В случае возникновения признаков банкротства (п. на принятие решений о ликвидации должника (срок его проведения не должен неисполнение которых влечет субсидиарную ответственность за непринятие мер по размера ответственности из общего объема обязательств перед.

Плюсы и минусы банкротства физических лиц

1. В соответствии с комментируемой статьей определяется порядок установления размера требований кредиторов и уполномоченных органов для целей конкурсного процесса.

Особая значимость юридического закрепления порядка определения денежных требований в рамках процедур банкротства определяется тем, что в соответствии с со ст. 2 комментируемого Закона несостоятельность (банкротство) есть признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей. Таким образом, только денежные требования являются основанием для обращения кредиторов в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника. Требования кредиторов по неденежным обязательствам не дают повода инициировать процесс банкротства должника.

Признаком денежного обязательства является использование денег в качестве средства платежа. Таким образом, при определении наличия признаков несостоятельности (банкротства) и объема прав требований каждого из кредиторов юридическое значение придается лишь денежным долговым обязательствам, т.е. принимаются во внимание собственно задолженность за переданные товары, выполненные работы, оказанные услуги, суммы полученного и невозвращенного займа с причитающимися на него процентами, задолженность, возникшая вследствие неосновательного обогащения, а также вследствие причинения вреда имуществу кредитора. Денежное обязательство представляет собой разновидность гражданско-правового обязательства. Предметной особенностью денежного обязательства является уплата кредитору должником денежной суммы. Определение денежного обязательства дано в Постановлении Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами", где говорится, что "денежным может быть как обязательство в целом (в договоре займа), так и обязанность одной из сторон в обязательстве (оплата товаров, работ или услуг)" <24>.

———————————

<24> Постановление Пленума ВАС РФ от 8 апреля 2003 г. N 4 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" // Вестник ВАС РФ. 2003. N 6.

Согласно ст. 2 Закона под денежным обязательством понимается обязанность должника уплатить кредитору определенную денежную сумму по гражданско-правовой сделке и (или) иному предусмотренному Гражданским кодексом РФ, бюджетным законодательством РФ основанию. Таким образом, денежное обязательство в соответствии с комментируемым Законом составляют возникшие из оснований, предусмотренных ГК РФ и бюджетным законодательством, право одного лица (кредитора) требовать уплаты денежной суммы и соответствующая ему обязанность другого лица (должника) уплатить эту сумму.

Вместе с тем Закон о банкротстве устанавливает различные правовые режимы для денежных обязательств, значимых для определения наличия признаков банкротства должника и денежных обязательств, не учитываемых для определения наличия признаков банкротства должника. При этом сам термин "денежное обязательство" используется в законодательстве о банкротстве только для обозначения первой группы денежных обязательств — денежных обязательств, значимых для определения наличия признаков банкротства должника. Особое закрепление в законодательстве порядка установления денежных обязательств и обязательных платежей необходимо, во-первых, для определения наличия признаков несостоятельности (банкротства), во-вторых, — количества голосов каждого из кредиторов и уполномоченного органа на собрании кредиторов, которое признается пропорциональным сумме их требований к должнику (п. 3 ст. 12 Закона); в-третьих, — объема выплат конкретному кредитору.

При этом положения комментируемой статьи применяются только к тем обязательствам и обязательным платежам, сроки исполнения которых наступили до принятия судом заявления о банкротстве должника. Такого толкования придерживается и ВАС РФ: в соответствии с п. 11 Постановления Пленума N 4 поясняется, что нормы п. 1 ст. 4 Закона не распространяются на случаи определения состава и размера текущих платежей.

Под обязательными платежами Закон понимает налоги, сборы и иные обязательные взносы в бюджет соответствующего уровня и государственные фонды в порядке и на условиях, которые определяются законодательством РФ.

2. Пунктом 1 комментируемой статьи устанавливается порядок определения состава денежных обязательств и обязательных платежей в зависимости от момента возникновения требования и даты наступления срока его исполнения, а также момента заявления кредитором о своих требованиях. При этом момент, когда денежное обязательство считается возникшим, определяется с учетом природы обязательства, оснований его возникновения, срок исполнения денежного обязательства — на основании положений ст. 314 ГК РФ. Но при этом состав и размер денежных обязательств и обязательных платежей определяются не на дату заявления кредитором соответствующих требований, а на дату введения каждой процедуры, применяемой в деле о банкротстве.

Закрепленный комментируемой статьей порядок предусматривает, что в том случае, если денежное обязательство или обязательство по уплате обязательных платежей возникло до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом и было заявлено кредитором после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, но до принятия решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства, его состав и размер определяются на дату введения каждой процедуры и следующей после наступления срока исполнения соответствующего обязательства. Таким образом, юридическая конструкция определения состава и размера денежных обязательства и обязательных платежей, закрепленная в комментируемой норме, предполагает обязательное соблюдение следующих условий:

денежные обязательства и обязанности по уплате обязательных платежей должны возникнуть до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом;

момент определения их состава и размера для целей конкурсного процесса (установление числа голосов конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, определение объема выплат конкретному кредитору) зависит от срока исполнения соответствующих обязанностей и обязательств.

Причем состав и размер денежных обязательств и обязательных платежей должника определяется по итогам введения каждой процедуры, применяемой в деле о банкротстве. В том случае, если срок исполнения денежных обязательств и уплаты обязательных платежей на дату введения в отношении должника следующей процедуры несостоятельности (за исключением конкурсного производства) не наступил, данные обязанности и обязательства должника не включаются в реестр требований кредиторов и не являются основанием для предоставления прав соответствующим кредиторам. Вместе с тем в соответствии с ч. 5 п. 1 комментируемой статьи кредиторы по денежным обязательствам и обязательным платежам, возникшим до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, но срок исполнения по которым не наступил на дату введения наблюдения, признаются участниками дела о банкротстве.

Значительные отличия имеет порядок определения состава и размера денежных обязательств и обязательных платежей в том случае, если должник признан банкротом и в отношении него открыто конкурсное производство. Необходимость закрепления особого порядка установления состава и размера денежных обязательств и обязательных платежей в рамках конкурсного производства связана с тем, что в соответствии с п. 1 ст. 126 комментируемого Закона с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства срок исполнения возникших до открытия конкурсного производства денежных обязательств и обязательных платежей должника считается наступившим. Соответственно, независимо от сроков исполнения обязательств должника, закрепленных в отношении тех либо иных обязательств, они считаются наступившими и их состав и размер определяются на дату введения конкурсного производства.

3. В соответствии с ч. 4 п. 1 комментируемой статьи состав и размер обязательств и обязательных платежей, выраженных в иностранной валюте, выражаются в рублях по курсу Центрального банка РФ на дату введения процедуры, следующей после наступления срока исполнения соответствующего обязательства. Денежные обязательства должны быть выражены в рублях, однако в денежном обязательстве может быть предусмотрено, что оно подлежит оплате в рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах (п. 1 ст. 317 ГК РФ). В таких случаях (п. 2 ст. 317 ГК РФ) подлежащая уплате в рублях сумма определяется по официальному курсу соответствующей валюты или условных денежных единиц на день платежа, если иной курс или иная дата его определения не установлены законом или соглашением сторон (п. 2 ст. 317 ГК РФ). Денежные обязательства могут быть выражены и оплачены в иностранной валюте на территории Российской Федерации с соблюдением требований законодательства о валютном регулировании и валютном контроле.

Для применения норм о переводе сумм денежных требований в российскую валюту важное значение имеют рекомендации, содержащиеся в информационном письме Президиума ВАС РФ от 4 ноября 2002 г. N 70 "О применении арбитражными судами статей 140 и 317 Гражданского кодекса Российской Федерации" <25>, в котором, в частности, разъяснено, что для иностранных валют и условных денежных единиц, котируемых Банком России, под официальным курсом понимается курс этих валют (единиц) по отношению к рублю, устанавливаемый Банком России на основании ст. 52 Федерального закона "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)".

———————————

<25> Информационном письме Президиума ВАС РФ от 4 ноября 2002 г. N 70 "О применении арбитражными судами статей 140 и 317 Гражданского кодекса Российской Федерации" // Вестник ВАС РФ. 2001. N 3. С. 73.

В соответствии с ранее действовавшим Законом о несостоятельности 1998 г. вопрос о порядке определения состава и размера обязательств должника, выраженных в иностранной валюте, урегулирован не был, Президиум ВАС РФ в одном из разъяснений указал, что при подсчете голосов на собрании кредиторов, перед которыми имеется долг в иностранной валюте, размер требований кредитора, подавшего в арбитражный суд заявление о признании должника банкротом, определяется в рублях по официальному курсу соответствующей валюты на момент подачи в арбитражный суд заявления о признании должника банкротом. Размер требований остальных кредиторов, перед которыми имеется долг в иностранной валюте, при проведении процедур наблюдения и внешнего управления определяется в рублях по официальному курсу соответствующей валюты на момент предъявления ими требований должнику. При проведении процедуры конкурсного производства размер соответствующих требований определяется на момент принятия арбитражным судом решения о признании должника несостоятельным (банкротом) <26>.

———————————

<26> Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 14 июня 2001 г. N 64 "О некоторых вопросах применения в судебной практике Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" // Вестник ВАС РФ. 2001. N 9. С. 73.

Комментируемая норма содержит правило, в соответствии с которым размер требований кредитора, выраженных в иностранной валюте, будет зависеть от того, когда наступил срок исполнения соответствующего обязательства, а не когда кредитор заявил соответствующие требования. Однако в данной ситуации возникает проблема, как определять размер требований валютного кредитора, пожелавшего вступить в процесс до окончания процедуры, в течение которой наступил срок исполнения требования. На этот момент курс, по которому следует перевести требование в рубли, неизвестен и может не быть известен в течение длительного времени. По мнению М.В. Телюкиной, в данной ситуации представляется необходимым применить расширительное толкование, в рамках которого установить, что требования валютного кредитора переводятся в рубли по курсу Центрального банка РФ на дату заявления им своих требований в конкурсном процессе, если срок исполнения этих требований наступает в течение текущей процедуры <27>. Однако при определении статуса валютного кредитора необходимо учитывать то толкование, которое дал ВАС РФ в Постановлении Пленума N 4 <28>.

———————————

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Федеральному закону от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" М.В. Телюкиной включен в информационный банк.

<27> Телюкина М.В. Комментарий к Федеральному закону от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (постатейный). М.: Юрайт-Издат, 2003.

<28> Постановление Пленума ВАС РФ от 8 апреля 2003 г. N 4 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" // Вестник ВАС РФ. 2003. N 6.

В принципе существует несколько возможных концепций отношения законодательства к валютным кредиторам, в рамках которых определенным образом устанавливается момент пересчета требований, выраженных в иностранной валюте, в рубли по курсу Центрального банка РФ. Эти концепции следующие:

1) продолжниковская — требования переводятся в рубли по курсу на дату принятия судом заявления о банкротстве должника (такая концепция принята ныне);

2) прокредиторская — требования переводятся в рубли для конкретных целей (для целей участия в каждом собрании, для целей получения конкретных платежей и т.п.) — это выгодно кредитору, если курс валюты растет, но в настоящее время процедура невозможна, так как Законом установлено правило ведения реестра в рублях;

3) нейтральная — используется курс на дату вступления кредитора в процесс (эта позиция нашла свое отражение в практике применения ВАС РФ Закона 1998 г., поскольку сам Закон 1998 г. указанную проблему не решал). В соответствии с п. 20 информационного письма ВАС РФ от 14 июня 2001 г. N 64 "О некоторых вопросах применения в судебной практике Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" размер требований валютных кредиторов определяется по курсу на момент подачи заявления для кредитора — инициатора процесса и по курсу на момент предъявления требований для остальных кредиторов <29>.

———————————

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Федеральному закону от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" М.В. Телюкиной включен в информационный банк.

<29> Телюкина М.В. Указ. соч.

Закон о банкротстве содержит специальные правила, определяющие порядок перевода денежных требований в иностранной валюте в валюту Российской Федерации. В связи с этим порядок пересчета денежных требований, заявляемых должнику в порядке, регулируемом Законом, определяется специальными правилами абз. 4 п. 1 ст. 4.

4. В силу абз. 2 п. 2 ст. 4 комментируемого Закона для определения наличия признаков банкротства учитываются обязанности, связанные с уплатой: 1) задолженности за переданные товары, выполненные работы и оказанные услуги; 2) сумм займа с учетом подлежащих выплате процентов; 3) сумм неосновательного обогащения; 4) задолженности, возникшей вследствие причинения вреда имуществу кредитора. С позиций гражданского права данные обязанности, конечно, подпадают под понятие денежного обязательства; с позиций комментируемого Закона они признаются денежными обязательствами, значимыми для определения наличия признаков банкротства должника.

Иным образом оцениваются обязанности должника: 1) перед гражданами, перед которыми он несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью; 2) по выплате выходных пособий и оплате труда лиц, работающих по трудовому договору; 3) по выплате вознаграждения авторам результатов интеллектуальной деятельности; 4) перед учредителями (участниками) должника, вытекающие из такого участия (абз. 2 п. 2 ст. 4 Закона о банкротстве). Данные обязанности по смыслу гражданского права, бесспорно, относятся к денежным обязательствам (за исключением обязанности должника по выплате выходных пособий и оплате труда: эта обязанность вытекает из оснований, устанавливаемых трудовым правом, что не дает отнести ее к денежным обязательствам; в литературе по этому поводу ведутся оживленные дискуссии). Другая позиция имеет место в законодательстве о банкротстве: признавая их денежность, комментируемый Закон исключает эти обязанности из числа денежных обязательств, значимых для определения наличия признаков банкротства должника. Размер этих обязательств не учитывается при определении наличия признаков банкротства, и обладающие требованиями по этим обязательствам кредиторы не вправе инициировать процесс банкротства. Однако сами эти требования подлежат учету в реестре требований кредиторов и в период конкурсного производства составляют две первые очереди требований, подлежащих удовлетворению в приоритетном порядке (п. 4 ст. 134 комментируемого Закона).

В соответствии с абз. 4 п. 2 ст. 4 комментируемого Закона прямо запрещено при определении признаков банкротства учитывать обязательства, связанные с уплатой: 1) неустойки (штрафа, пени); 2) процентов за просрочку платежа; 3) убытков в виде упущенной выгоды; 4) иных имущественных и (или) финансовых санкций. С позиций гражданского права данные обязанности, несомненно, являются денежными обязательствами, тогда как Закон о банкротстве не относит эти обязанности к денежным обязательствам, значимым для определения наличия признаков банкротства должника. Наличие требования по этим денежным обязательствам не наделяет кредитора возможностью обратиться с заявлением о банкротстве должника. При этом данные требования кредиторов учитываются отдельно в реестре требований кредиторов и подлежат удовлетворению после погашения основной суммы задолженности и причитающихся процентов (п. 3 ст. 137 комментируемого Закона).

Комментируемая статья в литературе и на практике трактуется обычно как исключающая некоторые обязательства из числа денежных <30>. Как правило, придерживающиеся такой ее трактовки юристы видят решение проблемы в том, чтобы доказать "денежность" того или иного обязательства, обосновывая свои выводы ссылками на теорию гражданского права.

———————————

<30> Карелина С., Эрлих М. Разграничение денежных и неденежных обязательств в процессе несостоятельности (банкротства) // Корпоративный юрист. 2008. N 2. С. 50 — 54; Пустовалова Е.Ю. Судьба требований кредиторов при банкротстве должника. М.: Статут, 2003. С. 16.

До недавнего времени существовала проблема определения природы обязательств должника по возмещению реального ущерба, причиненного кредиторам. Например, С. Карелина и М. Эрлих, основываясь на разработках по гражданскому праву, приходили к выводу о том, что обязанность по возмещению убытков есть денежное обязательство, вследствие чего обладающий требованием по этому денежному обязательству кредитор является конкурсным <31>. Далее они заключали, что в комментируемом Законе имеет место коллизия, поскольку эти конкурсные кредиторы фактически таковыми не являются. Такой подход являлся неверным, поскольку проблема состояла не в том, чтобы установить денежность указанного обязательства: обязанность по возмещению убытков, бесспорно, является денежным обязательством по смыслу гражданского права, и комментируемый Закон не исключал (да и не мог исключить) ее из числа денежных обязательств. Проблемой являлось отсутствие ясности и определенности в отношении круга денежных обязательств по смыслу комментируемого Закона, что приводило к противоречивости его положений и порождало различное толкование норм <32>.

———————————

<31> Там же.

<32> Рожкова М. О круге денежных обязательств, значимых для определения наличия признаков банкротства // Корпоративный юрист. 2009. N 4.

Федеральный закон от 30 декабря 2008 г. N 296-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" изменил сложившуюся ситуацию, решив эту проблему. В действующей редакции комментируемый Закон относит денежное обязательство о взыскании реального ущерба к денежным обязательствам, имеющим значение для определения признаков банкротства. Это вытекает из текста абз. 4 п. 2 ст. 4 Закона о банкротстве: если ранее этот абзац предусматривал, что при определении признаков банкротства не подлежало учету любое денежное обязательство по возмещению убытков, то в действующей редакции комментируемого Закона речь идет только о денежном обязательстве по возмещению упущенной выгоды. Изменение позиции подтверждает и абз. 2 п. 3 ст. 12 комментируемого Закона, который устанавливает, что для целей определения числа голосов на собрании кредиторов не учитываются убытки в виде упущенной выгоды (в ранее действовавшей редакции упоминались убытки, подлежащие возмещению за неисполнение обязательства). Таким образом, законодатель расширил круг денежных обязательств по смыслу комментируемого Закона, включив в этот круг денежные обязательства по возмещению убытков.

5. Пункт 3 комментируемой статьи устанавливает основное правило, имеющее значение для проведения в отношении должника процедур банкротства — требование кредиторов по денежным обязательствам и обязательным платежам должно быть установлено. При этом обязательство считается установленным только в том случае, если оно определено судом в порядке, предусмотренном комментируемым Законом. Порядок определения судом требований кредиторов по денежным обязательствам и обязательным платежам закрепляется в ст. ст. 71 и 100 комментируемого Закона.

Так, ст. 71 содержит порядок установления требований кредиторов в рамках проведения процедуры наблюдения для целей участия в первом собрании кредиторов. В частности, кредиторы вправе предъявить свои требования к должнику в течение тридцати календарных дней с даты опубликования сообщения о введении наблюдения. Указанные требования направляются в арбитражный суд, должнику и временному управляющему с приложением судебного акта или иных документов, подтверждающих обоснованность этих требований. Указанные требования включаются в реестр требований кредиторов на основании определения арбитражного суда о включении указанных требований в реестр требований кредиторов. Возражения относительно требований кредиторов могут быть предъявлены в арбитражный суд в течение пятнадцати календарных дней со дня истечения срока для предъявления требований кредиторов должником, временным управляющим, кредиторами, предъявившими требования к должнику, представителем учредителей (участников) должника или представителем собственника имущества должника — унитарного предприятия.

При наличии возражений относительно требований кредиторов арбитражный суд проверяет обоснованность требований и наличие оснований для включения указанных требований в реестр требований кредиторов. Требования кредиторов, по которым поступили возражения, рассматриваются в заседании арбитражного суда. По результатам рассмотрения выносится определение о включении или об отказе во включении указанных требований в реестр требований кредиторов. В определении арбитражного суда о включении требований в реестр требований кредиторов указываются размер и очередность удовлетворения таких требований.

Требования кредиторов, по которым не поступили возражения, рассматриваются арбитражным судом для проверки их обоснованности и наличия оснований для включения в реестр требований кредиторов. По результатам такого рассмотрения арбитражный суд выносит определение о включении или об отказе во включении требований в реестр требований кредиторов. Указанные требования могут быть рассмотрены без привлечения лиц, участвующих в деле.

Определение о включении или об отказе во включении требований кредиторов в реестр требований кредиторов вступает в силу немедленно и может быть обжаловано.

Порядок установления размера требований кредиторов в ходе внешнего управления определен ст. 100 комментируемого Закона. Причем кредиторы вправе предъявить свои требования к должнику в любой момент в ходе внешнего управления. Указанные требования: направляются в арбитражный суд и внешнему управляющему с приложением судебного акта или иных подтверждающих обоснованность этих требований документов; включаются внешним управляющим или реестродержателем в реестр требований кредиторов на основании определения арбитражного суда о включении указанных требований в реестр требований кредиторов. Кредитор, предъявивший свои требования, обязан возместить внешнему управляющему расходы на уведомление кредиторов о предъявлении таких требований.

Возражения относительно требований кредиторов могут быть предъявлены в арбитражный суд внешним управляющим, представителем учредителей (участников) должника или представителем собственника имущества должника — унитарного предприятия, а также кредиторами, требования которых включены в реестр требований кредиторов. Такие возражения предъявляются в течение тридцати дней с даты направления внешним управляющим кредиторам уведомлений о получении требований кредитора.

При наличии возражений относительно требований кредиторов арбитражный суд проверяет обоснованность соответствующих требований кредиторов и доказательства уведомления других кредиторов о предъявлении таких требований. По результатам рассмотрения выносится определение арбитражного суда о включении или об отказе во включении указанных требований в реестр требований кредиторов. В определении арбитражного суда о включении указываются размер и очередность удовлетворения таких требований.

При отказе кредитора, предъявившего требование, от возмещения расходов на уведомление кредиторов, требования которых включены в реестр требований кредиторов, арбитражный суд возвращает указанное требование, о чем выносит соответствующее определение. В случае признания арбитражным судом причин незаявления требования в ходе наблюдения уважительными арбитражный суд в определении о включении требования кредитора в реестр требований кредиторов вправе возложить на должника обязанность по возмещению расходов кредитора на уведомление кредиторов о предъявлении таких требований.

Несколько иным является порядок установления состава и размера денежных требований и обязательных платежей для целей возбуждения дела о банкротстве. В данном случае по заявлению конкурсного кредитора и по заявлению уполномоченного органа по денежным обязательствам принимаются во внимание требования, подтвержденные вступившим в законную силу решением суда, арбитражного суда, третейского суда, рассматривавших требование конкурсного кредитора к должнику (п. 3 ст. 6, п. 3 ст. 40 Закона). Требования уполномоченных органов об уплате обязательных платежей принимаются во внимание для возбуждения производства по делу о банкротстве, если такие требования подтверждены решениями налогового органа, таможенного органа о взыскании задолженности за счет денежных средств или иного имущества должника либо вступившим в законную силу решением суда или арбитражного суда (ч. 2 п. 3 ст. 6, п. 6 ст. 41 Закона).

Таким образом, состав и размер денежных обязательств, учитываемых для целей возбуждения дела о банкротстве, должен быть подтвержден судебным решением, вынесенным вне рамок дела о банкротстве, а обязательных платежей, — соответственно, решениями налогового органа, таможенного органа о взыскании задолженности за счет денежных средств или иного имущества должника либо вступившим в законную силу решением суда или арбитражного суда.

6. Согласно п. 5 комментируемой статьи кредиторы по неденежным обязательствам не признаются участниками процесса несостоятельности (банкротства), вместе с тем они не лишены права защиты своих интересов, для чего они могут предъявлять свои требования в суд в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством.

Причиной, по которой неденежные кредиторы не участвуют в процессе несостоятельности (банкротства), является то, что требования кредиторов должны быть сопоставимыми и иметь некое количественное выражение, поскольку для каждого кредитора необходимо установить степень влияния на ход означенного процесса, а для каждого должника — минимальный порог, преодоление которого свидетельствовало бы о его банкротстве. В отношении кредиторов, чьи требования не имеют денежной оценки, данное требование является невыполнимым.

Содержащиеся в комментируемой норме положения устанавливают общий порядок, в соответствии с которым требования кредиторов по неденежным обязательствам заявляются вне рамок процесса о несостоятельности должника. Однако в соответствии с абз. 7 п. 1 ст. 126 комментируемого Закона с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства все требования кредиторов по денежным обязательствам, об уплате обязательных платежей, иные имущественные требования, за исключением текущих платежей, указанных в п. 1 ст. 134 Закона, и требований о признании права собственности, о взыскании морального вреда, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о признании недействительными ничтожных сделок и о применении последствий их недействительности могут быть предъявлены только в ходе конкурсного производства.

Однако при этом возникает вопрос о возможности удовлетворения таких требований без их оценки в денежном эквиваленте. Трансформация неденежного требования в денежное может быть произведена на основе положений ГК РФ о расторжении договора, последствий этого и возмещения убытков (ст. ст. 15, 393, 450, 453), на основе норм ГК РФ об обязательствах вследствие неосновательного обогащения (гл. 60), а также правил, предусмотренных ст. ст. 397 и 405 ГК РФ. Согласно ст. 397 ГК РФ "в случае неисполнения должником обязательства изготовить и передать вещь в собственность, хозяйственное ведение или в оперативное управление, либо передать вещь в пользование кредитору, либо выполнить для него определенную работу или оказать ему услугу кредитор вправе в разумный срок поручить выполнение обязательства третьим лицам за разумную цену либо выполнить его своими силами и потребовать от должника возмещения понесенных необходимых расходов и других убытков".

Более того, по мнению ряда авторов, можно привести и частные, предусмотренные законом для отдельных видов договорных обязательств случаи, когда возможна рассматриваемая трансформация обязательства <33>. Так, применительно к договору купли-продажи с условием о предварительной оплате товара ст. 487 ГК РФ закрепляет, что в случае когда продавец, получивший сумму предварительной оплаты, не исполняет обязанность по передаче товара в установленный срок, покупатель вправе потребовать передачи оплаченного товара или возврата суммы предварительной оплаты за товар, не переданный продавцом. При этом денежное обязательство, трехмесячная просрочка исполнения которого приводит к образованию признаков банкротства, возникает у покупателя уже с момента сообщения требования о возврате суммы предоплаты у продавца. Таким образом, данные положения свидетельствуют о том, что при определенных условиях кредиторы в неденежных обязательствах также имеют возможность инициировать процесс о несостоятельности (банкротстве) должника <34>.

———————————

<33> Белых В.С., Дубинчин А.А., Скуратовский М.Л. Правовые основы несостоятельности (банкротства). М., 2001. С. 31.

<34> Карелина С.А. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства): Учебно-практическое пособие. М.: Волтерс Клувер, 2006.

Федеральным законом от 7 февраля 2011 г. N 8-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О клиринге и клиринговой деятельности" <35> комментируемый Закон дополнен ст. 4.1, вступающей в силу по истечении 180 дней после дня официального опубликования указанного Закона, т.е. с 10 августа 2011 г., следующего содержания.

———————————

<35> Официально текст указанного Федерального закона был опубликован 11 февраля 2011 г. в Российской газете.

.

Рыбасова Е.Н. Комментарий кзакону о банкротстве. М: Юстицинформ, 2011

Количество показов: 9297

Состав и размер денежных обязательств и обязательных платежей 1. Непредъявление должником заявления должника в случаях и срок, которые Заявление о признании должника банкротом в связи с неисполнением им​.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: ЭТАПЫ И СРОКИ ПРОЦЕДУРЫ БАНКРОТСТВА физических лиц?! РЕСТРУКТУРИЗАЦИЯ долгов. РЕАЛИЗАЦИЯ имущества.

Новые правила привлечения к субсидиарной ответственности

Одним из популярных оснований привлечения руководителя (ликвидатора) должника к субсидиарной ответственности в рамках дела о банкротстве является неисполнение им обязанности по самостоятельной подаче заявления о банкротстве своей компании в установленный законом срок1. [1- ст. 9 и ст. 61.12 Закона «О несостоятельности (банкротстве)»]

Общие положения

Особенностью данного основания является то, что оно не связано с совершением контролирующими лицами действий или дачей обязательных для должника указаний, приведших его к банкротству, как это предусмотрено ст. 61.11 или 61.13 Закона о банкротстве. В этом заключается положительный момент для кредиторов и уполномоченных органов — им не нужно доказывать наличие причинной связи между неразумными и недобросовестными действиями руководителя и наступлением банкротства Общества, что на практике сделать довольно трудно2. [2 — Постановление Арбитражного суда Московского округа от 23.04.18 № Ф05-5323/2017 по делу №А41-8170/15; Постановление Седьмого Арбитражного Апелляционного суда от 11.07.2013 г. по делу № А03-18059/2010, Определение Арбитражного суда Рязанской области от 08.07.2016 г. по делу № А54-5519/2015]

Давайте разберемся, в каких случаях руководитель компании обязан подать в арбитражный суд заявление о признании возглавляемой им организации банкротом и насколько такое чистосердечное признание поможет ему в будущем.

По закону руководитель, придя к выводу о неплатежеспособности компании, обязан в течение месяца обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании её банкротом. Ликвидатор организации обязан сделать это в десятидневный срок. Обязанность введена с целью предотвращения более масштабных последствий, чтобы компания не могла принимать на себя дальнейшие невыполнимые денежные обязательства перед кредиторами.

Под финансовой неплатежеспособностью должника необходимо понимать состояние, не позволяющее ему удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, которые составляют не менее 300 000 руб. в течение 3-х месяцев с даты, когда они должны быть исполнены.
Просто направление кредитором претензии должнику об уплате задолженности и неисполнение ее в срок не является доказательством неплатежеспособности должника. При этом, как правило, суды учитывают тот факт, что обязательства не исполняются именно вследствие отсутствия каких-либо активов у Общества.

Вина руководителя должника и причинно-следственная связь по рассматриваемому основанию выражается в том, что из-за несвоевременной подачи им заявления в суд у Общества возникли дополнительные денежные обязательства, которые ввиду отсутствия у него имущества не могли быть исполнены и которых не было бы при подаче заявления в установленный срок.

Размер субсидиарной ответственности по этому основанию существенно ниже, чем по ст. 61.11 или 61.13 Закона о банкротстве. А иногда обязательства, по которым руководителя можно привлечь к субсидиарной ответственности, и вовсе отсутствуют.

Так, если был денежный долг, то заявителю нужно доказать, что руководитель, не подавший вовремя заявление, совершал иные сделки и/или у Общества возникли дополнительные обязательства3. [3 — Постановление Арбитражного суда Московского округа от 06.03.2018 № Ф05-11539/2019 по делу №А40-162165/147; Постановление Пятнадцатого ААС от 27.04.2016 г. по делу № А32-8545/2012]

Если уполномоченный орган хочет привлечь руководителя должника к субсидиарной ответственности в размере задолженности по обязательным платежам, то он должен доказать, что обязанность по уплате налога в такой величине возникла после истечения срока для подачи самостоятельного заявления должника о банкротстве. По этому основанию с руководителя должника нельзя взыскать любую задолженность по уплате налогов (страховых взносов) лишь по той причине, что она осталась непогашенной в связи с недостаточностью имущества должника.4 [4 — Определение СК по экономическим спорам ВС РФ от 31 марта 2016 г. № 309-ЭС15-16713]

Подробнее о сроках

Именно с первопричиной включения в законодательство этого основания ответственности связана ключевая ее особенность — привлечь руководителя к субсидиарной ответственности за несвоевременную подачу заявления должника можно далеко не по всем обязательствам, на удовлетворение которых не хватает имущества Общества. Он несет ответственность лишь по тем, которые возникли по истечению срока, отведенного для подачи такого заявления5. [5 — п. 2 ст. 61.12 Закона о банкротстве]

Таким образом, срок подачи самостоятельного заявления должника о банкротстве определяется в следующем порядке:

Итак, привлечь руководителя должника к субсидиарной ответственности по обязательству, которое послужило основанием для банкротства, не получится. При этом не имеет значения, какое обязательство не смог погасить должник: налоговое или денежное (возврат кредита (займа), оплата товаров (работ, услуг) в установленный договором срок). По этим обязательствам руководителя должника можно привлечь к субсидиарной ответственности только по другому основанию (ст. 61.11 и ст. 61.13 Закона о банкротстве), доказав, что он довел своими действиями Общество до банкротства6. [6 — См. налоговую рассылку «Субсидиарная ответственность руководителей и учредителей должника»]

Зато кредитор, обязательства перед которым возникли по истечению месяца с момента возникновения у компании признаков банкротства, может рассчитывать на исполнение обязательств перед ним за счет директора. В этот же ряд попадают процентные обязательства (пени), начисленные на сумму первоначального долга (налоговой недоимки), послужившей причиной банкротства Общества.

Так, суд привлек7 к субсидиарной ответственности руководителей должника в размере суммы долга перед кредиторами за поставку товаров, а также процентов за пользование чужими средствами (всего около 158 млн. рублей). Они не подали заявление о банкротстве в течение месяца с момента возникновения признаков неплатежеспособности (наличие задолженности более 3-х месяцев и отсутствие имущества для погашения задолженности). Суд выяснил, что признаки неплатежеспособности появились не позднее 05.01.2014 г., поскольку на эту дату у должника была 3-х месячная просрочка уплаты задолженности по уплате страховых взносов в размере более 300 000 руб. А значит руководитель должен был подать заявление должника до 05.02.2014 г. Задолженность, возникшая после этой даты, была взыскана с руководителей, в том числе бывших, в рамках привлечения к субсидиарной ответственности. [7 — Постановление 6 ААС от 19.05.2017 №06АП-71/2017 по делу №А37-1225/2015]

Правило установления даты подачи заявления имеет некоторые нюансы, если задолженность Общества перед кредиторами (уполномоченным органом) была предметом судебного разбирательства:

     1. Первая ситуация — задолженность, числящаяся более трех месяцев, взыскивалась кредитором (уполномоченным органом) в судебном порядке. При этом факт ее наличия не оспаривался Обществом.

В таком случае месячный срок для подачи заявления должника начинает течь сразу после вступления в силу решения суда. Трехмесячный срок для погашения долга истек до подачи заявления в суд о взыскании долга и он не начинает исчисляться по-новому после принятия решения суда о взыскании долга. Именно с момента вступления решения суда в силу кредитор сможет без сомнения утверждать, что руководитель знал о финансовой неплатежеспособности организации.

В качестве примера приведем дело № А03-2834/2012.8 Суд, привлекая руководителя к субсидиарной ответственности, посчитал, что месячный срок для подачи заявления о банкротстве нужно считать с момента вступления в силу первого решения суда о взыскании долгов по кредиту. Эта дата достоверно устанавливает, что руководителю известно о наличии неплатежеспособности должника, поэтому суд решил использовать ее как «точку отчета». [8 — Постановление Двенадцатого ААС от 25.04.2016 г. по делу № А03-2834/2012]

     2. Вторая ситуация — сам факт наличия/отсутствия у Общества задолженности перед кредиторами или уполномоченным органом стал предметом судебного спора.

Так в деле № А12-22933/2012 суд указал9, что по истечении 3-х месячного срока с момента вступления в силу решения суда, установившего размер задолженности, руководитель должника может либо в течение следующего (по сути, четвертого) месяца погасить имеющийся долг, либо подать самостоятельное заявление о банкротстве, если у него отсутствует имущество для исполнения обязательств, определенных судом. [9 — Постановление Двенадцатого ААС от 25.04.2016г. по делу № А12-22933/2012]

Если руководителей несколько, в том числе бывших

Если в компании одновременно несколько единоличных исполнительных органов (директоров, управляющих и т.п.), то, по мнению ВС РФ, они все солидарно могут быть привлечены к субсидиарной ответственности за неподачу заявления о банкротстве.

Исключение из полномочий одного из директоров обязанности подавать заявление о банкротстве ему никак не поможет — данное условие будет признано недействительным.

При этом переживать за платежеспособность должника должны не только действующие руководители, но и бывшие. Если у компании было несколько директоров, сменявших друг друга, и ни один из них не подал заявление о банкротстве, то отвечать буду солидарно все, но за разные периоды времени. Самый первый будет отвечать за весь срок с момента истечения месяца после появления признаков неплатежеспособности. Другие — «со дня истечения увеличенного на один месяц разумного срока, необходимого для выявления ими как новыми руководителями обстоятельств, с которыми закон связывает возникновение обязанности по подаче заявления о банкротстве, и до дня возбуждения дела о банкротстве»10. [10 — п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»]

При этом у бывшего руководителя есть возможность избежать такой ответственности — для этого он должен публично сообщить о неплатежеспособности должника. По обязательствам, возникшим у должника с момента такого сообщения, бывший руководитель субсидарной ответственности не несет. Правда, как сделать такое публичное сообщение, закон не разъясняет.

Про объективное банкротство

На практике все судебные споры привлечения руководителя (ликвидатора) должника к субсидиарной ответственности связаны с установлением даты возникновения обязанности по самостоятельной подаче заявления о банкротстве.

Напомним, для руководителя установлен один месяц, а для ликвидатора — 10 дней для подачи заявления с момента наступления одного из перечисленных ниже обстоятельств (п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве):

  • удовлетворение требований одних кредиторов приводит к невозможности исполнения других; 

  • обращение взыскания на имущество должника существенно осложнит (сделает невозможной) хозяйственную деятельность должника;

  • есть непогашенная в течение 3-х месяцев задолженность перед работниками.

  • должник имеет признаки неплатежеспособности и (или) недостаточности имущества, определение которых раскрывается в абз. 35 и абз. 36 ст. 2 Закона о банкротстве:

Недостаточность имущества — превышение размера денежных обязательств и обязанностей по уплате обязательных платежей должника над стоимостью активов должника;
Неплатежеспособность — прекращение исполнения должником части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей, вызванное недостаточностью денежных средств. При этом действует презумпция недостаточности денежных средств, пока не доказано иное.
(абз. 35 и абз. 36 ст. 2 Закона о банкротстве)

По сути все перечисленные обстоятельства пересекаются друг с другом и на практике сводятся к доказыванию наличия у Общества признаков неплатежеспособности и недостаточности имущества. При этом из данных в Законе о банкротстве определений однозначно не следует, как устанавливать точную дату наступления неплатежеспособности и недостаточности имущества должника, с которой необходимо исчислять месяц или 10 дней для подачи заявления должником.

27 декабря 2017 года Пленум ВС РФ11 также дал разъяснения по этому вопросу. Высшая инстанция в своем постановлении ввела новое понятие — объективное банкротство. [11 — Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»]

То есть само по себе наличие признаков неплатежеспособности не приводит к возникновению обязанности подать заявление о банкротстве. Как справедливо указал ВС РФ, если руководитель, «несмотря на временные финансовые затруднения, добросовестно рассчитывал на их преодоление в разумный срок, приложил необходимые усилия для достижения такого результата, выполняя экономически обоснованный план, такой руководитель может быть освобожден от субсидиарной ответственности на тот период, пока выполнение его плана являлось разумным с точки зрения обычного руководителя, находящегося в сходных обстоятельствах».12 [12 — п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»]

Эта позиция ранее уже была сформулирована в отдельных решениях13, в которых суды подчеркивали недопустимость формального подхода при определении даты возникновения признаков банкротства. [13 — См., например, Определение Верховного Суда РФ от 22.02.2018 N 306-ЭС17-13670(3) по делу N А12-18544/2015]

Сейчас эта установка стала определяющей в судебной практике.

«Объективное банкротство» заключается в том, что суды не должны подходить формально при определении даты, когда должника следует считать неплатежеспособным и начинает течь срок подачи заявления о собственном банкротстве. Необходимо выяснить реальное финансовое состояние должника, также необходимо оценить действия руководства по выходу из кризиса..

Так, например, в деле №А60-35836/201514 суды отказались привлекать директора к субсидиарной ответственности за несвоевременную неподачу заявления о банкротстве. Руководитель сумел доказать, суду, что его действия и намерения были разумными. Суд учел сезонный характер деятельности должника, поэтому наличие кредиторской задолженности в определенный период совсем не означал, что у Общества в этот момент были признаки банкротства. В другие периоды размер активов был достаточен для погашения задолженности. [14 — Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 29.05.2018 N Ф09-2367/18 по делу N А60-35836/2015]

В деле №А50-8807/2013 суды критически оценили разумность антикризисных мер. Руководитель был привлечен к субсидиарной ответственности, но срок, в течение которого возникали долги по «субсидиарке» для руководителя за неподачу заявления, был существенно сокращен. Арбитражный суд Уральского округа признал15, что должник уже на 2011 год имел все признаки неплатежеспособности, однако были приняты антикризисные меры, которые признаны разумными на определенном этапе. Но к 01.10.2012 стало очевидно, что должник является банкротом. Именно по обязательствам, возникшим с этого момента, директора можно привлекать к субсидиарной ответственности. [15 — Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 17.04.2018 №Ф09-8740/15 по делу №А50-8807/2013]

Доказать отсутствие «объективного банкротства» при формальном наличии признаков банкротства должен руководитель. Например, в Постановлении Арбитражного суда Дальневосточного округа от 16.01.2018 N Ф03-5286/2017 по делу № А04-7254/2015 суд отметил, что директор не смог доказать, что наличие признаков неплатежеспособности в определенный момент времени не свидетельствовали о банкротном состоянии должника. В результате его привлекли к субсидиарной ответственности.

Таким образом, в любом случае для руководителя сохраняется высокий риск того, что он не сможет убедить суд, что принимаемые им меры могли вывести компанию из кризисного состояния. Тем не менее это реальный шанс как минимум снизить размер.

Важно! Список кандидатов для привлечения к субсидиарной ответственности по этому основанию не ограничивается директором.

С 30 июля 2017 года закон распространил ответственность за неподачу заявления от имени должника на иные контролирующие его лица (п. 3.1 ст. 9 ФЗ О банкротстве).

Верховный суд РФ конкретизировал положения закона16, определив условия, при совокупности которых этих «иных контролирующих лиц» можно привлечь к «субсидиарке» за неподачу заявления:

     1) это лицо обладало полномочиями по созыву коллегиального органа должника, правомочного принимать решение о ликвидации, или само могло принять решение о ней либо о начале процедуры банкротства; [16 — п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»]

Так, например, для АО и ООО помимо директора созвать внеочередное собрание вправе:

  • совет директоров;

  • ревизионная комиссия (ревизор);

  • аудитор;

  • участники/акционеры, владеющие не менее чем 10% долей/акций.

Что касается коллегиальных органов, то полагаем, что суды по аналогии с ответственностью членов ликвидационной комиссии будут рассматривать действия каждого члена в отдельности и освобождать от субсидиарной ответсвенности тех лиц, «которые действовали добросовестно, приняв все зависящие от них меры, необходимые для подачи комиссией заявления о банкротстве (в частности, требовали созыва собрания членов комиссии, голосовали за принятие соответствующего решения и т.д.), однако их позиция не была поддержана другими членами»17. [17 — абз. 3 п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»]

Также суд позволяет объединить нескольких миноритариев, владеющих менее 10% акций/долей, и привлечь их солидарно к «субсидиарке» в случае, если будет доказана их аффилированность между собой и хотя бы один из них знал о финансовом состоянии компании18. [18 — абз. 9 п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»]

     2) это лицо должно быть контролирующим по отношению к должнику либо выгодоприобретателем по незаконным сделкам.

под контролирующим должника лицом понимается физическое или юридическое лицо, имеющее либо имевшее не более чем за три года, предшествующих возникновению признаков банкротства, а также после их возникновения до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе по совершению сделок и определению их условий.
п. 1 ст. 61.10 Закона о банкротстве

  3) оно не могло не знать о неплатежеспособности должника.

В данном случае будут рассматриваться полномочия лица и его доступ к финансовым показателям.

     4) оно не совершило необходимых действий для начала ликвидации или банкротства должника.

Итоговый перечень лиц, которых можно привлечь к ответственности за неподачу заявления о банкротстве конкретного должника, будет различаться в зависимости от ситуации. Очевидно, что помимо единоличных исполнительных органов риски ответственности появляются в первую очередь у мажоритарных участников/акционеров, ревизоров и ключевых членов совета директоров.

Такое контролирующее лицо в течение 10 дней с момента, когда узнало или должно было узнать о том, что руководитель (ликвидатор) не исполнил свою обязанность по обращению в суд с заявлением о «самобанкротстве» в зависимости от своих полномочий должно:

  • начать процедуру созыва, подготовки и проведения заседания коллегиального органа (общего собрания, совета директоров или ревизионной комиссии) по вопросу об обращении в суд с соответствующим заявлением;

  • самостоятельно принять решение об обращении в суд.

Если этого не будет сделано, то контролирующее лицо может быть привлечено к «субсидиарке» по обязательствам, возникшим в период после истечения предельных сроков на совершение указанных выше действий, солидарно с руководителем.

Практика по привлечению участников должника за неподачу заявления о банкротстве уже начинает формироваться.

Так, в деле № А50-980/201519 по долгам, возникшим после появления признаков несостоятельности, наряду с директором солидарно к субсидиарной ответственности были привлечены учредители ООО-банкрота. Конкурсный управляющий и сам директор доказали, что учредители были в курсе финансового состояния должника и на все просьбы руководителя собраться и решить проблему фактически отвечали отказом. [19 — Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.05.2018 №17АП-1996/2018-АК по делу №А50-980/2015]

Итак, теперь следить за сроками должны не только директора, но и учредители юридических лиц, поскольку вопрос о ликвидации компании, как правило, относится к их компетенции.

Таким образом, если компания не подала заявление о признании себя банкротом (в случае возникновения этой обязанности), то ее действующие и бывшие руководители, а также ликвидатор, могут быть привлечены к субсидиарной ответственности по тем ее долгам, возникшим после истечения установленных сроков для подачи такого заявления. 

Одновременно у них есть шанс доказать, что неплатежеспособность носила временный характер и предпринимаемых мер должно было хватить для вывода компании из затруднений. Однако что-то пошло не так. 

Тем не менее, это основание для привлечения к «субсидиарке» во многом остается формальным: простое неисполнение обязанности по обращению в суд за банкротством, независимо от причин неплатежеспособности, позволяет возложить ответственность на руководителя. 

Поэтому лучше не пренебрегать возможностью подачи такого заявления в суд в целях минимизации личных рисков,. 

Эта рекомендация будет актуальна и для «иных контролирующих компанию лиц», прежде всего учредителей, членов Совета директоров. С 30.07.2017 года в законе появилась возможность привлечения их к ответственности по этому основанию, то есть минуя необходимость доказывания виновных действий по доведению компании до банкротства.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: ОСПАРИВАНИЕ СДЕЛОК ПРИ БАНКРОТСТВЕ [Андрей Егоров — Лексториум]

Кодекс по процедурам банкротства: общая характеристика и скрытые состоит из четырех книг: первая книга регулирует общие положения и сроки, невыполнения должником своих денежных обязательств).

Кодекс по процедурам банкротства: общая характеристика и скрытые нюансы

Гражданин может быть признан банкротом

Главная / Прокуратура разъясняет / Правовое просвещение

С 01.07.2015 вступили в силу изменения в Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», внесенные Федеральными законами от 29.12.2014 № 482-ФЗ и 476-ФЗ.

Изменения направлены на детализацию и введение в действие норм, касающихся института банкротства должников — физических лиц (граждан РФ).

Все денежные обязательства физических лиц в рамках осуществления ими предпринимательской или иной экономической деятельности в случае их неисполнения могут привести к применению положений о банкротстве физических лиц. Для обращения в суд с заявлением о признании должника-гражданина банкротом должны иметь место несколько условий: задолженность гражданина составляет 500 тысяч рублей и обязательство по ее оплате не исполнено в течение 3 месяцев. Обратиться в суд с заявлением о признании гражданина банкротом может сам гражданин, его кредитор или уполномоченный государственный орган.

Помимо мирового соглашения, которое может быть заключено в любое время после признания судом обоснованности заявления о признании гражданина банкротом, изменения предусматривают введение двух новых реабилитационных процедур:

— реструктуризации долгов гражданина в целях восстановления его платежеспособности и погашения задолженности перед кредиторами в соответствии с планом реструктуризации долгов;

— реализации имущества гражданина, применяемой к признанному банкротом гражданину в целях соразмерного удовлетворения требований кредиторов.

Для участия в деле о банкротстве гражданина привлекается специальное лицо — финансовый управляющий, которым может быть утвержденный судом арбитражный управляющий, отвечающий требованиям Закона о банкротстве.

Максимальный срок процедуры банкротства физического лица может составлять почти 4 года (до 3 лет и девяти месяцев, с возможностью продления данного срока при необходимости дальнейшей реализации имущества должника), что предполагает значительные расходы гражданина-должника на осуществление процедур в рамках дела о банкротстве.

Последствия признания гражданина банкротом:

— в течение пяти лет с даты признания гражданина банкротом он не вправе принимать на себя обязательства по кредитным договорам и/или договорам займа без указания на факт своего банкротства;

— в течение трех лет с даты признания гражданина банкротом он не вправе занимать должности в органах управления юридического лица, иным образом участвовать в управлении юридическим лицом;

— в течение 5 лет нельзя скрывать факт принятия плана реструктуризации долгов, если к должнику применялась процедура по реструктуризации долгов гражданина, при кредитовании и приобретении товаров в рассрочку;

— в случае признания гражданина банкротом суд вправе вынести определение о временном ограничении права на выезд гражданина из РФ. Временное ограничение права на выезд гражданина из Российской Федерации действует до даты вынесения определения о завершении или прекращении производства по делу о банкротстве гражданина, в том числе в результате утверждения судом мирового соглашения;

— после признания гражданина банкротом все его имущество идет в конкурсную массу. Исключение составляет имущество, доход от реализации которого существенно не повлияет на удовлетворение требований кредиторов (максимум 10000 рублей), а также имущество, на которое не может быть обращено взыскание в соответствии с гражданским процессуальным законодательством;

— после признания должника-гражданина банкротом все сделки, заключаемые им без участия финансового управляющего, ничтожны и не подлежат удовлетворению за счет конкурсной массы;

— при обнаружении сокрытого имущества производство по делу о банкротстве может быть возобновлено и данное имущество будет реализовано с целью удовлетворения оставшихся требований кредитора.

К индивидуальному предпринимателю применяются все те же последствия, что и к гражданину. Индивидуальный предприниматель не может быть зарегистрирован в указанном статусе в течение года. В течение 5 лет он не вправе осуществлять предпринимательскую деятельность и участвовать в органах управления/иным образом управлять юридическим лицом.

 

Заявление о признании должника банкротом. «Срок неисполнения требований определяется договором, а не решением суда банкротстве по заявлению конкурсного кредитора по денежным обязательствам.