Кто может получить компенсацию морального вреда что опираются судьи при определении размера возмещения морального ущерба. 15 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1);; турагентом условий договора о.

Компенсация морального вреда в связи со смертью в результате некачественной медицинской помощи

Новая редакция Ст. 151 ГК РФ

Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

Комментарий к Ст. 151 ГК РФ

Судебная практика.

Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др. (Постановление Пленума ВС РФ от 20.12.1994 N 10).

1. Нравственные и физические страдания, составляющие содержание морального вреда, невозможно точно определить с помощью гражданско-правового инструментария. Моральный вред не является имущественным убытком, компенсация морального вреда никоим образом не влияет на восстановление сторон в первоначальное экономическое положение. В известном смысле комментируемая статья направлена на минимизацию (хотя бы посредством денег) физических и нравственных страданий потерпевшего.

2. ГК не содержит правил определения размера компенсации морального вреда, а устанавливает лишь критерии, которыми суд при этом должен руководствоваться. В каждом отдельном случае определять размер компенсации суду необходимо исходя из конкретных обстоятельств дела.

Судебная практика.

Размер возмещения морального вреда определяется судом в решении, исходя из степени тяжести травмы, иного повреждения здоровья, других обстоятельств, свидетельствующих о перенесенных потерпевшим физических и нравственных страданиях, а также с учетом имущественного положения причинителя вреда, степени вины потерпевшего и иных конкретных обстоятельств. В соответствии со ст. 197 ГПК РСФСР суд должен мотивировать в решении свой вывод о размере подлежащего возмещению морального вреда (Постановление Пленума ВС РФ от 28.04.1994 N 3).

Судебная практика.

Истица обратилась в суд с иском к организации о компенсации морального вреда… В связи с гибелью единственной дочери, 1978 года рождения, истица просила взыскать с ответчика в качестве компенсации морального вреда 100000 рублей… суд «полагает, что истица пережила огромные нравственные страдания в связи с потерей единственной дочери; неизгладимой является боль утраты близкого человека; для матери потерять дочь в любом возрасте является огромным горем»… и вынес новое решение, которым исковые требования заявительницы удовлетворены в полном объеме (Обзор законодательства и судебной практики ВС РФ за четвертый квартал 2002 г. от 12.03.2003).

Судебная практика.

Европейский суд установил, что заявительница провела год под стражей в бесчеловечных условиях. Содержание ее под стражей не было в достаточной степени обоснованным. Исходя из принципа справедливости, Европейский суд присудил заявительнице 16000 евро в возмещение морального вреда (Постановление Европейского суда по правам человека от 01.06.2006 N 7064/05).

3. Компенсация морального вреда может быть предусмотрена и другими законами, в частности Законом РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей», Законом РФ от 27.12.1991 N 2124-1 «О средствах массовой информации» и др.

Другой комментарий к Ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Под моральным вредом гражданское законодательство понимает физические и нравственные страдания (ст. 151), т.е. негативные психические реакции человека. Физические страдания могут выражаться в форме любых болезненных или физиологически неприятных ощущений: боль, зуд, жжение, тошнота, головокружение, удушье и т.п. Нравственные страдания могут выражаться в форме различных переживаний: страх, обида, возмущение, стыд, горе, чувство утраты, беспомощности, одиночества, неполноценности и т.п. Помимо комментируемой статьи, правила компенсации причиненного гражданину морального вреда установлены также в ст. ст. 1099 — 1101 ГК. Разъяснения по применению ст. 151 даны в Постановлении Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (в ред. от 25 октября 1996 г. N 10, от 15 января 1998 г. N 1 // Бюллетень ВС РФ. 1997. N 1; 1998. N 3).

2. Общий состав оснований ответственности за причинение морального вреда включает в себя: претерпевание морального вреда, т.е. наличие у потерпевшего физических или нравственных страданий; неправомерное, т.е. противоречащее нормам объективного права, действие или бездействие причинителя вреда, умаляющее принадлежащие потерпевшему нематериальные блага или создающие угрозу такого умаления; наличие причинной связи между неправомерным действием (бездействием) и моральным вредом, вина причинителя вреда, т.е. его психическое отношение к своему противоправному деянию и его последствиям в форме умысла или неосторожности.

По общему правилу ст. 151 компенсация морального вреда является способом защиты лишь нематериальных благ (о нематериальных благах см. ст. 150 ГК РФ). При нарушении имущественных прав компенсация морального вреда применяется лишь в случаях, специально предусмотренных законом, например ст. 15 Закона о защите прав потребителей.

Случаи ответственности без вины причинителя вреда предусмотрены в ст. 1100 ГК.

Моральный вред подлежит компенсации по решению суда только в денежной форме. Добровольная компенсация морального вреда во внесудебном порядке возможна и в иных формах (уход за потерпевшим, предоставление ему вещей или услуг с целью сглаживания причиненных страданий и т.п.).

3. Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из требований разумности и справедливости. При этом принимаются во внимание следующие обстоятельства: степень и характер страданий потерпевшего; степень вины причинителя вреда; индивидуальные особенности потерпевшего; иные заслуживающие внимания обстоятельства причинения страданий.

Степень вины причинителя вреда в целях применения ст. 151 дифференцируется в порядке возрастания следующим образом: простая неосторожность; грубая неосторожность; косвенный умысел; прямой умысел.

Под заслуживающими внимания обстоятельствами понимаются любые обстоятельства, которые могут повлиять на интенсивность негативных эмоций человека. Так, при причинении вреда здоровью должен приниматься во внимание характер телесного повреждения (например, повреждение крупного кровеносного сосуда может не повлечь существенных болевых ощущений, т.е. физических страданий, и моральный вред выразится в этом случае в основном в нравственных страданиях — страхе потерпевшего за свою жизнь); при компенсации морального вреда, причиненного родственникам смертью потерпевшего, имеет значение, произошла ли смерть потерпевшего на их глазах; при предъявлении требования о возмещении морального вреда, причиненного опорочением чести, достоинства или деловой репутации, существенное значение имеет то, насколько позорящий характер носят распространенные сведения, широта их распространения, последствия, которые повлекло их распространение (распад семьи, увольнение с работы, неизбрание на выборную должность и т.п.); при нарушении трудовых прав путем незаконного увольнения или незаконного наложения дисциплинарного взыскания заслуживающими внимания обстоятельствами являются предшествующая трудовая репутация работника, неблагоприятные последствия для его семьи, возможность последующего трудоустройства.

Как указывается в п. 11 Постановления Пленума ВС РФ от 18 августа 1992 г. N 11 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» (в ред. от 21 декабря 1993 г. N 11, от 25 апреля 1995 г. N 6 // ВВС РФ. 1992. N 11; 1994. N 3; 1995. N 7), если не соответствующие действительности порочащие сведения были распространены в средствах массовой информации, суд, определяя размер компенсации морального вреда, вправе также учесть характер и содержание публикации, степень распространения недостоверных сведений и другие заслуживающие внимания обстоятельства.

Индивидуальные особенности потерпевшего выделены законодателем в качестве особой разновидности обстоятельств, заслуживающих внимания при определении размера компенсации морального вреда. Под индивидуальными особенностями лица в целях применения ст. 151 следует понимать любые особенности конкретного потерпевшего, которые могли повлиять на интенсивность его негативных эмоций (болезненное состояние, повышенная возбудимость, состояние беременности и т.п.).

Комментарий к Статье 15 Закона о Защите Прав Потребителей РФ. Проблема возмещения морального вреда возникает достаточно часто в.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Как и сколько можно отсудить за моральный вред: интервью

Вы точно человек?

Моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.

Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков.

Комментарий к Ст. 15 ЗоЗПП РФ

В соответствии со статьей 1099 ГК РФ моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом. В соответствии со статьей 151 ГК РФ моральный вред — это физические или нравственные страдания, причиненные гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага.

В настоящее время судебная практика складывается так, что размеры компенсации морального вреда не являются очень большими (по сравнению с размерами компенсаций, принятых в других, экономически развитых, странах). Чаще всего при определении размера компенсации учитываются негативные последствия причинения морального вреда (обострение хронических заболеваний, психологические травмы и т.д.), а также уровень материального благосостояния потребителя, право которого нарушено.

Комментируемая статья 15 Закона О защите прав потребителей не вводит, как это может показаться, обязательности удовлетворения требований о компенсации морального вреда во всех случаях, когда судом признается факт нарушения прав потребителя. В соответствии с частью 1 статьи 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Это означает, что если потребитель заявляет о том, что испытывал физические или нравственные страдания, то он должен это доказать. Такие обстоятельства, как трата личного времени или уход с работы, не являются подтверждением причинения морального вреда.

С другой стороны, если к моменту вынесения судебного акта все материальные претензии были удовлетворены либо они изначально не были существенными, но при этом имеются доказательства причинения потребителю морального вреда, по ст. 15 ЗоЗПП, этот вред подлежит обязательной компенсации вне зависимости от размера сумм, присуждаемых потребителю.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Кому положена компенсация морального вреда

Тем самым законодатель не исключает применения положений о возмещении морального вреда в случаях прямо предусмотренных законом.

ВС запретил произвольно снижать сумму компенсаций морального вреда

Моральный вред, точнее его компенсация судами, уже давно не экзотика на Украине. Тем не менее некоторые достаточно серьезные проблемы и нечеткость в этой сфере гражданского права остаются. Одной из таких проблем, представляющих интерес не только с точки зрения доктрины, но и по причинам суровой действительности, является вопрос о различных режимах института возмещения морального вреда для внедоговорных обязательств, с одной стороны, и для договорной сферы — с другой.

Как нам известно, самого факта наличия физических или (и) моральных страданий недостаточно для возникновения обязательства компенсировать эти страдания. Такое обязательство возникает только при наличии предусмотренных законом оснований. Такими основаниями, исходя из статьи 1167 Гражданского кодекса Украины (ГК), являются: наличие морального вреда, претерпевание его лицом, неправомерное решение, действие (бездействие) причинителя вреда, причинная связь между вредом и решением, действием (бездействием), вина причинителя вреда (за исключением случаев, когда вина согласно закону не является необходимым условием ответственности за причиненный вред).

Итак, действие (или бездействие) должны быть неправомерными, то есть противоречащими объективному праву. Иначе говоря, должна быть нарушена конкретная норма закона. Здесь и возникает интересная, иногда достаточно неоднозначная и спорная, если анализировать законодательство и имеющуюся судебную практику, проблема. Дело в том, что при предъявлении требований о компенсации морального вреда недостаточно (а иногда и просто неправильно, как показано ниже) ссылаться на общие нормы закона, декларирующие право на такую компенсацию (статьи 23, 1167 ГК).

По мнению Васильева С.В., так как «статья 1167 ГК не содержит каких-либо ограничений [относительно] возмещения морального вреда», указанное выше ограничение необоснованно (Васильев С.В. Деликтное судопроизводство. — Харьков, 2005. — С. 118). С такой точкой зрения можно согласиться по практическим соображениям, но с определенными оговорками, так как такое ограничение в статье 1167 ГК, полагаю, имеется. Поясню сказанное.

Статья 23 ГК (пункт 1), в частности, гарантирует «право на возмещение морального вреда, причиненного в результате нарушения прав». Таким образом, необходимым условием возникновения такого права на возмещение является нарушение какого-либо имущественного или неимущественного права. Что касается последнего, можно согласиться с тем, что «поскольку такие права и блага неотчуждаемы и непередаваемы иным способом, они не могут являться предметом сделок, в связи с чем обязательства из причинения морального вреда в большинстве случаев возникают при отсутствии между сторонами гражданско-правовых договорных отношений» (Эрделевский М.А. Компенсация морального вреда в России и за рубежом. — М., 1997. — С. 77).

Очевидно поэтому нормы об ответственности и возмещении причиненного морального вреда (статья 1167 ГК) расположены законодателем в подразделе 2 раздела 3 «Недоговорные обязательства». В случае причинения морального вреда действиями, не подпадающими под этот вид обязательств («из причинения вреда»), ссылка на статью 1167 ГК будет не совсем корректна. Это и есть то ограничение, об отсутствии которого говорят некоторые уважаемые авторы, но на которое прямо ссылается Верховный Суд Украины (см. ниже решение ВСУ).

Что касается договорных обязательств, касающихся имущественных прав (благ), здесь положение несколько иное. Статья 611 ГК называет одним из последствий нарушения обязательств «правовые последствия, установленные договором или законом (можно трактовать: специальным законом), в частности, возмещение убытков и морального вреда». Из того, что статья 611 расположена в разделе 1 ГК «Общие положения об обязательствах», и из самого текста данной нормы видно, что обязательство по возмещению морального вреда возникает из договора или закона. Таким образом, если закон не предусматривает возмещение морального вреда при нарушении договорного обязательства, а в самом договоре также ничего об этом не сказано, то такое возмещение не может быть присуждено судом. При этом следует отметить, что неправильно в данном случае ссылаться на саму статью 611 ГК как на закон, предусматривающий такое возмещение. Это вытекает, как было сказано выше, из самого расположения данной статьи в ГК, ее общего характера, а также открытой конструкции.

Кроме того, именно так трактует соответствующие положения статьи 611 ГК и норм о возмещении морального вреда Верховный Суд Украины.

В деле, рассмотренном Судебной палатой по гражданским делам Верховного Суда Украины, о котором пойдет речь, факты состояли в следующем. М. обратилась в суд с иском к Б. и М.И. о возмещении морального вреда. При этом она обосновывала иск тем, что ответчики отказываются вернуть долг по договору займа и это причиняет ей моральные страдания. Районный суд иск удовлетворил, взыскав с ответчика 8000 грн. В апелляционной инстанции размер возмещения был уменьшен до 5000 грн. Кассационная инстанция, отменив принятые по делу решения, своим решением отказала М. в возмещении морального вреда, так как ни ссылка суда первой инстанции на статью 1167 ГК, ни ссылка апелляционного суда на статью 611 ГК не могут быть признаны правильными. Первая норма регулирует правоотношения, возникающие из недоговорного причинения вреда, следовательно, не может применяться к договору — в данном случае договору займа. Статья 611 ГК также неприменима в данном случае. Она устанавливает правовые последствия нарушения обязательства (договорного или недоговорного), в том числе и возмещения морального вреда. Но, как правильно отметила Судебная палата по гражданским делам, в соответствии со статьей 611 ГК в случае нарушения обязательства наступают правовые последствия, установленные договором или законом, в частности и возмещение морального вреда. Такие последствия в случае договора займа установлены статьями 625 и 1050 ГК, в них не предусматривается возмещение морального вреда (договор также не имел соответствующего условия о возмещении вреда).

Судебная палата пришла к выводу о том, что нижестоящие суды неправильно применили нормы материального права. В аналогичных делах суды высших инстанций приходили к таким же выводам, отменяя решения местных судов. Отметим, что Законом Украины «О правах потребителей» предусмотрено возмещение морального вреда, поэтому хотя между потребителем и продавцом (или изготовителем) имеются договорные отношения, никакого противоречия с логикой Судебной палаты здесь нет. Lex specialis derogat generalis — «вступает в силу принцип специального закона».

Аналогичный подход к возмещению морального вреда можно наблюдать в других странах. В юрисдикциях традиционного общего права (common law), в частности в США, возмещение морального вреда при нарушении договора предусматривается только в специальных случаях как исключение из правила. Действительно, в англо-американской системе общего права моральный вред компенсируется не только при совершении деликта (tort), но и в случае нарушения договорных обязательств (breach of contract). Отличие состоит в том, что в первом случае речь идет о правиле, а во втором — об исключении (Dobbs, D. Handbook on the law of remedies, damages for personal injury (1993)). Из этого следуют определенные особенности возмещения морального вреда при нарушении договора.

Как указал Верховный суд штата Алабама в одном из ранних прецедентов (дело «Вестерн Юнион», 1908), если одна из сторон нарушает условия договора, другая сторона имеет право на возмещение такого вреда (damages), который, можно считать, возникает с разум­ной вероятностью и естественно вследствие такого нарушения договора, или если можно разумно предположить, что стороны при заключении договора принимали во внимание возможность наступления такого вреда, если договор будет нарушен. Таким образом, исходя из этого правила, суды присуждают компенсацию за моральный вред (emotional distress), если эти страдания возникают прямо и естественно именно вследствие нарушения договора.

Тем не менее, как всегда в англосаксонской системе права, исключения столь часты, что трудно их считать таковыми. Так, в одном из известных дел («БиМ Хоумз против Хоган», 1979) американский суд постановил, что «там, где договорное обязательство таким тесным образом соединено с нарушением душевного спокойствия пострадавшего (mental concern) или с эмоциями лица, в отношении которого имеется договорное обязательство, что нарушение этого обязательства обязательно приведет к душевным или физическим страданиям… такие страдания должны быть компенсированы».

Суд также назвал в качестве исключений случаи, когда нарушения договора причинили мучения или были соединены с телесными повреждениями, однако, как справедливо отмечается, здесь будет идти речь не о нарушении договора, а о самостоятельном основании для иска (деликт).

Что же касается «обстоятельств психического и личностного свойства», можно привести следующие пояснения. В приведенном выше случае суд взыскал с ответчика в пользу истца 75 000 долларов за причиненный моральный вред, связанный с тем, что строительная фирма построила дом с серьезными дефектами. Верховный суд штата счел возможным отойти от общего правила, не позволяющего взыскивать моральный вред за нарушение контракта. Характерна мотивировочная часть решения суда, в которой обосновывается применение этого исключения к данному контракту.

Так, по мнению суда, при заключении договора о строительстве дома ответчик должен был предвидеть, что нарушение договора по строительству дома истца причинит ему серьезные моральные страдания. Покупка дома — это самая большая разовая инвестиция, которую может себе позволить средний американец. Приобретение дома индивидом или семьей ставит их в положение должника на годы (от 20 до 30 лет)… Следовательно, «любой разумный строитель вполне мог предвидеть, что серьезные недостатки во вновь построенном им доме могут причинить чрезвычайно большие моральные страдания владельцу дома».

Что касается европейских стран, то в Германии, например, § 847 Германского гражданского уложения, предусматривающий право на денежную компенсацию за перенесенные страдания, так же, как и аналогичная ему статья 1168 ГК Украины, расположен в разделе о внедоговорных обязательствах. Следовательно, можно предположить, он неприменим к договорным обязательствам, если они не соединены с каким-либо абсолютным обязательством по отношению к абсолютному праву лица.

Справедливым будет отметить более свободное отношение судов Франции к возмещению морального вреда в рамках договорных отношений. Нормы ГК Франции, в частности статья 1149, дают такую возможность. Однако и здесь судебная практика более строга по сравнению с возмещением деликтного морального вреда.

Представляется, что относительно узкое, если угодно, консервативное понимание и толкование украинскими судами института компенсации морального вреда в отношении договоров является разумным, оправданным и логически более строгим, нежели либеральное, всеобъемлющее отношение к этому инструменту. На данный момент, полагаем, Верховный Суд Украины и апелляционные суды, возможно интуитивно, полагаясь на здравый смысл и соображения так называемого публичного характера (то, что именуется на Западе policy considerations), придерживаются более консервативной позиции.

И это правильно: не следует наступать на грабли, которые вот уже 200 лет тщательно обходят англо-американские судьи, обосновывая свой умеренный консерватизм в отношении компенсации «договорного» морального вреда нежеланием «открывать шлюзы», опасностью эффекта ящика Пандоры. Разумно ли нам открывать этот ящик?

МАНУКЯН Вячеслав — адвокат, г. Харьков

Поделиться

Как указывает А.М. Яковлев,36 «лишь закон, а не какие бы то ни было о федеральном бюджете: возмещение морального и материального вреда.