, выдержки из него подлежат опубликованию в местной печати, а копия приговора вывешивается на дверях жилища обвиняемого, в мэрии, в приемной суда. На имущество обвиняемого налагается секвестр, и оно передается в управление соответствующим муниципальным органам, а семье в случае необходимости предоставляется материальная помощь. Если впоследствии обвиняемый явится в суд, заочное производство аннулируется и дело подлежит рассмотрению в общем порядке. Из этого видно, что в данном случае преследуется цель не столько упрощения и ускорения процесса, сколько создания крайне неблагоприятных условий для лица, скрывающегося от правосудия, и понуждения его к явке в суд.

Выдача судебного (уголовного) приказа также известна уголовному судопроизводству давно. По меньшей мере, в XIX в. такая форма уже использовалась в уголовном судопроизводстве Германии, Австрии, Норвегии, Венгрии, Франции. В первые годы после Октябрьской революции в России также предусматривалось производство в порядке судебного приказа, но с 1938 г. эта форма в российском уголовном судопроизводстве не применяется.

Упрощение уголовного судопроизводства при применении судебного приказа, как правило, состоит в том, что по очевидным делам о преступлениях, не представляющих большой общественной опасности, когда обвиняемый не возражает, прокурор направляет в суд предусмотренный законом документ, в котором излагает существо обвинения и просит назначить определенное наказание виновному. Обычно обвиняемый уведомляется об этом и имеет право в определенный срок направить в суд свое возражение, если он не согласен с производством в форме судебного приказа. Если обвиняемый не возражает, суд без проведения судебного разбирательства выносит приказ, которым лицо признается виновным в совершении данного преступления и назначается наказание. Определяя вид и размер наказания, суд не обязан следовать требованию прокурора, но прокурор в этом случае получает право обжаловать приказ. В случае несогласия обвиняемого с приказом он также вправе обжаловать его. В случае обжалования приказ теряет силу, и дело может быть рассмотрено в общем порядке.

Наиболее острые дискуссии в современном уголовном судопроизводстве вызывает такая форма упрощения и ускорения судебного разбирательства, как сделка о признании вины. Сделка о признании вины как форма разрешения уголовного дела первоначально возникла в практике уголовного судопроизводства США. Позднее она получила определенное правовое регулирование и в настоящее время весьма широко применяется при рассмотрении судами уголовных дел.

Строго говоря, сделка о признании вины предшествует судебному разбирательству и является скорее условием, необходимым для сокращения процесса. Сделка о признании вины приобретает смысл и может порождать правовые последствия только при условии, что законодатель предоставляет стороне обвинения дискреционные полномочия по изменению объема обвинения и квалификации деяния. По скольку уголовное судопроизводство США исходит из доктрины уголовного иска, результат производства по делу в известной мере зависит от позиции сторон. Поэтому признание обвиняемым своей вины приобретает решающее значение, что и позволяет суду разрешать дело без судебного разбирательства.

Суть сделки о признании вины состоит в том, что стороны обвинения и защиты перед началом судебного разбирательства заключают своеобразное соглашение. Обвиняемый соглашается признать свою вину в определенной части обвинения и не оспаривать это обвинение.

В обмен на это обвинитель соглашается переквалифицировать его действия на статью о менее тяжком преступлении или просить суд о назначении ему наказания в пределах, определенных данным соглашением.

Переговоры о возможности сделки о признании вины может инициировать любая из сторон. Как правило, это обусловлено процессуальной позицией стороны и ее интересом в достижении определенного результата по данному делу. Заявление обвиняемого о признании вины принимает суд. Поэтому стороны ставят судью в известность о достигнутых договоренностях до того, как он примет заявление обвиняемого.

Судья обычно не участвует в переговорах, но он должен согласиться с достигнутыми сторонами договоренностями и быть уверенным, что имеющиеся у обвинения доказательства свидетельствуют о виновности обвиняемого. Если у судьи возникают сомнения в виновности обвиняемого, он может отвергнуть сделку и назначить слушание дела в полном объеме. Принятие заявления обвиняемого о признании вины и условий сделки о признании вины освобождает судью от необходимости проводить всю процедуру судебного разбирательства в полном объеме. Он получает возможность вынести приговор, признав обвиняемого виновным в том преступлении, в котором он признал себя виновным, квалифицировать его действия так, как об этом просит обвинитель, и назначить наказание в пределах договоренностей, достигнутых обвинением и защитой.

Принципиально иной подход имел место при установлении в России особого порядка судебного разбирательства (разд. Х УПК). В отличие от сделки о признании вины, особый порядок судебного разбирательства не является соглашением между сторонами в конкретном уголовном деле. Это положение осталось неизменным даже после введения Федеральным законом от 29 июня 2009 г. № 141-ФЗ такого института, как досудебное соглашение о сотрудничестве, о чем будет сказано ниже. Условия и порядок данной процедуры устанавливаются законом и никак не зависят от соглашения сторон. Сам законодатель допускает возможность упрощения судебной процедуры и легально, одинаково для всех дел устанавливает определенные «льготы» для обвиняемого в случаях его согласия с обвинением и отказа от спора с обвинением в суде или заключения соглашения о сотрудничестве с обвинением (ч. 7, 10 ст. 316, ст. 317.6, 317.7 УПК).

Обвинитель при этом не вправе искусственно «занижать» уровень обвинения. Он вменяет обвиняемому то, что им фактически совершено и что доказано собранными по делу доказательствами. Обвиняемый в таком случае получает прямо предписанное законом и заранее известное ему снижение размера максимального наказания. Он может получить и некоторые иные льготы, например с него не взыскиваются процессуальные издержки. Поэтому упрощение судебного разбирательства здесь становится возможным не за счет сделки и взаимных уступок сторон, а в результате согласия обвиняемого с предъявленным ему обвинением.

Поиск возможности дифференцировать уголовное судопроизводство, учитывая объективные различия уголовных дел, привели к поиску альтернатив уголовному судопроизводству и карательной уголовной политике государства. Особое значение придается возможности использования альтернативных способов разрешения уголовных дел о преступлениях, не представляющих большой общественной опасности, о преступлениях несовершеннолетних.

В отличие от упрощенного производства, альтернативные способы разрешения уголовных дел, по сути, применяются вне уголовного судопроизводства. Они могут иметь место в момент принятия решения о возбуждении уголовного преследования, и в этом случае их применение «заменяет» уголовное судопроизводство. Есть опыт применения альтернативных мер и в судебных стадиях, когда их применение вне процесса приводит к прекращению процесса. Законодательное закрепление и регулирование альтернативных способов разрешения уголовных дел в разных государствах различно. Не вдаваясь в детали процедур, можно сказать, что наиболее распространенными в Европе во второй половине ХХ в. стали такие альтернативные способы, как официальное предупреждение, трансакция и медиация.

Официальное предупреждение применяется в английском уголовном судопроизводстве в отношении несовершеннолетних, совершивших преступление, не представляющее большой общественной опасности, когда обстоятельства дела установлены и нарушитель признает свою вину. Органы обвинения составляют официальный документ о предупреждении данного лица о противоправности его действий и о возможности применения к нему уголовного преследования, если в течение установленного срока (или до достижения совершеннолетия) он совершит повторное уголовно наказуемое деяние. Если несовершеннолетний совершает повторное деяние, суд при рассмотрении нового уголовного дела в отношении этого лица вправе учесть официальное предупреждение как судимость, и это может повлиять на размер назначаемого наказания.

Широкое распространение получает трансакция («штраф по соглашению»). Такая альтернативная форма реакции государства на преступление известна уголовному судопроизводству Бельгии, Нидерландов, Франции и др. Суть трансакции состоит в том, что при решении вопроса о возбуждении публичного преследования за со вершение преступления органу обвинения предоставлено право предложить виновному выполнить ряд условий, что позволит освободить его от публичного преследования и судебного разбирательства. Среди таких условий прежде всего предусматривается уплата в казну государства определенной суммы. Размер, сроки, порядок оп латы определяет орган обвинения с учетом тяжести преступления, личности нарушителя и его материального положения. Одновременно орган обвинения может назначить и ряд других условий, например выполнение общественных работ в определенном объеме, полная или частичная компенсация потерпевшему причиненного вреда.

Нарушителю могут предложить добровольно передать государству предметы, являющиеся орудием преступления, или приобретенные на средства, добытые преступным путем, или подлежащие конфискации по закону.

Наиболее интересной и эффективной представляется такая альтернативная форма разрешения уголовных дел, как медиация. Это самая сложная из альтернативных форм, поскольку сама она сопряжена с проведением в определенной процедуре примирительных переговоров и достижением соглашения между сторонами конфликта. В со временном уголовном судопроизводстве медиация получила законодательное закрепление в процессуальном законодательстве многих государств мира (Канада, Англия, Франция, Бельгия, Австралия, Новая Зеландия, Германия, Австрия, Польша и др.). Медиация не только составляет альтернативу официальному судопроизводству, но и вносит в доктрину и идеологию уголовного судопроизводства новые подходы к определению целей государства в его реагировании на преступление. Она заставляет пересмотреть незыблемость ряда принципов уголовного права и процесса.

В основе признания и развития медиации как альтернативной формы разрешения уголовно-правовых конфликтов лежит идея о том, что преступления, посягающие на интересы конкретного чело века — жертвы преступления, не должны рассматриваться государством как деяния, носящие только публичный характер. Такого рода преступления порождают прежде всего конфликтные отношения между преступником и его жертвой. Поэтому и при производстве по уголовному делу в отношении таких преступлений приоритетными должны стать интересы и права жертвы. Принцип неотвратимости наказания оказывается для этого недостаточным. Он требует дополнения и (или) замены его принципом неотвратимости заглаживания вреда потерпевшему и обществу лицом, совершившим преступление. Медиация приводит к признанию приоритета прав лиц, потерпевших от преступления. Необходимость своевременного и полного удовлетворения этих прав она признает более важным и предпочтительным, чем назначение наказания виновному. Подобные идеи и процедуры иногда называют восстановительным правосудием.

Суть медиации состоит в том, что при причинении преступлением вреда потерпевшему орган обвинения на этапе возбуждения публичного преследования или на ином этапе производства по уголовному делу передает данное дело независимому медиатору для проведения примирительных переговоров между обвиняемым и его жертвой. За дача медиатора — оказать помощь людям, находящимся в состоянии глубокого конфликта, с тем чтобы начать переговоры, услышать и понять друг друга. Обвиняемый получает возможность принести извинения и просить потерпевшего о примирении. Потерпевший получает возможность вне формальной процедуры сказать обвиняемому о своих переживаниях, об имеющихся у него упреках и т. п. Цель примирительных переговоров в том, чтобы вывести стороны на обсуждение возможностей выхода из сложившейся конфликтной ситуации.

Стороны сами могут обсудить возможность и условия примирения, достигая при этом взаимоприемлемого соглашения. Достигнутое соглашение, действия виновного по заглаживанию причиненного вреда, согласие потерпевшего простить и принять такое заглаживание становятся основанием к последующему освобождению правонарушителя от дальнейшего производства по делу.

От сделки о признании вины, от трансакции, от особого порядка судебного разбирательства медиация отличается именно тем, что обвиняемый заглаживает свою вину не перед безликим и абстрактным государством, а перед реальным человеком, которому он своими действиями причинил вред, боль, переживания. Раскаяние, к которому при этом приходит обвиняемый, изменяет и его самого. Результатом медиации, как правило, является своевременное и добровольное исполнение обвиняемым обязательств, взятых им на себя по отношению к потерпевшему. Не менее важным является также крайне низкий уровень повторных правонарушений, совершаемых лицами, прошедшими процедуру медиации. Очевидно, эти преимущества объясняют столь широкое ее распространение в практике уголовного судопроизводства.

В российском законодательстве ст. 76 УК и ст. 25 УПК допускают возможность прекращения уголовного дела ввиду примирения сторон, т. е. создают правовую основу для использования медиации. Теперь ученые и практики обсуждают вопросы законодательного регулирования условий и порядка применения медиации при производстве по уголовному делу, определения материально-правовых и процессуально-правовых последствий медиации для сторон конфликта.

Общая характеристика особого порядка судебного разбирательства в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации

Особый порядок судебного разбирательства представляет собой од ну из форм дифференциации судопроизводства и является новым процессуальным институтом, введенным в российское уголовное судопроизводство УПК 2001 г. С учетом изменений, внесенных в разд. X УПК 29 июня 2009 г., особый порядок судебного разбирательства включает две относительно самостоятельные процедуры: особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением (гл. 40) и особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве (гл. 401). Этот институт учитывает накопленный миро вой опыт применения различных форм упрощенного производства, тем не менее он создан в соответствии с традициями российского процесса и его современными принципами и реалиями. Он представляет собой упрощенную форму судебного разбирательства, предназначенную для рассмотрения уголовных дел, в которых нет спора относительно содержания и объема обвинения.

Целью упрощения формы (процедуры) судебного разбирательства является прежде всего рационализация процесса рассмотрения таких уголовных дел. Упрощение судебного разбирательства достигается за счет отказа от процедуры судебного следствия и непосредственного исследования в судебном заседании всех доказательств, представляемых суду сторонами. При отсутствии спора обвиняемого с обвинением нет необходимости в рассмотрении дела в судебном заседании по правилам состязательного процесса. Затраты времени и процессуальных ресурсов существенно сокращаются; быстрота и простота рассмотрения и разрешения очевидного обвинения позволяет высвободить силы и средства суда для рассмотрения более сложных и спорных дел.

Это устраняет и проблемы, связанные с вызовом и явкой в суд свидетелей, экспертов, специалистов, и избавляет суд от необходимости неоднократно откладывать процесс в случае неявки вызванных лиц. Экономия времени не только суда и сторон, но и иных участников процесса снижает судебные издержки и удешевляет процесс.

Вместе с тем принципиальным в характеристике особого порядка судебного разбирательства является стремление законодателя создать необходимую систему гарантий прав и законных интересов обвиняемого и других заинтересованных участников процесса (потерпевшего, гражданского истца, ответчика, их представителей). Не менее важными становятся и гарантии правосудия, гарантии вынесения судом, несмотря на существенные упрощения процесса, законного, обоснованного и справедливого приговора.

Стремление законодателя к поиску баланса между упрощением судебной процедуры и сохранением гарантий прав человека и гарантий правосудия находит свое выражение в постоянном совершенствовании нового института и практики его применения. После введения в действие УПК (1 июля 2002 г.) уже 4 июля 2003 г. в регулирование особого порядка судебного разбирательства были внесены законодательные уточнения. Дважды, в 2004 и 2006 гг., порядок применения норм гл. 40 УПК был предметом разъяснений Пленума Верховного Суда РФ. В июне 2009 г. разд. X УПК был дополнен новой гл. 401 «Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве». С учетом всех изменений законодательства и разъяснений Пленума Верховного Суда РФ ныне особый порядок судебного разбирательства может иметь место при наличии следующих условий:

1) обвиняемому по данному делу понятно существо предъявленного ему обвинения, и он заявляет о согласии с обвинением в объеме, включающем вменяемые ему фактические обстоятельства, форму вины, мотивы совершения деяния, его юридическую оценку, характер и размер вреда, причиненного данным деянием;

2) обвиняемый заявляет ходатайство о согласии на рассмотрение его дела в особом порядке или ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве;

3) ходатайство должно быть заявлено в присутствии защитника;

4) обвиняемый осознает характер и последствия заявленного им ходатайства и заявляет его без принуждения по доброй воле;

5) судья, изучив материалы дела, делает вывод об отсутствии у него сомнений в обоснованности обвинения и о достаточности доказательств, а при наличии досудебного соглашения о сотрудничестве судья убежден в выполнении обвиняемым всех условий соглашения и взятых на себя обязательств.

Отсутствие хотя бы одного из указанных условий не позволяет применять упрощенную форму судебного разбирательства, поэтому суд осуществляет контроль за соблюдением перечисленных условий, а также установленной законом процедуры при назначении рассмотрения уголовного дела в особом порядке и в ходе его рассмотрения в судебном заседании. Особое значение законодатель придает проверке судом осознанности и добровольности заявления обвиняемого о согласии с предъявленным обвинением и его ходатайства об особом порядке судебного разбирательства. Если в ходе судебного разбирательства по данному делу выяснится, что хотя бы одно из перечисленных выше условий отсутствует, судья обязан прекратить особый порядок судебного разбирательства и назначить слушание дела в общем порядке.

Основные отличия судебного разбирательства и решения суда при особом порядке состоят в следующем:

1) судебное разбирательство проводится при обязательном присутствии подсудимого, его защитника, государственного или частного обвинителя. Потерпевший извещается о времени и месте судебного разбирательства, однако неявка своевременно извещенного потерпевшего не препятствует проведению судебного заседания. Иные участники (за исключением переводчика в случае необходимости) в судебное заседание не вызываются;

2) судебное разбирательство проводится в соответствии с требованиями гл. 35, 36, 38 и 39, но с учетом требований ст. 316 и 317.6, 317.7 УПК;

3) в судебном разбирательстве не проводятся непосредственное исследование и оценка доказательств в целях установления фактиче ских обстоятельств дела, а их достаточность оценивается судьей по материалам дела, поэтому положения гл. 37 УПК, как правило, не применяются;

4) предметом исследования в судебном заседании являются добро вольность и осознанность заявления обвиняемого о согласии с предъявленным обвинением и его согласии на рассмотрение дела в особом порядке, согласие обвинителя и потерпевшего на рассмотрение дела в особом порядке, а также данные о личности обвиняемого, смягчающие и отягчающие обстоятельства, влияющие на наказание. При заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, кроме того, исследуется еще и соблюдение обвиняемым всех условий и обязательств, предусмотренных соглашением;

5) обвиняемому может быть назначено наказание в размере той доли максимального срока или размера наиболее строгого наказания, предусмотренного законом за данное преступление, которая прямо указана в УК применительно к основаниям особого порядка судебного разбирательства, и он освобождается от взыскания процессуальных издержек;

6) приговор, постановленный в особом порядке судебного разбирательства, не требует изложения доказательств.

Заявление ходатайства о рассмотрении дела в особом порядке судебного разбирательства

Заявление ходатайства об особом порядке принятия судебного решения. Вопрос о возможности применения особого порядка принятия судебного решения возникает еще в стадии предварительного расследования. Завершая расследование уголовного дела, следователь и дознаватель обязаны учитывать возможную перспективу такого порядка, своевременно разъяснять обвиняемому его права и условия применения данного порядка.

Во-первых, следователь и дознаватель должны учитывать это при расследовании всех дел о преступлениях, за которые уголовный закон предусматривает максимальное наказание до 10 лет лишения свободы (ч. 1 ст. 314 УПК). В первоначальной редакции этой нормы указывалось максимальное наказание не выше пяти лет лишения свободы, но в 2003 г.1 были внесены соответствующие изменения в УПК, что существенно расширило возможности использования упрощенной формы судебного разбирательства.

Во-вторых, следователь и дознаватель обязаны учитывать, что особый порядок принятия судебного решения в рамках гл. 40 УПК возможен, если обвиняемый согласен с предъявленным ему обвинением (ч. 1 ст. 314 УПК). Отношение обвиняемого к предъявленному обвинению начинает формироваться именно в стадии расследования. При этом следует различать согласие обвиняемого с предъявленным обвинением и признание им своей вины. Условием возможности применения особого порядка принятия судебного решения в рамках гл. 40 УПК является именно согласие с обвинением, а не признание вины.

Признание обвиняемым вины определенным образом отражается на установлении фактических обстоятельств дела. Обстоятельства, установленные в ходе расследования, в таком случае совпадают с показаниями обвиняемого, выводы об обстоятельствах преступления в известной мере строятся на этих показаниях, после чего подтверждаются иными доказательствами по делу. Согласие с предъявленным обвинением не связано с позицией обвиняемого относительно фактических обстоятельств дела. Он может вообще не давать показаний, но при этом и не спорить с обвинением. Здесь определяющее значение приобретает именно процессуальный аспект расследования: спорит ли обвиняемый с обвинением или отказывается от такого спора.

Законодатель не требует выяснения мотивов его согласия с обвинением. Неважно, что побуждает обвиняемого к такому согласию: достаточность доказательств, изобличающих его, желание ускорить процесс, получить определенные «льготы» при решении вопроса о наказании, судебных издержках и т. п. Поэтому уже в ходе расследования с учетом позиции подозреваемого, обвиняемого по делу следователь и дознаватель обязаны своевременно разъяснять ему процессуальное значение и последствия его отношения к обвинению и условия использования им права на применение особого порядка судебного разбирательства.

Законодатель требует, чтобы согласие обвиняемого с предъявленным обвинением было выражено в его заявлении, что позволяет ему заявить процессуальное ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке (ч. 1 ст. 314 УПК). Поэтому важно обеспечить обвиняемому возможность сделать такое заявление и оформить соответствующее ходатайство в тот момент производства, когда оно может породить процессуальные по следствия. Впервые такая возможность появляется у обвиняемого после ознакомления с материалами дела (п. 2 ч. 5 ст. 217 УПК). Следователь, закончив знакомить с материалами дела обвиняемого и его защитника, обязан разъяснить обвиняемому право на применение особого порядка принятия судебного решения в рамках гл. 40 УПК при наличии двух условий: 1) возможное наказание за преступление не должно превышать 10 лет и 2) обвиняемый должен заявить о согласии с предъявленным обвинением. В протоколе об ознакомлении с материалами дела производится запись о разъяснении обвиняемому права на рассмотрение его дела в особом порядке судебного разбирательства и излагается его мнение по этому вопросу: ходатайство о проведении судебного заседания в этой форме или отказ от использования данного права (ч. 2 ст. 218 УПК). Если при окончании расследования эти требования закона не будут выполнены следователем или дознавателем, суд может по этому основанию вернуть дело прокурору для устранения данного процессуального нарушения (п. 5 ч. 1 ст. 237 УПК).

Обвиняемый может сделать заявление о согласии с обвинением и ходатайствовать об особом порядке принятия судебного решения в стадии подготовки дела к судебному разбирательству при проведении предварительного слушания по любому из оснований, предусмотренных ст. 229 УПК. Подобная ситуация может также возникнуть, когда после ознакомления с материалами дела обвиняемый не заявил такого ходатайства (п. 2 ч. 2 ст. 315 УПК).

Представляется, что такой возможностью обвиняемый может воспользоваться и в том случае, когда он первоначально отказался от особого порядка судебного разбирательства, но, получив копию обвинительного заключения, еще раз оценив свою позицию по делу, пришел к выводу о целесообразности заявления ходатайства об особом порядке судебного разбирательства. Закон не содержит положений, запрещающих обвиняемому после отказа в соответствии с ч. 2 ст. 218 УПК вновь заявить ходатайство об особом порядке, но уже в предварительном слушании. При этом Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что в случае заявления ходатайства в предварительном слушании суд вправе сам восстановить права обвиняемого, преду смотренные п. 2 ч. 5 ст. 217 и ч. 2 ст. 218 УПК, и сразу назначить судебное заседание в особом порядке.

По делам частного обвинения ходатайство об особом порядке судебного разбирательства может быть заявлено в период с момента вручения лицу заявления потерпевшего о привлечении его к уголовной ответственности до вынесения судьей постановления о назначении судебного заседания. Мировой судья обязан в присутствии защитника разъяснить лицу, в отношении которого оно подано, право ходатайствовать о применении особого порядка судебного разбирательства и выяснить у него, желает ли он воспользоваться этим правом. Судья обязан выяснить также и у потерпевшего, не возражает ли он против удовлетворения ходатайства лица, привлекаемого к ответственности.

Во всяком случае, ходатайство обвиняемого об особом порядке судебного разбирательства должно быть заявлено только до назначения дела к слушанию. Такую позицию сформулировал Верховный Суд РФ в п. 4 постановления Пленума от 5 декабря 2006 г. № 60. Тем самым был разрешен дискуссионный вопрос о возможности применения особого порядка, если заявление о согласии с предъявленным обвинением и ходатайство о рассмотрении его дела в упрощенной процедуре подсудимый впервые заявил только в подготовительной части судебного заседания. Пленум признал это недопустимым. Права обвиняемого могут быть должным образом обеспечены только при рассмотрении и разрешении его ходатайства об особом порядке судебного разбирательства до назначения дела к слушанию.

Еще одной гарантией прав обвиняемого при особом порядке судебного разбирательства является предписание ч. 1 ст. 315 УПК о том, что заявление и оформление такого ходатайства обвиняемого должно происходить всегда в присутствии его защитника. Обвиняемый имеет право на консультацию защитника по процедуре и последствиям особого порядка, а следователь, дознаватель и суд обязаны обеспечить обвиняемому это право.

Порядок судебного разбирательства и постановления приговора. Со гласно ч. 1 ст. 316 УПК судебное заседание при рассмотрении уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства начинается, как и в обычном порядке, с подготовительной части судебного заседания (гл. 36 УПК). Следовательно, председательствующий в назначенное время открывает судебное заседание, объявляет, какое дело подлежит разбирательству. Явку в суд проверяют только относительно под судимого и его защитника, государственного или частного обвинителя и потерпевшего. Если кто-либо из участников не владеет языком судопроизводства, участие переводчика обеспечивается в общем порядке. Председательствующий обязан установить личность подсудимого и выяснить своевременность вручения ему копии обвинительного заключения или обвинительного акта. Он обязан объявить состав суда и разъяснить право отвода, выяснить, есть ли отводы, и разрешить их. Только после этого он может продолжить судебное заседание.

Важным моментом подготовительной части становится разъяснение председательствующим подсудимому и потерпевшему особенностей данного судебного заседания, с тем чтобы убедиться, что эти участники правильно и полно понимают его процедуру и правовые последствия. Только после выполнения этих действий председательствующий может перейти к обсуждению ходатайства подсудимого.

Статья 271 УПК относит заявление сторонами ходатайств и их разрешение к подготовительной части судебного заседания. Но при особом порядке именно с рассмотрения ходатайства подсудимого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства начинается исследование тех обстоятельств, которые позволяют вы нести решение по существу. Судебное следствие не выделяется законодателем как самостоятельная часть судебного заседания при особом порядке (ч. 1 ст. 316 УПК). Однако это не означает, что суд вообще не производит исследования обстоятельств дела.

Рассмотрение ходатайства подсудимого начинается с изложения государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения. Если в особом порядке рассматривается дело частного обвинения, обвинение излагает частный обвинитель. В обычном порядке изложение обвинения составляет один из элементов судебного следствия (ст. 273 УПК), а при особом порядке это происходит в рамках подготовительной части. После этого председательствующий опрашивает подсудимого, понятно ли ему обвинение и согласен ли он с ним. Такой опрос позволяет судье еще раз проверить обоснованность и доказанность обвинения и дать оценку совокупности доказательств, имеющихся в материалах дела (ч. 3—7 ст. 316 УПК).

Если в материалах дела есть показания обвиняемого, из которых следует, что он не признавал себя виновным, фактические обстоятельства излагались им во время допроса иначе, чем они изложены обвинителем, это может породить у судьи сомнения в обоснованности и доказанности обвинения. Наличие сомнений может воспрепятствовать рассмотрению дела в особом порядке (ч. 6, 7 ст. 316 УПК). Поэтому на практике в целях проверки обоснованности и доказанности обвинения судья в этот момент судебного заседания нередко просит обвиняемого рассказать об обстоятельствах дела, проверяя при этом, насколько они совпадают с изложением обвинителя.

Председательствующий опрашивает подсудимого, поддерживает ли он свое ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке; является ли это ходатайство добровольным; была ли у подсудимого возможность проконсультироваться с защитником; осознает ли он последствия постановления приговора в таком порядке. При участии в судебном заседании потерпевшего судья выясняет его отношение к ходатайству, заявленному подсудимым. Если потерпевший не участвует в судебном заседании, судья должен иным путем «удостовериться в отсутствии у потерпевшего, надлежащим образом извещенного о месте и времени судебного заседания, возражений против заявленного обвиняемым ходатайства о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке».

В практике многих судов сложилось обыкновение требовать от по терпевшего письменного подтверждения (заявлением, телефонограммой, письмом по электронной почте и т. п.) согласия на рассмотрение дела в особом порядке или сообщения об отсутствии у него возражений против этого. Наличие такого подтверждения в материалах дела позволяет суду и при неявке потерпевшего рассматривать дело в особом порядке. Если суд не располагает материалами, четко и однозначно выражающими отношение потерпевшего к возможности рассмотрения дела в особом порядке, а потерпевший отсутствует в судебном заседании, то рассмотрение дела в особом порядке должно быть прекращено и суд назначает рассмотрение дела в общем порядке.

Далее суд и стороны вправе исследовать обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, и обстоятельства, отягчающие или смягчающие наказание. Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что при исследовании таких обстоятельств допускается использование всех предусмотренных уголовно-процессуальным законом способов. В том числе может иметь место исследование дополнительно представленных материалов, проведение допросов свидетелей по этим обстоятельствам. Из этого следует, что нормы гл. 37 УПК в таких случаях все же применяются, и определенные элементы судебного следствия присутствуют и при особом порядке судебного разбирательства.

Судебные прения и последнее слово подсудимого также имеют сокращенную форму. Стороны могут касаться только вопросов, обсуждаемых при особом порядке принятия судебного решения ввиду согласия обвиняемого с предъявленным обвинением: характеристики личности подсудимого, обстоятельств, смягчающих или отягчающих наказание. Это имеет значение для вынесения справедливого приговора и для мотивировки в приговоре назначенного наказания.

В прениях или последнем слове могут быть высказаны доводы сторон и по вопросу о гражданском иске, если это не ставит под сомнение фактические обстоятельства дела. В п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 г. № 60 разъясняется, что согласие обвиняемого с предъявленным обвинением касается в том числе характера и размера вреда, причиненного деянием обвиняемого. Однако далее в п. 12 этого постановления Пленум разъясняет, что суд не обязан удовлетворять гражданский иск, если есть основания для отказа в его удовлетворении, прекращения производства по иску или передачи его на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства. Основания для таких решений могут быть представлены суду сторонами в прениях.

Предметом прений могут стать и вопросы квалификации, поскольку в п. 12 названного постановления Пленума говорится о возможности переквалификации содеянного обвиняемым. Могут быть представлены и обстоятельства, позволяющие прекратить производство по данному делу. Главным ограничением содержания судебных прений и последнего слова в подобных случаях является указание Пленума о том, что для таких решений не должно требоваться исследование собранных по делу доказательств и фактические обстоятельства при этом не должны изменяться.

Гарантией правосудности приговора является указание закона о том, что стороны могут в любой момент рассмотрения дела высказать возражения против рассмотрения дела в особом порядке. Суд по собственной инициативе также может отказаться от данной процедуры. В таких случаях особый порядок судебного разбирательства подлежит прекращению, и суд назначает рассмотрение данного дела в общем порядке (ч. 6 ст. 316 УПК).

Рассмотрение дела в особом порядке завершается постановлением приговора или постановлением о прекращении дела. Приговор отличается рядом особенностей. Это может быть только обвинительный приговор. Его описательно-мотивировочная часть должна содержать описание того преступного деяния, с обвинением в котором согласился подсудимый. В отличие от приговоров, выносимых в общем порядке, в описательно-мотивировочной части данного приговора не требуется излагать, анализировать и оценивать доказательства. Далее суд должен изложить в этой части приговора свои выводы о соблюдении всех установленных законом условий, необходимых для постановления приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке. Суд должен также мотивировать свое решение по вопросу о применении наказания к подсудимому, признать его виновным, определить вид и размер наказания и разрешить гражданский иск. При разрешении гражданского иска суд вправе удовлетворить его. Однако, если это не влечет изменения фактических обстоятельств дела и имеются соответствующие основания, суд вправе оставить иск без удовлетворения, отказать в его удовлетворении, прекратить производство по иску или передать его на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

При определении размера наказания суд должен учитывать и разъяснения, данные в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 г. № 60. Закон устанавливает, что наказание, назначаемое подсудимому, не может превышать две третьих максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкцией статьи УК, вменяемой подсудимому. Это требование не распространяется на дополнительные и альтернативные виды наказания, указанные в санкциях применяемых статей. Вместе с тем, если по обстоятельствам дела к подсудимому могут быть применены правила наказания, предусмотренные ст. 62, 64, 66, 68—70 УК, суд обязан применить правила этих статей. При этом суд определяет максимальный срок или размер наказания, которое может быть назначено виновному с учетом предписания названных статей, а уже потом в соответствии с ч. 7 ст. 316 УПК сокращает этот срок (размер).

Приговор, вынесенный в особом порядке судебного разбирательства, может быть обжалован. Особенностью является недопустимость обжалования данного приговора ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела (ст. 389.16, ст. 389.27 УПК). Это обусловлено тем, что при особом порядке судебного разбирательства суд первой инстанции не исследует фактические обстоятельства и доказательства. В основу приговора ложатся фактические обстоятельства предъявленного обвинения, с которыми подсудимый согласился. Но это не исключает возможности обжалования приговора по другим основаниям. Нарушение процессуального закона, неправильное применение уголовного закона, несправедливость приговора (п. 2—4 ст. 399.15 УПК) могут привести к его отмене или изменению, если при этом не изменяются фактические обстоятельства.

Пленум разъяснил, что при проверке такого приговора в апелляционном порядке суд апелляционной инстанции, так же как и суд, рассмотревший дело в особом порядке, не вправе исследовать доказательства и не может проверять соответствие выводов суда первой инстанции фактическим обстоятельствам дела. Используя право апелляционной инстанции на изменение приговора в сторону, ухудшающую положение осужденного, суд не может назначить наказание более двух третьих максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за преступление, за которое осужден обвиняемый.

Порядок судебного разбирательства и постановления приговора

Появление этого вида порядка производства по делу (гл. 401 УПК) обусловлено потребностями практики, в частности проблемой борьбы с организованной преступностью и раскрытия преступлений, совершенных группой лиц. Создание уголовно-правовых и уголовно процессуальных условий, стимулирующих признание подозреваемым или обвиняемым своей вины и согласие содействовать органам расследования в раскрытии преступления, изобличении соучастников, розыске имущества, добытого в результате преступления, должно, по мысли законодателя, способствовать раскрытию преступлений, которые без сотрудничества с этими лицами раскрыть крайне трудно или невозможно.

Лицо, согласившееся на такое сотрудничество, получает ряд правовых льгот при назначении наказания, а также право на упрощение процедуры рассмотрения уголовного дела судом. Однако положения гл. 401 УПК так же, как и гл. 40 УПК, не равнозначны сделке о признании вины. Законодатель не предоставляет прокурору дискреционных полномочий относительно уменьшения объема обвинения при заключении досудебного соглашения с подозреваемым, обвиняемым, а предоставляемые льготы применяются не в результате уступок обвинителя и соответствующей «сделки» прокурора с этим лицом, а ввиду прямого указания уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Особенности производства, установленные гл. 401 УПК, можно подразделить на две группы: особенности расследования, связанные с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве, и особенности судебного разбирательства.

Особенности расследования. На досудебных стадиях эта форма производства по уголовному делу фактически не предусматривает процессуальных упрощений. Скорее наоборот, у следователя, руководителя следственного органа и прокурора появляются новые обязанности, связанные с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве. Первое условие заключения досудебного соглашения о сотрудничестве — определение категории дел, по которым можно обсуждать вопрос о заключении такого соглашения. В отличие от гл. 40 УПК, в гл. 401 УПК прямо не указаны формальные критерии для отбора таких дел. Содержание ч. 2 ст. 317.1, п. 1 ч.2 и ч.4 ст. 317.6 УПК позволяет сделать вывод о том, что соглашение о сотрудничестве возможно лишь по делу о преступлении, совершенном группой лиц, расследование которого предусмотрено только в форме следствия.

Вторым условием должно быть согласие подозреваемого, обвиняемого с выдвинутым против него обвинением. На это указывает расположение гл. 401 УПК в разд. X «Особый порядок судебного разбирательства». Кроме того, в ч. 1 ст. 317.1 УПК указано, что судебное заседание и постановление приговора в отношении подсудимого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, проводятся в таком же порядке, как и при согласии обвиняемого с обвинением (ст. 316 УПК).

Наконец, третье и определяющее условие состоит в том, что подозреваемый, обвиняемый в совершении преступления группой лиц, не оспаривая выдвинутое в отношении его подозрение или обвинение, готов содействовать следствию: в раскрытии и расследовании преступления; изобличении и уголовном преследовании соучастников; розыске имущества, добытого в результате преступления. Как следует из ч. 4 ст. 317.6 УПК, если подозреваемый или обвиняемый готов сообщить только о своих преступных действиях, к нему не может при меняться порядок, предусмотренный гл. 401 УПК. Анализируя положения гл. 401 УПК, можно выделить несколько этапов процессуальной деятельности, связанной с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве.

1. Следователь, установив, что расследуемое им преступление совершено группой лиц, определив процессуальный статус этих лиц и роль каждого подозреваемого, обвиняемого в совершении данного преступления, оценивает возможности заключения досудебного соглашения о сотрудничестве. Вопрос о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве может возникнуть уже в момент возбуждения уголовного дела против конкретных лиц, в момент задержания любого из соучастников либо применения к ним меры пресечения до предъявления обвинения (п. 1—3 ч. 1 ст. 46 УПК). Он может возникнуть в момент привлечения лица в качестве обвиняемого и в любой последующий момент следствия до объявления о его окончании (ч. 2 ст. 317.1 УПК).

Право на заключение соглашения о сотрудничестве и все уголовно-правовые и процессуальные последствия такого соглашения должны быть своевременно разъяснены подозреваемому, обвиняемому. Законодатель не закрепил в УПК такую обязанность следователя, в связи с чем в практике возникает ряд вопросов о порядке и времени ознакомления подозреваемого, обвиняемого с положениями гл. 401 УПК. Скорее всего, следователь не обязан разъяснять это право всем соучастникам, но он вправе разъяснить его только тому из них, на сотрудничество с которым он рассчитывает и который может оказать следствию реальное содействие в раскрытии преступления. Должен ли следователь проявлять инициативу и предлагать сотрудничество, или инициатива может исходить только от подозреваемого, обвиняемого? Как быть, если несколько соучастников или все они выразят желание заключить такое соглашение? Ответы на эти вопросы связаны в большей мере с тактикой расследования, психологическими особенностями подозреваемых, обвиняемых, обстоятельствами конкретного дела, которые учитываются в реальной практике при заключении досудебных соглашений.

2. Установленный ст. 317.1 УПК порядок заявления ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве предполагает, что подозреваемый, обвиняемый должен обсудить ходатайство с защитником, следовательно, участие защитника в этот момент производства по делу обязательно.

3. Ходатайство составляется в письменном виде и подписывается не только подозреваемым, обвиняемым, но и защитником. Оно подается на имя прокурора, но через следователя, ведущего следствие по данному делу. Закон требует, чтобы в ходатайстве было указано, какие действия подозреваемый, обвиняемый обязуется совершить в целях содействия следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления (ч. 2 ст. 317.1 УПК).

4. Следователь в течение трех суток с момента поступления ходатайства рассматривает его и согласовывает с руководителем следственного органа возможное решение. Он может вынести мотивированное постановление о возбуждении перед прокурором ходатайства о заключении с подозреваемым, обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве и с согласия руководителя направить данное постановление вместе с ходатайством подозреваемого, обвиняемого прокурору. Либо следователь может вынести постановление об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, которое может быть обжаловано подозреваемым, обвиняемым, его защитником руководителю следственного органа (ч. 3—4 ст. 317.1 УПК).

5. Прокурор, получив постановление следователя и ходатайство подозреваемого, обвиняемого, в течение трех суток рассматривает их и выносит постановление об удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве или об отказе в его удовлетворении. Постановление прокурора об отказе в удовлетворении ходатайства может быть обжаловано следователем, подозреваемым, обвиняемым, его защитником вышестоящему прокурору (ст. 317.2 УПК).

6. Приняв решение об удовлетворении ходатайства, прокурор приглашает к себе следователя, подозреваемого, обвиняемого и защитника для составления досудебного соглашения о сотрудничестве (ч. 1 ст. 317.3 УПК). В п. 61 ст. 5 УПК досудебное соглашение о сотрудничестве определено как «соглашение между сторонами обвинения и защиты, в котором указанные стороны согласовывают условия ответственности подозреваемого или обвиняемого в зависимости от его действий после возбуждения уголовного дела или предъявления обвинения».

Это определение требует уточнения. Во-первых, к стороне обвинения, как известно, относится и потерпевший или его представитель. Однако участие данных субъектов в составлении соглашения не предусмотрено, и пока остается не ясным, как будут обеспечиваться права потерпевшего в подобных случаях. Во-вторых, фраза «согласовывают условия ответственности подозреваемого или обвиняемого в зависимости от его действий после возбуждения уголовного дела или предъявления обвинения» не со всем корректна. Еще раз подчеркнем, что обвинитель не вправе произвольно снижать объем обвинения или квалификацию деяния подозреваемого, обвиняемого. Единственное «условие ответственности», которое может быть учтено при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, — это прямо предусмотренное законом право суда снизить подсудимому, выполнившему все условия соглашения, наказание, предусмотренное соответствующей статьей УК. Но это условие регулируется уголовным законом и не может зависеть от соглашения сторон.

Согласно п. «и» ч. 1 ст. 61 УК явка с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления, розыску имущества, добытого в результате преступления, отнесены к числу обстоятельств, смягчающих наказание. При наличии таких обстоятельств суд при назначении наказания не может превысить половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного статьей УК, по которой осуждается подсудимый, выполнивший все условия соглашения (ч. 2 ст. 62 УК). Если за преступления, совершенные подсудимым, заключившим соглашение и выполнившим все его условия, предусмотрены пожизненное лишение свободы либо смертная казнь, эти виды наказания не применяются. Срок или размер назначаемого судом наказания не могут превышать две третьих максимального срока или размера наиболее строгого наказания в виде лишения свободы за данное преступление (ч. 4 ст. 62 УК).

Сказанное подтверждается и положениями ч. 2 ст. 317.3 УПК. В соглашении о сотрудничестве во вводной части должны быть указаны дата и место составления, должностное лицо прокуратуры, заключающее соглашение со стороны обвинения, фамилия, имя и отчество подозреваемого, обвиняемого, заключающего соглашение со стороны защиты, дата и место его рождения. В описательной части соглашения должны быть изложены фактические обстоятельства совершения преступления с указанием времени, места его совершения, а также других обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии с п. 1—4 ч. 1 ст. 73 УПК; названы пункт, часть, статья УК, предусматривающие ответственность за данное преступление, а также действия, которые подозреваемый, обвиняемый обязуется совершить для содействия следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличения других (с указанием кого именно) соучастников, содействия в розыске имущества, добытого в результате преступления. Из сказанного следует, что обвинитель не может идти на уступки подозреваемому, обвиняемому в вопросах объема обвинения и квалификации совершенного им преступления. Поэтому в итоговой части соглашения (п. 7 ч. 2 ст. 317.3 УПК) могут быть указаны только перечисленные выше нормы УК, дающие подозреваемому, обвиняемому, заключающему данное соглашение, льготы при установлении смягчающих обстоятельств и снижении наказания за совершенные им преступления. Досудебное соглашение о сотрудничестве подписывается прокурором, подозреваемым, обвиняемым, его защитником.

Дело в отношении подозреваемого, обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, выделяется в отдельное производство в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 154 УПК. Предварительное следствие по выделенному уголовному делу проводится в порядке, установленном гл. 22—27 и 30 УПК, с учетом особенностей, предусмотренных ст. 317.4 УПК. Среди этих особенностей необходимо выделить следующие три.

Во-первых, к материалам выделенного уголовного дела приобщаются и ходатайство подозреваемого, обвиняемого, и постановление следователя, и постановление прокурора, и само соглашение о сотрудничестве.

Во-вторых, соглашение о сотрудничестве и действия подозреваемого, обвиняемого, направленные на выполнение обязательств по заключенному соглашению, могут создать угрозу безопасности данного лица, а также его близких. В подобных случаях следователь обязан принять меры к обеспечению безопасности этих лиц. Закон разрешает в подобных случаях «засекретить» указанные документы, храня их в деле в опечатанном конверте (ч. 3 ст. 317.4 УПК). Наряду с этим разрешено применение мер безопасности и государственной защиты, предусмотренных законом для потерпевших, свидетелей и иных участников процесса (ст. 317.9 УПК). Такие меры применяются как в отношении самого подозреваемого, обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, так и в отношении его близких родственников, родственников, близких лиц.

В-третьих, после окончания следствия и направления дела с обвинительным заключением прокурору прокурор наряду с обычными действиями и решениями по делу обязан рассмотреть материалы, подтверждающие соблюдение обвиняемым условий и выполнение обязательств, предусмотренных досудебным соглашением о сотрудничестве (ч. 1 ст. 317.5 УПК). Только при выполнении обвиняемым всех принятых на себя обязательств прокурор, утвердив обвинительное заключение, вправе вынести представление об особом порядке судебного разбирательства и вынесения судебного решения по уголовному делу в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве. В данном представлении прокурор обязан указать:

1) характер и пределы содействия обвиняемого в раскрытии и расследовании преступления, в изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления;

2) значение указанного сотрудничества с обвиняемым;

3) преступления или уголовные дела, обнаруженные либо возбужденные в результате сотрудничества с обвиняемым;

4) степень угрозы личной безопасности, которой подвергались обвиняемый в результате сотрудничества со стороной обвинения, а так же его близкие родственники, родственники и близкие лица.

Такого рода информация не всегда может оказаться в материалах дела, выделенного в отдельное производство в отношении данного обвиняемого. Поэтому следователю целесообразно представлять про курору и иные дополнительные материалы, в том числе справки или протоколы процессуальных действий из других уголовных дел, в отношении других лиц, которых помог изобличить данный обвиняемый.

Наличие таких материалов необходимо и судье для решения вопроса о возможности рассмотрения данного дела в особом порядке. Более того, прокурор по представленным материалам сможет объективно проверить и оценить правдивость и полноту сведений, сообщенных обвиняемым, при выполнении условий и обязательств заключенного с ним соглашения. Эта оценка должна быть отражена в представлении прокурора, что обеспечит его обоснованность.

Представление прокурора имеет существенное значение для обвиняемого, поэтому копия данного представления должна быть вручена обвиняемому и его защитнику, они могут высказать свои замечания, которые прокурор должен учесть при наличии к тому оснований (ч. 3 ст. 317.5 УПК). В течение трех дней с момента ознакомления обвиняемого и его защитника с представлением прокурор направляет уголовное дело и свое представление в суд для рассмотрения его в особом порядке.

Особенности судебного разбирательства. Подготовка к судебному заседанию проходит по общим правилам гл. 33, 34 УПК. Если нет оснований для проведения предварительного слушания, судья решает все вопросы данной стадии единолично, в общем порядке подготовки к судебному заседанию. Особой задачей судьи при рассмотрении дела, поступившего с представлением прокурора об особом порядке судебного разбирательства, предусмотренном гл. 401 УПК, является проверка наличия основания и условий для применения особого порядка.

Закон устанавливает, что единственное основание, позволяющее применить гл. 401 УПК, — поступление в суд уголовного дела с представлением прокурора о рассмотрении дела в данном порядке. При этом судья должен удостовериться, что досудебное соглашение было заключено обвиняемым добровольно и при участии защитника, а государственный обвинитель подтвердил активное содействие обвиняемого следствию. На стадии подготовки к судебному заседанию судья не исследует доказательства непосредственно, вследствие чего делает выводы лишь на основании материалов дела и представления прокурора.

Общим правилом особого порядка судебного разбирательства является то, что сомнение судьи в доказанности обвинения не позволяет ему назначать судебное разбирательство в особом порядке. Применительно к гл. 401 УПК особый порядок не может применяться также в тех случаях, когда не были соблюдены указанные выше условия или содействие обвиняемого следствию фактически состояло лишь в со общении сведений о собственной преступной деятельности (ч. 3, 4  ст. 317.6 УПК). В подобных случаях судья принимает решение о назначении судебного разбирательства в общем порядке.

Судебное заседание и постановление приговора в отношении под судимого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, проводятся в том же порядке, что и принятие решения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением (ст. 316 УПК). В § 3 настоящей главы данный порядок уже был рассмотрен подробно, и здесь следует остановиться лишь на особенностях, характерных для особого порядка принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Судебное заседание в таких случаях также проводится без судебного следствия, доказательства обвинения не исследуются непосредственно, тем не менее суд должен удостовериться, что:

  1. подсудимый согласен с предъявленным ему обвинением;
  2. доказательств, подтверждающих его вину, в материалах дела достаточно и они не противоречивы;
  3. ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве он заявил добровольно и после консультации с защитником;
  4. подсудимый понимает особенности порядка данной формы судебного разбирательства и добровольно выбирает такую форму.

Все эти вопросы суд должен выяснить уже в подготовительной части судебного разбирательства. При рассмотрении дела по существу значительно расширяется предмет исследования в судебном заседании. Государственный обвинитель излагает суду предъявленное под судимому обвинение, подтверждает содействие подсудимого следствию и разъясняет суду, в чем выразилось данное содействие (ч. 3 ст. 317.7 УПК). При этом суд должен исследовать ряд обстоятельств (п. 1—5 ч. 4 ст. 317.7 УПК), связанных как с делом, выделенным в от ношении подсудимого, так и с делом его соучастников:

1) характер и пределы содействия подсудимого следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления;

2) значение сотрудничества с подсудимым для достижения указанных целей;

3) преступления или уголовные дела, обнаруженные или возбужденные в результате сотрудничества с подсудимым;

4) степень угрозы личной безопасности, которой подвергались подсудимый в результате сотрудничества со стороной обвинения, его близкие родственники, родственники и близкие лица;

5) обстоятельства, характеризующие подсудимого, смягчающие или отягчающие наказание.

При этом законодатель не указывает, на основании чего и в каком порядке должны исследоваться все названные обстоятельства, если судебное следствие для данной формы судебного разбирательства не предусмотрено. Должен ли суд для установления перечисленных обстоятельств исследовать доказательства? Может ли он оглашать соответствующие протоколы следственных действий из разных уголовных дел? Достаточно исследовать эти вопросы по тексту представления прокурора или суд может ограничиться вступительным изложением государственным обвинителем данных обстоятельств? К сожалению, ст. 317.7 УПК не дает ответа на эти вопросы, но предоставление следователем прокурору дополнительных материалов, подтверждающих результаты выполнения обвиняемым обязательств, взятых на себя в досудебном соглашении, позволяет решать эту проблему.

Еще один вопрос не нашел достаточно четкого регулирования в гл. 401 УПК: должен ли участвовать в судебном разбирательстве потерпевший и влияет ли его мнение на возможность рассмотрения дела в порядке ст. 317.7 УПК? Для ответа на этот вопрос следует исходить из указаний ч. 1 ст. 317.7: «Судебное заседание и постановление приговора в отношении подсудимого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, проводятся в порядке, установленном статьей 316 настоящего Кодекса, с учетом требований настоящей статьи». Из этого следует, что все положения ст. 316 применимы при особом порядке принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, а в дополнение к ним применяются особенности, предусмотренные ст. 317.7. Поскольку в ст. 317.7 никаких особых оговорок относительно участия потерпевшего нет, необходимо применять положения ч. 6 ст. 316 УПК.

Суд должен уведомлять потерпевшего о времени и месте рассмотрения дела, а также об особенностях применяемой процедуры и ее последствиях. Должно быть выяснено и отношение потерпевшего к рассмотрению дела в особом порядке принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. В случае возражения потерпевшего против такого порядка суд должен руководствоваться ч. 6 ст. 316 УПК и выносить постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения дела в общем порядке. Это, однако, не исключает применения к подсудимому, заключившему досудебное соглашение о сотрудничестве, всех предусмотренных УК льгот при назначении судом наказания этому лицу.

Исследование обстоятельств, перечисленных в п. 1—5 ч. 4 ст. 317.7 УПК, позволяет судье удостовериться, что подсудимым соблюдены все условия и выполнены все обязательства, предусмотренные досудебным соглашением о сотрудничестве. В этом случае судья вправе вынести обвинительный приговор, изложив в описательно-мотивировочной части описание преступного деяния, в совершении которого обвиняется подсудимый, и выводы суда о соблюдении им условий и обязательств заключенного соглашения. При решении вопроса о наказании суд применяет положения ст. 64, 73, 801 УК, а также может назначить наказание более мягкое, чем предусмотрено санкцией, условное осуждение или освободить подсудимого от отбывания наказания.

Если судья придет к выводу, что условия и обязательства, предусмотренные досудебным соглашением, подсудимым не выполнены, он вправе прекратить рассмотрение дела в особом порядке и назначить слушание дела в общем порядке. Очевидно, что в такой ситуации к подсудимому уже нельзя будет применять предусмотренные гл. 401 УПК льготы при назначении наказания и все вопросы уголовного дела будут решаться в общем порядке. На это указывает и ст. 631 УК: «В случае если установлено, что лицом, заключившим до судебное соглашение о сотрудничестве, были предоставлены ложные сведения или сокрыты от следователя либо прокурора какие-либо иные существенные обстоятельства совершения преступления, суд назначает ему наказание в общем порядке без применения положений частей второй, третьей и четвертой статьи 62 настоящего Кодекса, касающихся срока и размера наказания, и статьи 64 настоящего Кодекса».

Вместе с тем начинает формироваться и иная судебная практика. Имеют место случаи, когда суд устанавливает, что подсудимый не оказал реального содействия следствию. Например, соучастники и без его содействия дали по делу признательные показания, и дело было раскрыто следователем без содействия подсудимого. Основа ний для применения гл. 401 УПК в таком случае нет. Однако суд усматривает в этом случае возможность рассмотреть дело по обвинению данного лица в порядке гл. 40 УПК в этом же судебном заседании в связи с тем, что данное лицо согласно с предъявленным ему обвинением. Такая практика еще требует изучения и оценки ее правомерности.

Приговор, вынесенный в особом порядке в отношении подсудимого, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве, подлежит обжалованию в общем порядке (ч. 7 ст. 317.7 УПК). Однако если после назначения подсудимому наказания будет обнаружено, что при рассмотрении дела в особом порядке подсудимый умышленно сообщил ложные сведения, умышленно скрыл какие-либо существенные сведения, то приговор подлежит пересмотру в порядке надзора или ввиду вновь открывшихся или новых обстоятельств (разд. XV УПК) (ст. 317.8 УПК).



Особый порядок судебного разбирательства при согласии обвиняемого с имеет важное теоретическое и практическое значение для эффективной.