О предоставлении жилья членам семей военнослужащих, погибших (​умерших) в военная служба) договор найма служебного жилого помещения.

Как подать документы на служебное жилье для военнослужащих?

Служебное жилье предоставляется не совсем бесплатно.

Военнослужащий оплачивает коммунальные платежи, а также непосредственно найм жилого помещения.

Нормы жилищного кодекса в отношении платы за найм

В соответствии с частью 1 статьи 154 ЖК РФ плата за жилое помещение и коммунальные услуги для нанимателя жилого помещения, занимаемого по договору социального найма или договору найма жилого помещения государственного или муниципального жилищного фонда, включает в себя:

  • плату за пользование жилым помещением (плата за наем);
  • плату за содержание жилого помещения, включающую в себя плату за услуги, работы по управлению многоквартирным домом, за содержание и текущий ремонт общего имущества в многоквартирном доме, а также за холодную воду, горячую воду, электрическую энергию, потребляемые при использовании и содержании общего имущества в многоквартирном доме, за отведение сточных вод в целях содержания общего имущества в многоквартирном доме (далее также — коммунальные ресурсы, потребляемые при использовании и содержании общего имущества в многоквартирном доме). Капитальный ремонт общего имущества в многоквартирном доме проводится за счет собственника жилищного фонда;
  • плату за коммунальные услуги.

Согласно части 2 статьи 156 ЖК РФ размер платы за пользование служебным жилым помещением определяется исходя из занимаемой общей площади (в отдельных комнатах в общежитиях исходя из площади этих комнат) жилого помещения. Размер платы устанавливается в соответствии с методическими указаниями Минстроя России.

Как рассчитывается размер платы

Для определения размера платы применяется формула:

Пнj = Нб * Кj * Кс * Пj, где

Пнj — размер платы за наем j-ого жилого помещения, предоставленного по договору социального найма или договору найма жилого помещения государственного или муниципального жилищного фонда;
Нб = СРс * 0,001, где
Нб — базовый размер платы за наем жилого помещения;
СРс — средняя цена 1 кв. м. общей площади квартир на вторичном рынке жилья в субъекте Российской Федерации, в котором находится жилое помещение государственного или муниципального жилищного фонда, предоставляемое по договорам социального найма и договорам найма жилых помещений;
Кj — коэффициент, характеризующий качество и благоустройство жилого помещения, месторасположение дома;
Кс — коэффициент соответствия платы, устанавливается в интервале [0;1] исходя из социально-экономических условий в данном муниципальном образовании и исходя из категории граждан-нанимателей;
Пj — общая площадь j-ого жилого помещения, предоставленного по договору социального найма или договору найма жилого помещения государственного или муниципального жилищного фонда (кв. м).

По имеющейся у нас информации размер такой платы обычно не превышает 1 тыс.руб.


Короткая ссылка на эту статью: https://mlds.ru/~KcDGQ

Оставьте отзыв

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Служебное жилье. Основания и порядок предоставления служебного жилья для военнослужащих

Следующим этапом в процедуре получения военнослужащим служебной квартиры является заключение договора найма в отношении жилья из.

Жилищное правоотношение по найму служебного жилого помещения

Обзорная справка о судебной работе гарнизонных военных судов Тихоокеанского флота по рассмотрению административных и гражданских дел во втором полугодии 2018 года

Обзорная справка о судебной работе гарнизонных военных судов Тихоокеанского флота по рассмотрению административных и гражданских дел во втором полугодии 2018 года

Утверждена

постановлением президиума

Тихоокеанского флотского

военного суда

от «25» декабря 2018 года

 

ОбзорНАЯ СПРАВКА

о судебной работе гарнизонных военных судов Тихоокеанского флота

по рассмотрению административных и гражданских дел

во втором полугодии 2018 года

 

В анализируемом периоде подведомственными гарнизонными военными судами рассмотрено 413 административных исковых заявлений военнослужащих об оспаривании действий и решений органов военного управления и воинских должностных лиц и военных прокуроров в защиту прав военнослужащих, а также 308 исковых заявлений.

В первом полугодии 2018 года было рассмотрено 385 административных исков и 207 исковых заявлений.

Таким образом, количество обращений военнослужащих за судебной защитой нарушенных прав увеличилось на 28 заявлений (7,3%), а количество обращений соответствующих органов и должностных лиц с исками увеличилось на 101 заявление (48,8%).

По категориям рассмотренные гарнизонными военными судами заявления распределились следующим образом:

Категории жалоб

II полугодие 2018 года

I полугодие 2018 года

кол – во

в   %   от общ. кол-ва

кол – во

в   %   от общ. кол-ва

Ненадлежащее обеспечение

положенными видами довольствия

85

20,6%

83

21,6%

Прохождение военной службы    (заключение контракта, назначение,  перевод, снижение в должности, увольнение, зачисление в распоряжение)

151

36,6%

163

42,3%

Обеспечение жильем

125

30,3%

111

28,8%

Привлечение к дисциплинарной  ответственности и лишение доп. выплат, надбавок и компенсаций

34

8,2%

17

4,4%

Иные жалобы

18

4,3%

11

2,9%

Всего:

413

100%

385

100%

Исковые заявления

О возмещении вреда

94

30,5%

55

26,6%

Прочие исковые дела

214

69,5%

152

73,4%

Всего:

308

100%

207

100%

В апелляционном порядке флотским судом рассмотрено 224 судебных дела против 271 дела в первом полугодии 2018 года (-17,3%).

По результатам апелляционного рассмотрения были отменены 34 судебных решения. Таким образом, стабильность судебных решений к числу обжалованных в апелляционном порядке составила 84,8%, к числу вынесенных решений – 95,3%.       В предыдущем полугодии эти показатели составляли 87,5% и 94,3% соответственно,то есть качество рассмотрения дел указанной категории изменилось несущественно и осталось практически на прежнем уровне.

Кроме того, флотским судом в кассационном порядке рассмотрено 140 жалоб на вступившие в законную силу решения гарнизонных военных судов. По 77 жалобам были истребованы дела, 4 из которых переданы для рассмотрения в президиум Тихоокеанского флотского военного суда, которым отменены 2 апелляционных определения и 1 определение флотского суда (о возврате административного иска).

Данные апелляционной и кассационной практики свидетельствуют о том, что 13 или 38,2% судебных ошибок обусловлены несоответствием выводов, изложенных в решении суда, фактическим обстоятельствам дела (в первом полугодии 2018 года – 37,1%), 7 или 20,6% – неправильным применением норм материального права (22,9%), 6 или 17,6% – неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для дела (20%), 6 или 17,6% – нарушением норм процессуального права (17,1%), 2 или 5,9% – недоказанностью установленных судом обстоятельств (2,9%).

2. ВОПРОСЫ, СВЯЗАННЫЕ С ПРОХОЖДЕНИЕМ  ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ.

Пользование военнослужащим в период предоставленных при увольнении отпусков своими правами и социальными гарантиями на охрану здоровья и   медицинскую помощь, сохранёнными за ним после увольнения с военной службы, его права на отдых не нарушает, и основанием для продления срока военной службы не является.

Флотским военным судом в связи с несоответствием выводов суда первой     инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела и неправильным применением норм материального права отменено решение Владивостокского гарнизонного военного суда в части разрешения требований К. о признании незаконными действий командира воинской части, связанных с установлением даты его исключения из списков личного состава воинской части.

Административный истец, признанный военно-врачебной комиссией годным к военной службе с незначительными ограничениями, был уволен с военной службы на основании подп. «а» п. 1 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и     военной службе». Поскольку до истечения 14 сентября 2017 года срока военной службы К. не были использованы основные отпуска за 2016 и 2017 годы и отпуск по личным обстоятельствам, эти отпуска, а также основной отпуск пропорционально прослуженному времени за 2018 год были предоставлены ему в соответствии с п. 16 ст. 29 Положения о порядке прохождения военной службы без разрыва между ними с 15 ноября 2017 года по 21 апреля 2018 года с последующим исключением из списков личного состава воинской части.

Во время использования этих отпусков К. дважды обращался к командованию с рапортами об их продлении в связи с нахождением на стационарном лечении, которые были удовлетворены и дата исключения его из указанных списков     изменена на 11 мая 2018 года, а затем на 30 мая 2018 года приказами командира     воинской части от 5 апреля 2018 года и от 28 мая 2018 года, соответственно.

Гарнизонный военный суд, признавая незаконным установление даты исключения К. из списков личного состава воинской части последним из указанных приказов, сослался на нахождение административного истца на стационарном лечении с 29 мая по 21 июня 2018 года и посчитал его права нарушенными, указав, что К. не мог быть исключён из списков личного состава воинской части в этот период.

Эти выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела и основаны на неправильном толковании закона.

Пункт 11 ст. 38 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», устанавливая, что окончанием военной службы считается дата исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части, которая, по общему правилу, совпадает с днем истечения срока военной службы, а также закрепляя перечень случаев, когда военнослужащий, срок службы которого истек, не может быть исключен из списков личного состава воинской части, во взаимосвязи с иными    нормами этого Федерального закона и Положения о порядке прохождения военной службы направлен на регламентацию вопросов, связанных с порядком определения срока военной службы и времени его истечения. Абзац третий этого пункта, закрепляющий положение, согласно которому военнослужащий, находящийся на стационарном лечении, не может быть исключен из списков личного состава воинской части в день истечения срока его военной службы, направлен на защиту интересов лиц, проходящих военную службу и находящихся на стационарном лечении, предоставляя им гарантии сохранения статуса военнослужащего в указанный период.

Пункт 18 статьи 29 Положения о порядке прохождения военной службы предусматривает продление на соответствующее количество дней болезни основного или дополнительного отпуска, кроме отпуска по личным обстоятельствам, на основании справки из лечебного учреждения.

Эта норма Положения, устанавливая правила продления отпусков военнослужащим, обеспечивает им возможность полноценной реализации права на отдых и гарантирует достижение целей предоставления основного и дополнительного отпусков, обусловленных необходимостью последующего надлежащего исполнения      обязанностей военной службы.

По делу установлено, что К. при увольнении после истечения срока военной службы последовательно без разрыва предоставлены все причитающиеся  отпуска, протяженность которых по делу не оспаривается, с последующим исключением из списков личного состава воинской части, что подразумевает прекращение с ним военно-служебных отношений.

Таким образом, согласно системному толкованию изложенных выше норм    закона и Положения, пользование К. в период предоставленных при увольнении отпусков своими правами и социальными гарантиями на охрану здоровья и  медицинскую помощь, указанными в пунктах 2 — 4 ст. 16 Федерального закона         «О статусе военнослужащих», сохранёнными за ним в силу пункта 5 настоящей     статьи после увольнения с военной службы, его права на отдых не нарушает, и основанием для продления срока военной службы не является.

Кроме того, в связи с обращением за медицинской помощью в этот период дата исключения К. из списков личного состава воинской части дважды изменялась на время нахождения его на стационарном лечении.

Эти имеющие значение для правильного решения по делу обстоятельства      судом первой инстанции оставлены без внимания и оценки.

Вопреки выводам гарнизонного военного суда при увольнении с военной службы и установлении даты исключения из списков личного состава воинской части К. на стационарном лечении не находился. Прохождение стационарного лечения в военном госпитале с 29 мая по 21 июня 2018 года, то есть пользование правом на бесплатную медицинскую помощь, не может расцениваться как основание для продления отпусков и восстановления в списках личного состава воинской части на весь срок использования этого права после увольнения с военной службы.

Кроме того, К. по поводу госпитализации в указанный период к командованию воинской части не обращался, оснований для разрешения данного вопроса в порядке п. 18 ст. 29 Положения и вывода о нарушении его прав также не имелось.

Таким образом, поскольку права К. нарушены не были, то оснований для возложения обязанностей по изменению даты исключения его из списков личного состава воинской части и перерасчета денежного довольствия в соответствии с п. 1   ч. 2 ст. 227 КАС РФ у суда первой инстанции не имелось.

Отменив решение гарнизонного военного суда в указанной части, флотский  военный суд отказал административному истцу в удовлетворении требования об    изменении даты его исключения из списков личного состава воинской части.

 

Военнослужащие, находящиеся по заключению врача под диспансерным динамическим наблюдением, к проверке физической подготовленности не       допускаются и проходят проверку по контрольным упражнениям после его окончания.

Решением Владивостокского гарнизонного военного суда отказано в удовлетворении административного иска об оспаривании М. решения начальника федерального государственного казённого военного образовательного учреждения высшего образования «Тихоокеанское высшее военно-морское училище имени С.О. Макарова» Министерства обороны Российской Федерации (далее – ТОВВМУ) об   отчислении из числа курсантов.

В обоснование принятого решения суд указал, что в отношении М., не ликвидировавшего в установленные сроки академическую задолженность по     физической подготовке, командованием ТОВВМУ были надлежаще выполнены предписания п. 57 Порядка организации и осуществления образовательной деятельности по основным профессиональным образовательным программам, реализуемым в интересах обороны государства в федеральных государственных военных профессиональных образовательных организациях и военных образовательных организациях высшего образования Министерства обороны Российской Федерации, утверждённого приказом Министра обороны РФ от 15 сентября 2014 года № 670 (далее – Порядок организации и осуществления образовательной деятельности в военных образовательных организациях), и п. 232 Наставления по физической подготовке в Вооруженных Силах Российской Федерации, утверждённого приказом Министра обороны РФ от 21 апреля 2009 года № 200 (далее – Наставление по физической подготовке).

Этот вывод суда первой инстанции является ошибочным.

Из материалов дела усматривается, что обучавшийся на 1 курсе ТОВВМУ М. 19 декабря 2017 года не привлекался к промежуточной аттестации по  физической подготовке в связи с нахождением в период с 11 декабря этого же года по    7 января 2018 года на стационарном лечении, по окончании которого, на основании рекомендаций, содержащихся в выписном эпикризе, 10 января указанного года он был взят врачом-терапевтом образовательного учреждения на шесть месяцев под диспансерное динамическое наблюдение. С 26 февраля по 19 марта 2018 года административный истец вновь с этим же заболеванием, а также полученной травмой,   находился на стационарном лечении, по результатам которого ему был повторно    установлен шестимесячный срок диспансерного динамического наблюдения и вторая группа состояния здоровья.

Невзирая на указанные обстоятельства, приказом начальника ТОВВМУ от 23 марта 2018 года М. предписано 10 апреля этого же года ликвидировать академическую задолженность по физической подготовке.

В связи с тем, что административный истец в указанный день не смог выполнить одно из четырёх вынесенных на зачёт упражнений, приказом начальника    ТОВВМУ от 11 апреля 2018 года ему на 14 апреля этого же года был назначен новый срок аттестации по названному предмету обучения, которую он также не прошёл и получил неудовлетворительную оценку.

Оспариваемыми приказами начальника ТОВВМУ М., не заключавший контракт о прохождении военной службы, отчислен из числа курсантов названного военного образовательного учреждения по неуспеваемости, исключён из списков его личного состава с 25 апреля 2018 года и направлен в одну из воинских частей ТОФ для прохождения военной службы по призыву.

Вместе с тем п. 57 Порядка организации и осуществления образовательной деятельности в военных образовательных организациях предусмотрено, что обучающиеся, не проходившие промежуточную аттестацию по физической подготовке по состоянию здоровья, а также имеющие академическую задолженность по физической подготовке по результатам промежуточной аттестации, проходят промежуточную  аттестацию по физической подготовке, в том числе повторно, в порядке, установленном Наставлением по физической подготовке. Сроки прохождения промежуточной аттестации и ликвидации академической задолженности по физической подготовке для указанных в этом пункте обучающихся не могут превышать сроков начала очередной промежуточной аттестации.

Согласно п. 16 Наставления по физической подготовке слушатели и курсанты, освобожденные от занятий по физической подготовке или находящиеся под диспансерным динамическим наблюдением, проходят проверку по контрольным упражнениям после его окончания.

Аналогичные положения содержит п. 44 Руководства по диспансеризации     военнослужащих в Вооруженных Силах Российской Федерации, утверждённого приказом Министра обороны РФ от 18 июня 2011 года № 800, в соответствии с которым военнослужащие, имеющие отклонения в состоянии здоровья и отнесенные в результате углубленного медицинского освидетельствования по состоянию здоровья к третьей группе состояния здоровья, и некоторые лица из второй группы состояния здоровья, перенесшие острые заболевания и травмы, находящиеся по заключению врача под диспансерным динамическим наблюдением, к проверке физической подготовленности не допускаются.

Допрошенный судом апелляционной инстанции начальник учебно-методического отдела ТОВВМУ пояснил, что нахождение М. под диспансерным динамическим наблюдением в процессе принятия решения об отчислении не учитывалось, равно, как и не рассматривалась возможность определения для него в связи с этим более позднего срока ликвидации академической задолженности по физической подготовке.

При таких обстоятельствах оспариваемые решения административного ответчика не соответствовали взаимосвязанным положениям п. 57 Порядка организации и осуществления образовательной деятельности в военных образовательных организациях и п. 16 Наставления по физической подготовке, а начальник ТОВВМУ был обязан рассмотреть вопрос об установлении сроков ликвидации академической задолженности для М. по истечении срока его нахождения под диспансерным динамическим наблюдением.

Учитывая изложенное, флотский военный суд отменил решение гарнизонного военного суда в связи с неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для административного дела, и неправильным применением норм материального права и принял новое решение о частичном удовлетворении административного иска.

 

Увольнение военнослужащего в связи с лишением допуска к государственной тайне после подтверждения отсутствия в Вооруженных Силах РФ воинских должностей, не предусматривающих наличие такого допуска, признано судом апелляционной инстанции правомерным с учетом того, что на момент принятия командованием решения иных оснований для его увольнения с военной службы не имелось.

Решением Уссурийского гарнизонного военного суда частично удовлетворен административный иск Т. и на командующего войсками Восточного военного округа возложена обязанность изменить основание увольнения Т. с военной службы с подп. «г» п. 2 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» (в связи с лишением допуска к государственной тайне) на подп. «б» п. 1 ст. 51 указанного закона  (по истечении срока контракта).

Принимая такое решение, суд сослался на подп. «г» п. 4 ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы, подп. «б» п. 1 и «г» п. 2 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», п. 28 Порядка деятельности должностных лиц и органов военного управления по организации прохождения военной службы по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденного приказом Министра обороны РФ от 30 октября 2015 года № 660, на основании которых сделал вывод о нарушении порядка увольнения Т., указав, что до принятия решения о его увольнении в связи с лишением допуска к государственной тайне не выяснялся вопрос о наличии иных оснований увольнения, а в отсутствие рапорта о заключении нового контракта командованием не были уточнены намерения административного истца о его заключении.

Данный вывод суда первой инстанции основан на неправильном истолковании норм материального права и не соответствует установленным по делу обстоятельствам, имеющим существенное значение для его разрешения.

Как видно из материалов дела срок действия заключенного с Т. контракта о прохождении военной службы истекал 18 июня 2018 года. В декабре 2017 года административный истец был лишен допуска к сведениями, составляющим     государственную тайну, в связи с чем командованием было принято решение о его увольнении с военной службы на основании  подп. «г» п. 2 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», о чем свидетельствует проведенная с ним 23 января 2018 года беседа об увольнении. 26 марта 2018 года телеграммой  командиру воинской части доведено о том, что в Вооруженных Силах РФ отсутствуют должности, не предусматривающие допуск к сведениям, составляющим государственную тайну, для размещения Т. 2 апреля 2018 года воинским должностным лицом оформлено представление к увольнению административного истца с военной службы по указанному основанию, которое было реализовано приказом командующего войсками Восточного военного округа от 10 мая 2018 года. С рапортом об увольнении с военной службы по иным основаниям до издания этого приказа Т. не обращался, а при проведении с ним беседы о намерении уволиться с военной службы по истечении срока контракта не заявлял.

 Согласно пунктам 8, 9, 11 ст. 9 Положения о порядке прохождения военной службы военнослужащий, у которого заканчивается срок действующего контракта, не менее чем за четыре месяца до истечения его срока подает рапорт о заключении с ним нового контракта, а не подавший в указанный срок рапорт военнослужащий представляется к увольнению. При этом командир воинской части не позднее, чем за три месяца до истечения у военнослужащего срока контракта принимает решение о       заключении нового контракта или об отказе в его заключении. Таким образом, решение об увольнении военнослужащего по истечении срока контракта командир воинской части должен принять за три месяца до истечения срока этого контракта и только с этого момента военнослужащий, ранее не подавший рапорт об увольнении или о заключении нового контракта, может рассматриваться как подлежащий увольнению на основании подп. «б» п. 1 ст. 51 Федерального закона « О воинской обязанности и военной службе».

С учетом изложенного, на момент принятия командиром воинской части решения об увольнении Т. на основании подп. «г» п. 2 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» (23 января 2018 года) иных оснований для его увольнения не имелось, а после начала процедуры увольнения по указанному основанию необходимость в принятии решения, указанного в п. 8 ст. 9 Положения о порядке прохождения военной службы, отсутствовала. Поэтому действия командира воинской части по представлению административного истца к увольнению по этому основанию, после получения сведений об отсутствии в Вооруженных Силах РФ должностей для его размещения, не предусматривающих допуск к сведениям, составляющим государственную тайну, вопреки выводам в решении суда не противоречили требованиям

Тонкости предоставления служебного жилья военным компенсации за наем (поднаем) жилых помещений военнослужащим всех.

Минобороны предложит увеличить компенсации военным за найм жилья

11.10.2017  / Пролетарский район г. Тулы

 

     Служебные жилые помещения являются специализированными жилыми помещениями и предоставляются на основании решений собственников таких помещений (государственных или местных органов власти) или уполномоченных ими лиц по договорам найма специализированных жилых помещений (ст. 99 ЖК РФ).

     В зависимости от характера трудовых отношений граждан с соответствующими органами власти или организациями порядок предоставления жилых помещений различен.

     Служебные жилые помещения предоставляются в виде жилого дома или отдельной квартиры на период работы в органах государственной власти, местного самоуправления, государственных и муниципальных предприятиях или учреждениях или на период прохождения службы.

     В число служебных может быть включено только свободное жилое помещение.

     Для предоставления служебного жилья могут потребоваться следующие документы, заверенные надлежащим образом или представлены с предъявлением подлинников документов: личное заявление; копия трудовой книжки; справка из кадровой службы, содержащая сведения о составе семьи работника и сроке заключения контракта о прохождении государственной гражданской службы; документы, подтверждающие семейное положение заявителя копии паспортов работника (служащего) и членов его семьи; документы, подтверждающие отсутствие жилья в собственности (пользовании) работника (служащего) и членов его семьи.

     Указанный перечень документов не является исчерпывающим, и в зависимости от условий предоставления жилого помещения могут потребоваться иные документы.

     Данные документы представляются в жилищную комиссию или иной орган, уполномоченный рассматривать вопросы о предоставлении специализированного служебного помещения.

     После принятия положительного решения о предоставлении служебного жилого помещения заключается договор найма служебного жилого помещения, который является срочным, его нельзя изменить.

     У нанимателей служебных жилых помещений и членов их семьи объем прав значительно меньше, чем у нанимателей жилых помещений в домах социального жилищного фонда. Первые не могут обменять занимаемое ими жилище, приватизировать свое жилье.

     В случае прекращения семейных отношений между нанимателем служебного жилого помещения и членом его семьи право пользования служебным жилым помещением за бывшим членом семьи нанимателя по общему правилу не сохраняется. Однако оно может быть сохранено за бывшим членом семьи нанимателя служебного жилого помещения по решению суда на определенный срок по основаниям, предусмотренным ч. 4 ст. 31 ЖК РФ.

     Приобретение нанимателем или членами его семьи другого жилого помещения в собственность само по себе не является основанием для расторжения договора найма и не влечет утраты права пользования служебным жилым помещением (п. 12 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 2 (2017), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 26.04.2017).

     По общему правилу граждане, прекратившие трудовые отношения с организацией, подлежат выселению из служебного жилого помещения этой организации со всеми проживающими с ними лицами без предоставления другого жилого помещения.

     Согласно специальному правилу ч. 2 ст. 103 ЖК РФ без предоставления другого жилого помещения не могут быть выселены граждане, не являющиеся собственниками или членами семьи собственника, а также нанимателями жилых помещений либо членами семьи нанимателя, в частности:

— члены семьи военнослужащих, должностных лиц, сотрудников органов внутренних дел, органов федеральной службы безопасности, таможенных органов РФ, органов государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, погибших (умерших) или пропавших без вести при исполнении обязанностей военной службы или служебных обязанностей;

— пенсионеры по старости;

— члены семьи работника, которому было предоставлено служебное жилое помещение или жилое помещение в общежитии и который умер;

— инвалиды I или II группы, инвалидность которых наступила вследствие трудового увечья по вине работодателя; инвалиды I или II группы, инвалидность которых наступила вследствие профессионального заболевания в связи с исполнением трудовых обязанностей; инвалиды из числа военнослужащих, ставших инвалидами I или II группы вследствие ранения, контузии или увечья, полученных при исполнении обязанностей военной службы либо вследствие заболевания, связанного с исполнением обязанностей военной службы.

Прокуратура Пролетарского района города Тулы

Возврат к списку

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Жилищная субсидия военнослужащим — порядок расчета и получения

Для получения служебного жилого помещения военнослужащие подают со структурным подразделением уполномоченного органа договор найма.