Статья Компенсация морального вреда. Моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем.

До 15 млн рублей: как суды оценивают размер морального вреда потребителям

552

Компенсация вреда для потребителей. Практика в РФ

Закон о защите прав потребителей предусматривает право потребителя на безопасность товаров. п.1 ст.7 ЗПП «Потребитель имеет право на то, чтобы товар (работа, услуга) при обычных условиях его использования, хранения, транспортировки и утилизации был безопасен для жизни, здоровья потребителя, окружающей среды, а также не причинял вред имуществу потребителя. Требования, которые должны обеспечивать безопасность товара (работы, услуги) для жизни и здоровья потребителя, окружающей среды, а также предотвращение причинения вреда имуществу потребителя, являются обязательными и устанавливаются законом или в установленном им порядке». Прописано и право на получение компенсации за вред жизни и здоровью в полном объеме. п.1 ст.14 ЗПП «Вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя вследствие конструктивных, производственных, рецептурных или иных недостатков товара (работы, услуги), подлежит возмещению в полном объеме.» Помимо компенсации вреда жизни и здоровью потребитель в РФ вправе рассчитывать и на компенсацию морального вреда ст.15 ЗПП «Моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда». 

В России довольно большая судебная практика по искам о возмещении вреда причиненного жизни и здоровью потребителей. Существует практика как положительная, так и отрицательная.

Вот примеры положительной:

— Апелляционное определение Московского городского суда от 26.11.2015 по делу N 33-40063/2015. 
Требование: О компенсации морального вреда. Обстоятельства: Истица ссылается на то, что вследствие продажи ответчиком товара ненадлежащего качества она получила телесное повреждение.

Решение: Требование частично удовлетворено, поскольку ответчиком были оказаны услуги общественного питания, не соответствующие требованиям безопасности для жизни и здоровья, в связи с чем ответственность за наступившие последствия в виде повреждения здоровья истицы должен нести ответчик, размер компенсации морального вреда определен с учетом периода лечения истицы, болезненного характера травмы, перенесенного испуга и переживаний.

— Кассационное определение Тюменского областного суда от 26.03.2012 по делу N 33-1169/2012. 

Иск о взыскании стоимости приобретенной продукции и компенсации морального вреда правомерно удовлетворен в части суммы, поскольку истцу переданы ответчиком товары (продукты) ненадлежащего качества, не соответствующие требованиям безопасности для здоровья потребителей, а также обязательным требованиям, предъявляемым к таким продуктам.

— Апелляционное определение Ростовского областного суда от 15.12.2016 по делу N 33-21066/2016. 

Требование: О взыскании убытков, неустойки, штрафа, компенсации морального вреда.

Обстоятельства: В результате приобретения некачественного товара здоровью истца причинен вред.

Решение: Требование удовлетворено частично.

Естественно, о столь крупных суммах, как и в США, говорить не приходится, но динамика положительная, безусловно, есть. Граждане становятся более подвижными в части защиты своих прав, а там, где есть движение, там будет и результат. Если российскому потребителю причинен вред здоровью некачественным товаром или услугой, то фиксируем вред, обращаемся с жалобами в надзорные инстанции, проводим необходимые экспертизы, устанавливаем причинно-следственную связь, и дальше в суд. 

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Закон О защите прав потребителей. Статья 15. Компенсация морального вреда

морального вреда, суд апелляционной инстанции не учел, что в силу ст. Закона о защите прав потребителей моральный вред.

Клиент всегда прав? Верховный суд обобщил практику применения закона о защите прав потребителей

Один из адвокатов в своем комментарии отметила, что мнение Коллегии расходится с разъяснениями Пленума ВС и ущемляет права пациентов, получающих услуги в рамках ОМС. При этом адвокаты поддержали позиции Суда в вопросе пресечения «потребительского экстремизма». Они согласились с правомерностью отказа во взыскании штрафа за неудовлетворение требования в добровольном порядке в том случае, если ненадлежащее качество услуги было установлено только в суде.

15 июля Верховный суд вынес Определение по делу № 44-КГ19-7, которым удовлетворил жалобу больницы, полагавшей, что недопустимо взыскивать с нее штраф за отказ в добровольном порядке удовлетворить требования пациента. Медучреждение сослалось на то, что до вынесения решения первой инстанции оно не знало о том, что услуга была оказана ненадлежащим образом. В этом же акте ВС поставил под сомнение возможность считать пациента по ОМС потребителем, хотя ранее в одном из своих постановлений Пленум высказал другую точку зрения.

Суды взыскали с больницы не только моральный вред, но и «потребительский» штраф

Михаил Кибанов в июле 2014 г. находился на стационарном лечении в Городской больнице им. академика Вагнера в г. Березники. Во время операции ему была занесена инфекция; по этой причине мужчина перенес еще несколько сложных операций, которые проводились уже в Пермской краевой клинической больнице.

Позднее гражданин обратился в городскую больницу с претензией, где указал, что в результате некачественно проведенной операции ему причинен моральный вред. Мужчина оценил свои физические и нравственные страдания в 10 млн рублей и потребовал выплатить ему эту сумму.

Поскольку больница отказалась удовлетворять требования в добровольном порядке, Михаил Кибанов в августе 2017 года обратился в суд с иском о компенсации морального вреда, полученного из-за оказания некачественной медицинской услуги, а также о взыскании штрафа по Закону о защите прав потребителей. Березниковский городской суд Пермского края удовлетворил ходатайство истца о проведении комплексной судебно-медицинской экспертизы. В ней был поставлен вопрос о том, были ли допущены сотрудниками больницы «дефекты оказания медицинской помощи» Кибанову. В результате экспертизы было установлено, что работники учреждения оказали медицинскую помощь некачественно и что именно это привело к негативным последствиям и повторным оперативным вмешательствам. В заключении эксперты указали, что в случае правильного оказания медицинской услуги имелась возможность избежать этого.

Основываясь на этом, Березниковский городской суд взыскал с городской больницы компенсацию морального вреда в размере 2,5 млн рублей и 1,25 млн рублей «потребительского» штрафа.

Пермский краевой суд поддержал первую инстанцию. Дополнительно суд апелляционной инстанции отметил, что виновные действия больницы установлены в суде. Он также признал необоснованными доводы ответчика о том, что, обращаясь в больницу с претензией о компенсации морального вреда, Михаил Кибанов не представил доказательства виновных действий медперсонала. Апелляция не усмотрела оснований для снижения размера взысканного штрафа, сославшись на то, что больница ранее не заявляла ходатайство о снижении его размера и не представляла доказательства его несоразмерности.

Верховный Суд посчитал взыскание «потребительского» штрафа необоснованным

В 2018 году медучреждение присоединилось к Краевой больнице им. академика Вагнера, которая обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд. Представитель больницы просил отменить акты нижестоящих инстанций в части взыскания штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя.

Проанализировав законодательство об основах охраны здоровья граждан, Судебная коллегия по гражданским делам указала, что право на охрану здоровья и медицинскую помощь гарантируется системой закрепляемых в законе мер, включающих в том числе определение качества и стандартов оказания медицинской помощи, а также установление ответственности медицинских организаций за причинение вреда жизни или здоровью при оказании гражданам медицинской помощи. ВС подчеркнул, что законом гарантировано, что медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно. Однако наряду с этим у граждан есть право на получение платных медицинских услуг. К отношениям по предоставлению гражданам платных медицинских услуг применяется законодательство о защите прав потребителей, указал Суд.

При этом Судебная коллегия сослалась на п. 9 Постановления Пленума ВС от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», в соответствии с которым законодательство о защите прав потребителей необходимо применять при предоставлении медицинских услуг в рамках добровольного и обязательного медицинского страхования. Однако, процитировав п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей, Верховный Суд пришел к выводу, что взыскание предусмотренного им штрафа возможно при оказании гражданину только платных медицинских услуг. Он также обратил внимание на п. 8 ст. 84 Закона об основах охраны здоровья граждан, в соответствии с которым Закон о защите прав потребителей применяется к отношениям, связанным с оказанием платных медицинских услуг.

Руководствуясь этой позицией, Судебная коллегия по гражданским делам указала, что для определения возможности применения в данном деле норм о защите прав потребителей нижестоящие суды должны были изучить правовую природу отношений по оказанию Михаилу Кибанову медицинской помощи. По мнению ВС, ключевым моментом было установление того, оказывалась ли медицинская помощь бесплатно либо на возмездной основе. Суд подчеркнул: от факта оплаты медпомощи зависит возможность применения к спорным отношениям законодательства о защите прав потребителей.

ВС также указал: нижестоящие инстанции не приняли во внимание, что вопрос о качестве оказанной медицинской помощи разрешался только в процессе судебного разбирательства по иску Михаила Кибанова, а при обращении в больницу с претензией соответствующих доказательств он не предоставил.

Суд напомнил, что законодательством предусмотрена возможность государственного и ведомственного контроля за соблюдением учреждениями порядков оказания медицинской помощи и ее стандартов. Также возможен контроль качества и условий предоставления медицинской помощи со стороны территориального отделения Фонда обязательного медицинского страхования. Ни одна из этих проверок не была проведена в спорной ситуации. При этом установление данного факта имеет существенное значение для разрешения вопроса о наличии у медицинского учреждения оснований в добровольном порядке удовлетворить требования пациента, указавшего в претензии на оказание ему некачественной медицинской помощи.

Кроме того, как указано в определении, компенсация морального вреда подлежит взысканию в пользу потребителя при наличии вины исполнителя, а ее размер определяется судом после установления в судебном порядке нарушения прав потребителя и вины исполнителя в нарушении этих прав. Однако, указал ВС, вопрос о качестве медицинской помощи разрешался уже в процессе судебного разбирательства. Следовательно, вывод о том, что при обращении Михаила Кибанова с претензией его требования подлежали удовлетворению в добровольном порядке, противоречит закону.

Суд определил, что применять положения п. 9 Постановления Пленума ВС от 28 июня 2012 г. № 17 нужно было не изолированно, а в комплексе со ст. 15 Закона о защите прав потребителей, нормами Закона об основах охраны здоровья граждан и Правил предоставления медицинскими организациями платных услуг.

На основании указанных доводов Верховный Суд отменил предыдущие постановления и вернул дело в первую инстанцию на повторное рассмотрение.

Эксперты поддержали ВС в необходимости пресечения «потребительского экстремизма»

Адвокат, управляющий партнер «Адвокатской группы “ОНЕГИН”» Ольга Зиновьева полагает, что отмеченное Постановление Пленума № 17 обоснованно распространило действие гарантий, содержащихся в законодательстве о защите прав потребителей, на все категории пациентов, включая тех, кто получает медицинские услуги в рамках программы государственных гарантий, то есть за счет средств обязательного медицинского страхования.

Она указала, что анализируемое определение содержит две позиции, принципиально отличные от применяемого в настоящее время в судебной практике толкования. Первая позиция, полагает Ольга Зиновьева, «необоснованно поражает в правах пациентов, не приобретающих медицинские услуги за прямую оплату, а получающих их за счет ОМС».

Адвокат обратила внимание на тот факт, что в обоснование отказа во взыскании штрафа Верховный Суд сослался на понятие потребителя из преамбулы Закона о защите прав потребителей, посчитав, что им является только лицо, приобретающее услуги по возмездному договору, то есть за плату. «Эта позиция кардинально расходится с п. 9 Постановления Пленума № 17, поскольку данным определением Верховный Суд фактически отнимает у пациентов, не заключающих с медицинской организацией прямого возмездного договора, те процессуальные гарантии, которые дает им закон, – разъяснила Ольга Зиновьева. – Это не только право на взыскание в их пользу штрафа, но и право на альтернативную подсудность, на отсутствие пошлины, на 10-летнюю исковую давность при допущении существенных недостатков услуги, на предусмотренные законом штрафные неустойки, на иное распределение бремени доказывания».

Кроме того, она полагает, что если Суд посчитал, что квалифицирующим признаком для применения потребительского законодательства является «возмездный договор», то ему необходимо было обратиться к Закону об обязательном медицинском страховании, в котором подробно описана система договоров, обеспечивающих работу системы ОМС. Согласно этому закону медицинская организация оказывает услуги на основании возмездных договоров, заключаемых со страховыми компаниями, где пациент является выгодоприобретателем, то есть потребителем медицинской услуги, пояснила эксперт.

«Учитывая противоречие позиции одной из коллегий ВС по конкретному делу позиции Пленума, полагаю, что Верховный Суд должен демонстрировать последовательность правоприменения и толкования права», – подчеркнула Ольга Зиновьева.

Гораздо более верной ей представляется вторая принципиальная позиция, которая, как указала адвокат, может поставить заслон на пути так называемого потребительского экстремизма. По мнению Ольги Зиновьевой, Верховный Суд фактически сказал, что отказ от удовлетворения законных требований потребителя в добровольном порядке отсутствует в том случае, если одновременно соблюдены следующие условия. Первое – на момент предъявления претензии к исполнителю у него отсутствуют данные о том, что услуга не отвечает требованиям качества. Второе – в дальнейшем качество услуги является предметом исследования в суде и судом же устанавливается сумма компенсации морального вреда. При их соблюдении наказание за такой отказ в виде штрафа наступать не должно.

Адвокат, председатель Коллегии адвокатов системы биоэкологической безопасности и здравоохранения РФ Юрий Меженков полагает, что ВС постепенно начинает приводить к общим критериям оценки «чрезмерно перегруженную подзаконными актами медицинскую отрасль».

Он согласился с тем, что в данном случае у больницы отсутствовала обязанность по добровольному возмещению вреда, поскольку ее вина была установлена лишь в ходе судебного разбирательства. Адвокат подчеркнул, что для взыскания «потребительского» штрафа не имеет принципиального значения, платно или бесплатно оказывалась медицинская помощь. «Принципиальными моментами будут доказанность ненадлежащего оказания медицинской помощи именно на досудебном этапе и последующий отказ медицинской организации от добровольного возмещения», – утверждает он.

Эксперт отмечает, что в последние годы получил достаточно широкое распространение «потребительский экстремизм», в том числе и среди пациентов медучреждений. «Позиция ВС, высказанная по данному делу, упростит досудебное возмещение причиненного вреда здоровью, поскольку медорганизация будет поставлена перед выбором: заплатить требуемую пациентом сумму во внесудебном порядке или ту же сумму по судебному решению плюс штраф», – полагает Юрий Меженков.

морального вреда при нарушении прав потребителей и выработка единообразной практики определения размера компенсации морального вре- да.

Право потребителя на возмещение морального ущерба. Новая позиция Верховного Суда.

Согласно пункту 5 части 1 статьи 4 Закона Украины «О защите прав потребителей», возмещению подлежит моральный вред, причиненный опасной для жизни и здоровья людей продукцией, в случаях, предусмотренных законодательством

24 декабря 2008 года коллегия судей Судебной палаты по гражданским делам Верховного Суда Украины, рассмотрев в судебном заседании дело по иску гр-на М. к гр-ну Д. — о расторжении договора купли-продажи, возмещении материального и морального вреда, установила следующее.

В августе 2007 года гр-н М. обратился в суд с иском к гр-ну Д. о расторжении договора купли-продажи, возмещении материального и морального вреда.

Указал, что между ним и ответчиком 12 февраля 2007 года был заключен договор купли-продажи часов Appella стоимостью 1647 грн.

Ссылаясь на то, что часы оказались ненадлежащего качества, просил расторгнуть договор купли-продажи часов Appella, обязать ответчика возвратить ему 1647 грн — стоимость часов и взыскать 1000 грн на возмещение морального вреда.

Решением Шевченковского районного суда г. Львова от 18 октября 2007 года, оставленным без изменений определением Апелляционного суда Львовской области от 4 февраля 2008 года, исковые требования гр-на М. удовлетворены частично: расторгнут договор купли-продажи часов Appella, заключенный между гр-ном М. и гр-ном Д. 12 февраля 2007 года; взыскано с гр-на Д. пользу гр-на М. 1647 грн — стоимость часов, 313,20 грн расходов на проведение экспертизы, 500 грн на возмещение морального вреда; взыскано с гр-на Д. в пользу государства 51 грн судебного сбора и 30 грн расходов на информационно-техническое ­обеспечение рассмотрения дела.

В кассационной жалобе гр-н Д. просит отменить указанные судебные решения, а дело передать на новое рассмотрение в суд первой инстанции, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права и нарушение норм процессуального права.

Кассационная жалоба подлежит частичному удовлетворению на следующих основаниях.

Удовлетворяя частично исковые требования гр-на Д., суд первой инстанции, с выводом которого согласился и апелляционный суд, исходил из того, что товар, приобретенный истцом, был ненадлежащего качества, а потому согласно Закону Украины «О защите прав потребителей» имеются правовые основания для расторжения договора купли-продажи и возмещения морального вреда.

Тем не менее, полностью согласиться с такими выводами судов нельзя.

Судами установлено, что согласно договору купли-продажи от 12 февраля 2007 года гр-н М. приобрел у гр-на Д. часы Appella стоимостью 1647 грн. Продавцом в подтверждение приобретения указанного товара был выдан истцу гарантийный талон сроком на 12 месяцев. В процессе эксплуатации часов Appella были выявлены недостатки товара, о чем истец уведомил ответчика, который, в свою очередь, осуществил ремонт указанных часов.

Согласно абзацу 2 части 1 статьи 8 Закона Украины «О защите прав потребителей», в случае выявления на протяжении установленного гарантийного срока существенных недостатков, возникших по вине производителя товара (продавца, исполнителя), или фальсификации товара, подтвержденных по необходимости выводом экспертизы, потребитель, в порядке и в сроки, установленные законодательством и на основании обязательных для сторон правил или договора, имеет право по своему выбору требовать от продавца или производителя: 1) расторжение договора и возврат уплаченной за товар денежной суммы; 2) замены товара на такой же товар или на аналогичный, из числа имеющихся у продавца (производителя), товар.

Установив, что часы Appella, приобретенные гр-ном М. у гр-на Д., имели существенные недостатки, суды обоснованно пришли к выводу о наличии оснований для удовлетворения исковых требований о расторжении договора купли-продажи часов Appella и возврате уплаченной за них суммы.

При установлении указанных фактов судами не были нарушены нормы процессуального права, решения судов в этой части отвечают требованиям материального права и установленным обстоятельствам дела.

Вместе с тем, принимая решение о возмещении морального вреда, суды исходили из того, что такая ответственность предусмотрена статьей 22 Закона Украины «О защите прав потребителей».

Тем не менее, согласиться с таким выводом судов нельзя.

Согласно части 2 статьи 22 Закона Украины «О защите прав потребителей» и пункту 23 постановления Пленума Верховного Суда Украины от 12 апреля 1996 года № 5 «О практике рассмотрения гражданских дел по искам о защите прав потребителей», при удовлетворении требований потребителя суд одновременно решает вопрос относительно возмещения морального (неимущественного) вреда.

Но удовлетворение такого требования при условии его предъявления возможно с учетом положений пункта 5 части 1 статьи 4 Закона Украины «О защите прав потребителей», преду­сматривающих право потребителей на возмещение морального (неимущественного) вреда, причиненного опасной для жизни и здоровья людей продукцией (товаром, работой или услугой, которые производятся, выполняются или предоставляются для общественных нужд), в случаях, предусмотренных законом.

Возлагая на гр-на Д. обязанность возмещения причиненного морального вреда, суды на указанные требования закона внимания не обратили и не учли, что по смыслу пункта 5 ­части 1 статьи 4 Закона Украины «О защите прав потребителей» возмещению подлежит моральный вред, причиненный опасной для жизни и здоровья людей продукцией, в слу­чаях, преду­смотренных законодательством.

При таких обстоятельствах, поскольку фактические обстоятельства дела судами установлены в полном объеме, но неправильно применен материальный закон, регулирующий спорное правоотношение, решения судов первой и апелляционной инстанций в части возмещения морального вреда согласно требованиям статьи 341 ГПК Украины подлежат отмене с принятием в этой части нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований.

В остальной части решения судов первой и апелляционной инстанций приняты с соблюдением норм материального и процессуального права.

Руководствуясь подпунктом 1.5 части 1 статьи 336, статьями 337, 341, пунктом 1 час­ти 1 статьи 344 ГПК Украины, коллегия судей Судебной палаты по гражданским делам Верховного Суда Украины постановила:

— кассационную жалобу гр-на Д. удовлетворить частично;

— решение Шевченковского районного суда г. Львова от 18 октября 2007 года и определение Апелляционного суда Львовской области от 4 февраля 2008 года в части удовлетворения исковых требований гр-на М. о возмещении морального вреда отменить;

— в удовлетворении исковых требований гр-на М. к гр-ну Д. о возмещении морального вреда отказать;

— в остальной части решение Шевченковского районного суда г. Львова от 18 октября 2007 года и определение Апелляционного суда Львовской области от 4 февраля 2008 года оставить без изменений.

Решение обжалованию не подлежит.

(Решение Верховного Суда Украины от 24 декабря 2008 года. Дело № 6-6450 св 08. Председательствующий — Сенин Ю.Л. Судьи — Левченко Е.Ф., Лихута Л.Н., Охримчук Л.И., Романюк Я.М.)

Поделиться

Право потребителя на возмещение морального ущерба. Моя практика,; Статьи Несколько иная позиция относительно морального вреда была высказана в постановлении Верховного Суда от года.