судом мировое соглашение является таким процессуальным способом сроках исполнения обязательств друг перед другом или одной стороной перед.

Возможен ли пересмотр дела после утверждения судом мирового соглашения?

Комиссаров Андрей

Руководитель коллегии адвокатов
«Комиссаров и партнеры»

специально для ГАРАНТ.РУ

Практически каждому человеку по тем или иным причинам приходится сталкиваться с гражданским судопроизводством. Причинами для обращения в суд могут послужить ненадлежащее качество оказанных услуг, дорожно-транспортное происшествие, неисполнение денежных обязательств, споры между супругами при расторжении брака и т. д.

В соответствии с действующим процессуальным законодательством производство по гражданскому делу может быть окончено несколькими способами:

  • вынесение судебного решения (исковые требования при этом могут быть удовлетворены полностью или в части либо истцу может быть отказано в их удовлетворении) (ч. 1 ст. 194 ГПК РФ);
  • окончание определением о прекращении производства по делу (ст. 220 ГПК РФ).

В последнем случае производство по гражданскому делу может быть прекращено по различным причинам, например, при отказе истца от иска или если аналогичный спор между теми же сторонами уже был разрешен в судебном порядке. В случае смерти гражданина, являющегося одной из сторон, если спорное правоотношение не допускает правопреемства, или в случае ликвидации организации производство по делу также прекращается судом. Кроме того, законодатель предоставил участникам процесса право разрешить конфликт путем заключения мирового соглашения.

Следует отметить, что мировое соглашение между истцом и ответчиком всегда является наиболее благоприятным завершением спора: только в этом случае в равной мере учтены интересы каждой из сторон, что редко происходит при вынесении решения судом. Поэтому процент обжалований мировых соглашений стремится к нулю – и истец, и ответчик обычно удовлетворены исходом дела и намерены придерживаться компромиссного решения.

По юридической силе определение об утверждении мирового соглашения приравнивается к решению суда (ч. 3 ст. 173 ГПК РФ). В определение обычно полностью переносится текст заключаемого сторонами соглашения. Такой судебный акт вступает в силу по истечении 15 календарных дней с момента его утверждения судом (ст. 331-332 ГПК РФ).

Как правило, стороны приходят к согласию до вынесения решения судом первой инстанции, однако законодатель не лишает участников процесса возможности обжаловать вынесенный судебный акт и утвердить мировое соглашение в апелляционной инстанции (ст. 326.1 ГПК РФ). Более того, это можно сделать и на стадии исполнительного производства (ч. 2 ст. 439 ГПК РФ).

Не стоит бояться подписывать мировое соглашение, однако текст данного документа должен быть правильно составлен. Рассмотрим основные моменты, на которые необходимо обратить внимание при подготовке мирового соглашения.

Прежде всего, этот документ должен быть законным, то есть ни одно из его положений не может противоречить нормам действующего законодательства. Кроме того, мировое соглашение не должно нарушать права и законные интересы третьих лиц (ст. 39 ГПК РФ). Одновременно с этим соглашение должно быть заключено только в отношении предмета искового заявления, то есть если стороны, например, при расторжении брака в суде делят имущество, то мировое соглашение в рамках данного спора не может содержать в себе положений, определяющих порядок общения с ребенком отдельно проживающего родителя. Иначе суд откажет в его утверждении, даже если обе стороны на этом настаивают.

Второе требование, предъявляемое к мировому соглашению, заключается в том, что оно должно быть исполнимым. Это означает, что в случае недобросовестного поведения одной из сторон и уклонения ее от исполнения своих обязательств по мировому соглашению другая сторона сможет получить исполнительный лист и восстановить свои права с помощью судебных приставов.

При этом следует отметить, что если соглашение противоречит требованию законности (например, предусматривает исполнение обязательства за счет третьих лиц), суд сразу укажет на это, и у сторон будет возможность подкорректировать текст. С неисполнимым же мировым соглашением ситуация складывается значительно сложнее.

Напомню, что вопрос о выдаче исполнительного листа, если одна из сторон отказывается исполнять мировое соглашение добровольно, решается в судебном заседании, в том же суде, где оно утверждалось (ч. 1 ст. 428 ГПК РФ). При этом суд далеко не всегда удовлетворяет подобные требования.

Так, например, невозможно получить исполнительный лист, если условиями соглашения предусмотрено, что одна из сторон в будущем обязуется продать, предположим, квартиру или иное имущество, а часть вырученных от сделки денег – передать другой стороне. С учетом того, что действующее законодательство не предусматривает возможности понуждения лица к отчуждению его имущества, в данном случае стороне, которой по соглашению причитаются денежные средства, остается надеяться только на добросовестность второй стороны. Если у ответчика остался непогашенный долг перед истцом, в мировом соглашении следует просто прописать требование о выплате определенной суммы. Иначе можно остаться у разбитого корыта.

Аналогичным образом дело обстоит, если по мировому соглашению сторона обязуется в будущем приобрести какое-либо имущество, а затем передать его другой стороне. Нужно иметь в виду, что возможность понуждения кого-либо к приобретению имущества законодателем также не предусмотрена.

Также следует обратить внимание, что если мировое соглашение предполагает какие-либо взаимные обязательства сторон, то они должны быть прописаны очень подробно, с указанием мельчайших деталей. Четко и недвусмысленно должно быть изложено, кто в какой срок и в каком порядке должен совершить определенное действие. В противном случае, скорее всего, возникнут проблемы с получением исполнительного листа при недобросовестном исполнении обязательств.

Приведем пример такого неудачного соглашения.

ПРИМЕР 1

А обратился к Б с иском о разделе совместного имущества супругов. В браке было приобретено нежилое помещение 1-Н, право собственности на него в равных долях принадлежит А и Б. Также у них есть несовершеннолетний ребенок. Суд удовлетворил иск, возбуждено исполнительное производство, где А является взыскателем, а Б – должником.

После этого стороны заключили мировое соглашение, в котором предусмотрено, что А отказывается от получения средств по исполнительному производству и обязуется отозвать исполнительный лист в отношении Б в течение 10 дней с момента подписания мирового соглашения.

В свою очередь, Б обязуется передать А сумму в размере 3 млн руб. не позднее шести месяцев с момента подписания мирового соглашения, при этом денежные средства являются целевыми и передаются для приобретения квартиры для ребенка.

Также соглашением установлено, что А передает Б по договору дарения право собственности на 1/2 долю нежилого помещения 1-Н. В день подписания договора дарения стороны закладывают денежные средства в размере 3 млн руб. в банковскую ячейку, которые в день получения Б свидетельства о праве собственности на 1/2 долю указанного нежилого помещения извлекаются из банковской ячейки и передаются А.

После утверждения мирового соглашения А действовал добросовестно и отозвал исполнительный лист. Потом он ждал шесть месяцев, однако Б денежные средства так и не передал.

А обратился в суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на данные денежные средства, однако суд ему отказал, поскольку из соглашения следует, что перед этим он обязан передать по договору дарения право собственности на 1/2 долю нежилого помещения 1-Н.


Анализируя текст такого соглашения, можно однозначно сказать, что обязательства А в части отказа от получения средств по исполнительному производству и отзыва исполнительного листа и обязательства Б в части передачи суммы в размере 3 млн руб. не позднее шести месяцев с момента подписания мирового соглашения являются взаимными обязательствами. Поэтому истец не сможет получить исполнительный лист до того, как будет заключен договор дарения (и соответственно, у ответчика появится обязанность внести деньги в банковскую ячейку), а ответчик не сможет обязать истца заключить данный договор.

Для того чтобы соглашение было исполнимым, его следовало бы максимально упростить и конкретизировать. Например, следующим образом.

ПРИМЕР 2

Стороны пришли к соглашению, что совместно нажитое имущество супругов состоит из помещения 1-Н. и делится между сторонами в следующем порядке:

На основании настоящего Соглашения в индивидуальную частную собственность стороны Б переходит 1/2 доля нежилого помещения 1-Н, принадлежащая стороне А.

На основании настоящего Соглашения Сторона Б обязуется выплатить Стороне А компенсацию в размере 100% от рыночной стоимости принадлежащей ей 1/2 доли нежилого помещения 1-Н, что составляет 3 млн руб.

Выплата указанной в п. 2 настоящего Соглашения компенсации осуществляется в безналичной форме путем перечисления денежных средств на счет, открытый Стороной Б на имя несовершеннолетнего ребенка А и Б [указать реквизиты счета], в течение 10 календарных дней с момента утверждения судом настоящего Соглашения.

Стороны пришли к соглашению, что обязательным основанием для регистрации перехода права собственности на имущество, указанное в п. 1, в пользу Стороны Б, является банковский документ, подтверждающий исполнение Стороной Б обязательств, указанных в п. 3 настоящего Соглашения. Отсутствие такого документа является основанием для отказа в регистрации перехода права собственности.

Сторона А отказывается от получения средств по исполнительному производству и обязуется отозвать исполнительный лист в отношении Стороны Б в течение 10 дней с момента регистрации перехода права собственности на 1/2 доли нежилого помещения 1-Н, принадлежащую Стороне А, в пользу Стороны Б. 


Существуют две основные причины подписания неисполнимого мирового соглашения. Первая – это низкий уровень правовой грамотности лица, готовившего текст мирового соглашения. Второй причиной является умышленное недобросовестное поведение стороны, составлявшей текст документа. Как правило, при неисполнении мирового соглашения негативные последствия возникают только для стороны, ожидающей исполнения обязательства. 

Резюмирую: если есть возможность разрешить судебную тяжбу миром, это стоит сделать. Но при подготовке мирового соглашения рекомендую прибегать к помощи квалифицированных специалистов. Если же текст документа составлен противоположной стороной, от подписания мирового соглашения также не стоит отказываться, но при этом следует обязательно проверить его на предмет законности и исполнимости.

В первой части работы автор ставит перед собой задачу рассмотреть связанность сторон мировым соглашением до его утверждения судом. Автор делает вывод, что заключение мирового соглашения представляет собой сделку.

Мировое соглашение на стадии исполнительного производства

Приложение

ОБЗОР

ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ АРБИТРАЖНЫМИ СУДАМИ

СПОРОВ, СВЯЗАННЫХ С ЗАКЛЮЧЕНИЕМ, УТВЕРЖДЕНИЕМ

И РАСТОРЖЕНИЕМ МИРОВЫХ СОГЛАШЕНИЙ В ДЕЛАХ

О НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВЕ)

1. Мировое соглашение может распространяться только на кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов на дату проведения собрания кредиторов.

Определением арбитражного суда утверждено мировое соглашение в деле о банкротстве. В мировом соглашении указано, что его действие распространяется на все обязательства должника перед кредиторами, возникшие до даты введения в отношении должника процедуры банкротства — конкурсного производства.

Кредитор, не обращавшийся с требованием о включении его в реестр требований кредиторов, обжаловал определение об утверждении мирового соглашения в суд кассационной инстанции, полагая, что мировое соглашение нарушает его права и законные интересы, поскольку он не принимал участия в его заключении.

Кассационная жалоба данного кредитора, не являющегося лицом, участвующим в деле о банкротстве должника, принята судом к рассмотрению, так как на основании статьи 42 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) лица, не участвовавшие в деле, о правах и об обязанностях которых арбитражный суд принял судебный акт, вправе обжаловать этот судебный акт. Такие лица пользуются правами и несут обязанности лиц, участвующих в деле.

Суд кассационной инстанции отменил определение суда первой инстанции и отказал в утверждении мирового соглашения, указав, что в силу пункта 4 статьи 154 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве, Закон) мировое соглашение распространяется только на кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов на дату проведения собрания кредиторов, принявшего решение о заключении мирового соглашения. Поскольку податель жалобы не обращался с заявлением об установлении его требований в деле о банкротстве, он не приобрел статуса конкурсного кредитора на момент проведения собрания кредиторов, принявшего решение о заключении мирового соглашения. Это означает, что на него условия мирового соглашения не должны распространяться в силу прямого указания Закона. Таким образом, утверждение судом мирового соглашения, содержащего условие о распространении его действия на все обязательства должника перед кредиторами, которые возникли до даты введения в отношении должника конкурсного производства, нарушает требования Закона.

2. Если после утверждения мирового соглашения выясняется, что требования одного из кредиторов, голосовавших за заключение мирового соглашения, необоснованны, это не влияет на юридическую силу решения собрания кредиторов при условии, что голосование данного кредитора не могло повлиять на принятие решения.

Определением арбитражного суда утверждено мировое соглашение в деле о банкротстве. К мировому соглашению прилагался реестр кредиторов должника с указанием сумм задолженности перед каждым кредитором.

После прекращения производства по делу о банкротстве в связи с утверждением мирового соглашения по данному делу было пересмотрено по вновь открывшимся обстоятельствам решение суда по другому делу, которым была взыскана задолженность должника перед одним из кредиторов, кредитору в иске отказано.

Другой кредитор, который голосовал против утверждения мирового соглашения, обратился с жалобой на определение об утверждении мирового соглашения, полагая следующее. Поскольку выяснилось, что первый кредитор не имел требований к должнику, но голосовал на собрании кредиторов за утверждение мирового соглашения, решение собрания кредиторов нельзя признать легитимным.

Суд отказал в удовлетворении кассационной жалобы, так как голосование кредитора, чьи требования впоследствии оказались необоснованными, не могло повлиять на принятие решения участниками собрания кредиторов. Последствием отпадения требований одного из кредиторов стало отсутствие у него права требования платежа в свою пользу согласно условиям мирового соглашения.

3. Заключение мирового соглашения, предусмотренного Законом о банкротстве, допускается на любой стадии дела о банкротстве, но не ранее проведения первого собрания кредиторов.

Арбитражный суд спустя месяц после введения процедуры наблюдения утвердил мировое соглашение по делу о банкротстве, в котором участвовали два лица — должник и кредитор, обратившийся с заявлением о признании должника банкротом, и прекратил производство по делу. При этом суд сослался на пункт 1 статьи 150 Закона о банкротстве, согласно которому должник, его конкурсные кредиторы и уполномоченные органы вправе заключить мировое соглашение на любой стадии рассмотрения арбитражным судом дела о банкротстве.

Лицо, обладавшее правом требования к должнику, подтвержденным исполнительным листом, обратилось в суд кассационной инстанции с жалобой на определение об утверждении мирового соглашения со ссылкой на следующее. Условиями мирового соглашения нарушены его права (абзац четвертый пункта 2 статьи 160 Закона о банкротстве), поскольку оно не знало о возбуждении дела о банкротстве и по этой причине не предъявило должнику свои требования. Если бы его требования были предъявлены и установлены до заключения мирового соглашения, лицо обладало бы большим числом голосов на собрании кредиторов и не проголосовало бы за мировое соглашение с теми условиями, на которых оно было заключено.

Суд кассационной инстанции констатировал неправильное применение судом первой инстанции норм материального права, так как правило пункта 1 статьи 150 Закона о банкротстве должно толковаться системно с учетом иных положений Закона. Согласно пункту 2 статьи 150 Закона о банкротстве решение о заключении мирового соглашения со стороны конкурсных кредиторов и уполномоченных органов принимается собранием кредиторов. Для проведения собрания кредиторов необходимо соблюсти предусмотренный порядок оповещения кредиторов должника. Таким образом, решение о заключении мирового соглашения может быть принято кредиторами не ранее чем в процедуре наблюдения на первом собрании кредиторов, относительно которого статьями 71 — 74 Закона о банкротстве установлен специальный порядок.

4. Решение о заключении мирового соглашения принимается большинством голосов не от числа присутствующих на собрании кредиторов, а от общего числа голосов конкурсных кредиторов и уполномоченных органов в соответствии с реестром требований кредиторов.

Конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с заявлением об утверждении мирового соглашения. Судом установлено, что за заключение мирового соглашения проголосовало 52,72 процента голосов присутствующих кредиторов. Вместе с тем на собрании присутствовало лишь 89,05 процента голосов кредиторов от общего числа голосов в соответствии с реестром требований кредиторов на момент проведения собрания. Таким образом, за утверждение мирового соглашения проголосовало менее 50 процентов от общего числа голосов кредиторов.

В отличие от иных решений, которые принимаются собранием кредиторов большинством голосов от числа присутствующих, решение о заключении мирового соглашения в силу абзаца двенадцатого пункта 2 статьи 15 и пункта 2 статьи 150 Закона о банкротстве принимается большинством голосов от общего числа голосов конкурсных кредиторов и уполномоченных органов в соответствии с реестром требований кредиторов.

На этом основании арбитражный суд отказал в утверждении мирового соглашения, руководствуясь абзацем вторым пункта 2 статьи 160 Закона о банкротстве.

5. Если все требования кредиторов, включенные в реестр, погашены в полном объеме до решения вопроса об утверждении мирового соглашения, арбитражный суд отказывает в утверждении мирового соглашения и прекращает производство по делу о банкротстве на основании абзаца седьмого пункта 1 статьи 57 Закона о банкротстве.

Конкурсный управляющий 18.11.2003 обратился в арбитражный суд с заявлением об утверждении мирового соглашения и прекращении производства по делу о банкротстве на основании абзаца четвертого пункта 1 статьи 57 Закона о банкротстве. По условиям мирового соглашения третье лицо обязалось погасить задолженность перед конкурсными кредиторами до 30.10.2003 и произвело расчеты в установленный срок. К моменту рассмотрения вопроса об утверждении мирового соглашения требования всех кредиторов были погашены.

Арбитражный суд вынес определение об отказе в утверждении мирового соглашения, так как при заключении мирового соглашения предполагается, что удовлетворение требований кредиторов будет происходить после прекращения производства по делу о банкротстве. Поскольку на момент рассмотрения заявления об утверждении мирового соглашения требования всех кредиторов были погашены и соответствующие доказательства представлены суду, по ходатайству конкурсного управляющего производство по делу о банкротстве судом прекращено на основании абзаца седьмого пункта 1 статьи 57 Закона о банкротстве.

До момента утверждения мирового соглашения погашение требований кредиторов осуществляется в порядке, установленном для соответствующей процедуры банкротства, в которой проводится собрание кредиторов, решающее заключить мировое соглашение.

6. Суд не вправе изменять содержание мирового соглашения, принятого на собрании кредиторов и представленного в суд для утверждения.

С заявлением об утверждении мирового соглашения в арбитражный суд обратился руководитель должника. По условиям мирового соглашения, за которое проголосовали 77,7 процента голосов кредиторов (все участники собрания кредиторов), расчеты с кредиторами производятся путем передачи им должником по безоборотному индоссаменту векселей третьего лица (векселедателя).

К заседанию суда представлены возражения одним из кредиторов, не участвовавших в собрании кредиторов, принявшем решение о заключении мирового соглашения. Кредитор полагал: векселя третьего лица передаются кредиторам в качестве отступного, однако на основании абзаца второго пункта 1 статьи 156 Закона о банкротстве получение вместо денежного долга иного имущества в порядке отступного допускается только с согласия соответствующего кредитора; поскольку он не давал согласия на получение векселей третьего лица вместо причитающегося ему денежного платежа, мировое соглашение утверждению судом не подлежит.

Суд согласился с доводами кредитора, заявившего возражения, и признал, что условие о предоставлении всем кредиторам отступного является ничтожным в отношении кредиторов, не давших на него согласия. Тем не менее суд утвердил мировое соглашение, постановив изменить его содержание и распространить условие о передаче векселей в счет долга только на кредиторов, проголосовавших за это условие на собрании кредиторов.

По жалобе одного из кредиторов суд кассационной инстанции отменил определение об утверждении мирового соглашения на измененных условиях, поскольку законодательство не допускает вмешательства суда в формулирование условий мирового соглашения в деле о банкротстве. Постановлением отказано в утверждении мирового соглашения на основании абзаца пятого пункта 2 статьи 160 Закона о банкротстве в связи с допущенными нарушениями Закона о банкротстве.

7. Не подлежат утверждению мировые соглашения, содержащие неясные выражения или создающие неопределенность в отношении объема обязательств должника или сроков их исполнения.

В арбитражный суд обратился внешний управляющий с заявлением об утверждении мирового соглашения в деле о банкротстве. Кредитор, голосовавший против заключения мирового соглашения, возражал и против его утверждения, полагая, что оно содержит неопределенные формулировки, которые могут служить препятствием для его исполнения.

Суд отказал в утверждении мирового соглашения, поскольку использованная в мировом соглашении фраза «должник может погасить задолженность путем уступки прав требования, отпуском готовой продукции, сырья и товарно-материальных ценностей» содержит предположительные варианты погашения кредиторской задолженности относительно неопределенных кредиторов. Такая нечеткая формулировка не позволяет проконтролировать условия удовлетворения требований кредиторов в неденежной форме по сравнению с иными кредиторами. По смыслу пункта 1 статьи 156 Закона о банкротстве и части 2 статьи 140 АПК РФ, для того чтобы соглашение считалось заключенным, условия мирового соглашения должны быть ясными и определенными.

В ином деле по условиям мирового соглашения трем кредиторам задолженность погашалась «по 4 процента долга ежемесячно любыми продуктами из магазина и по ценам должника». Суд признал, что мировое соглашение должно быть достаточно определенным, в том числе содержать сведения о предмете исполнения. Упомянутое условие ввиду его полной неопределенности не может входить в содержание мирового соглашения, утверждаемого судом.

По другому делу согласно условиям мирового соглашения должник принимал на себя обязательство уплатить одному из кредиторов определенную сумму в течение месяца с момента получения дебиторской задолженности от иного лица. Суд отказал в утверждении мирового соглашения, поскольку обязанность должника была поставлена под условие, относительно которого неизвестно, наступит оно или нет.

Кроме того, в этом деле уполномоченный орган проголосовал за мировое соглашение, в силу которого должник освобождался от всех санкций, а также процентов, начисляемых на основании пункта 2 статьи 95 и пункта 2 статьи 156 Закона о банкротстве. При этом в числе заключительных условий мирового соглашения содержалась оговорка о том, что указанные освобождения имеют силу для уполномоченного органа в той мере, в которой эти действия применительно к правомочиям уполномоченных органов и существу прекращаемых обязательств не противоречат действующему законодательству Российской Федерации. Ввиду данной оговорки возникала неопределенность, недопустимая в мировом соглашении и позволяющая по-разному толковать его условия.

8. В мировое соглашение допускается включать условия не только о переводе долга и возложении исполнения на третье лицо, но и о вступлении третьего лица в обязательство должника в качестве солидарного или субсидиарного должника.

Конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с заявлением об утверждении мирового соглашения. В мировом соглашении участвовало третье лицо, которое принимало на себя обязательство по погашению задолженности должника перед кредиторами. В качестве обеспечения исполнения устанавливалась неустойка. По условиям мирового соглашения должник не выбывает из обязательства и его обязанности перед кредиторами сохраняются.

Представитель учредителей должника возражал против заключения мирового соглашения на таких условиях. По его мнению, действующим законодательством не предусматривается возможности вступления третьего лица в обязательство наряду с должником, а возможен только перевод долга с заменой должника на третье лицо либо возложение исполнения обязательств должника на третье лицо на основании пункта 1 статьи 313 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ). Однако в последнем случае не возникает обязательств третьего лица перед кредиторами должника.

Суд утвердил мировое соглашение, указав на то, что законодательство не определяет, в каком качестве третье лицо может участвовать в мировом соглашении, поэтому оно может принимать на себя любые обязательства в соответствии с условиями мирового соглашения. В данном случае перед кредиторами становятся обязанными два лица — должник и третье лицо, участвующее в мировом соглашении.

9. Условия о порядке погашения задолженности должника перед арбитражным управляющим по выплате ему вознаграждения могут включаться в мировое соглашение только с согласия управляющего.

Определением арбитражного суда утверждено мировое соглашение в деле о банкротстве. По условиям мирового соглашения и в соответствии с абзацем вторым пункта 1 статьи 59 Закона о банкротстве половина задолженности по выплате вознаграждения временного управляющего выплачивается должником в течение года ежемесячно равными частями, а другая половина — одним из конкурсных кредиторов в течение шести месяцев с даты утверждения мирового соглашения.

На это определение арбитражным управляющим подана кассационная жалоба, в которой он указал, что в соответствии с пунктом 3 статьи 151 Закона о банкротстве не принимал участия в заключении мирового соглашения, поэтому условия мирового соглашения на него распространяться не могут. Кроме того, в результате заключения мирового соглашения состоялся перевод долга (в части половины задолженности должника) на третье лицо, с чем он не согласен. В силу пункта 1 статьи 391 ГК РФ перевод должником своего долга на другое лицо допускается лишь с согласия кредитора, следовательно, данное мировое соглашение нарушает положения законодательства и не подлежит утверждению судом.

Суд кассационной инстанции согласился с доводами заявителя и отменил определение суда первой инстанции.

10. Мировое соглашение может быть утверждено судом и в случае, если у должника осталась не погашенная перед кредиторами задолженность по текущим платежам. При этом судом проверяется, не будут ли нарушены права и законные интересы указанных кредиторов условиями мирового соглашения.

Руководитель должника обратился в арбитражный суд с заявлением об утверждении мирового соглашения, за которое единогласно проголосовали все кредиторы.

Кредитор по текущим платежам представил к заседанию суда по вопросу об утверждении мирового соглашения свои возражения, мотивируя их тем, что мировое соглашение может быть утверждено только при условии погашения задолженности по текущим платежам (помимо текущей задолженности перед этим кредитором у должника имелась иная текущая задолженность). Кроме того, по его мнению, после исполнения условий мирового соглашения все имущество должника окажется распределенным среди конкурсных кредиторов и уполномоченных органов и обязательства перед ним не будут исполнены.

Один из конкурсных кредиторов указал, что кредитор по текущим обязательствам не является лицом, участвующим в деле о банкротстве, а поэтому его возражения не подлежат рассмотрению судом.

Суд счел кредиторов по текущим платежам заинтересованными лицами, имеющими право возражать против утверждения мирового соглашения. Более того, на основании пункта 2 статьи 160 Закона о банкротстве суд проверяет, не будут ли в результате заключения мирового соглашения нарушены права и законные интересы третьих лиц, к числу которых относятся кредиторы по текущим платежам, независимо от заявления этих лиц.

Однако судом не установлено, что права и законные интересы кредиторов по текущим платежам ущемляются условиями мирового соглашения. Должнику предоставлена значительная отсрочка для погашения задолженности перед конкурсными кредиторами, и само погашение должно происходить из выручки от продолжения производственной деятельности, а не за счет имеющихся у должника основных средств. Для расчетов по текущим платежам у должника достаточно ликвидного имущества.

11. Перед утверждением мирового соглашения суду следует проверить, не будут ли в результате его заключения поставлены в худшее положение по сравнению с участниками мирового соглашения иные кредиторы должника, на которых не распространяются условия мирового соглашения.

Общество с ограниченной ответственностью, которое являлось кредитором закрытого акционерного общества (должника) и требования которого не были установлены в деле о банкротстве, обратилось в суд кассационной инстанции с жалобой на определение суда об утверждении мирового соглашения. Заявитель предъявил свои требования с пропуском срока, установленного пунктом 1 статьи 71 Закона о банкротстве, в связи с чем на основании пункта 7 указанной статьи его требования подлежали рассмотрению арбитражным судом после введения процедуры, следующей за процедурой наблюдения.

Суд кассационной инстанции установил, что должник, находившийся в процедуре наблюдения, на основании заключенного мирового соглашения передал трем кредиторам, требования которых были установлены к моменту проведения собрания кредиторов, в виде отступного наиболее ликвидное имущество, лишив тем самым заявителя кассационной жалобы возможности получить исполнение в будущем. В материалах дела имелись сведения об иных кредиторах должника, не заявивших своих требований в деле о банкротстве, но не лишенных возможности заявить эти требования в будущем.

В силу абзаца четвертого пункта 3 статьи 158 Закона о банкротстве одновременно с заявлением об утверждении мирового соглашения суду представляется список всех известных конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, не заявивших своих требований к должнику, с указанием их адресов и сумм задолженности. Перед утверждением мирового соглашения суду следовало удостовериться, что кредиторы должника, не участвующие в мировом соглашении, не будут поставлены в худшее положение по сравнению с его участниками.

Как следовало из материалов дела, на балансе должника осталось имущество, заведомо недостаточное для исполнения обязательств перед заявителем жалобы.

Согласно пункту 1 статьи 162 Закона о банкротстве с жалобой на определение об утверждении мирового соглашения может обратиться лицо, права и законные интересы которого нарушены мировым соглашением.

В данном случае судом установлен факт нарушения прав и законных интересов третьего лица, обратившегося с кассационной жалобой, в связи с чем определение суда первой инстанции об утверждении мирового соглашения отменено.

12. В определении об утверждении мирового соглашения должны содержаться сведения о том, каковы были результаты голосования на собрании кредиторов и как голосовали отдельные кредиторы, чье согласие с условиями мирового соглашения должно специально проверяться судом.

Судом утверждено мировое соглашение в деле о банкротстве несостоятельного должника.

По заявлению кредитора суд кассационной инстанции установил, что в определении об утверждении мирового соглашения не содержалось сведений о количестве кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов на момент проведения собрания кредиторов, а также о том, сколько из них приняло участие в собрании, сколько голосов от общего числа и от числа присутствующих на собрании кредиторов подано за и против заключения мирового соглашения. Отдельным кредиторам по условиям мирового соглашения должно было предоставляться отступное в виде векселей. Сведения о том, как голосовали указанные кредиторы, в судебном акте отсутствовали. Таким образом, оказались неисследованными вопросы, имеющие важное значение для рассмотрения представленного заявления об утверждении мирового соглашения (часть 1 статьи 168 АПК РФ). Допущенные нарушения норм процессуального права могли привести к принятию неправильного судебного акта (часть 3 статьи 288 АПК РФ).

Отменяя по изложенным основаниям определение суда первой инстанции об утверждении мирового соглашения, суд кассационной инстанции указал на необходимость тщательного исследования и отражения в судебном акте того, как голосовали кредиторы по вопросу о заключении мирового соглашения.

13. Условие о скидке с долга в отношении всех лиц, на которых распространяется мировое соглашение, не требует согласия каждого из них.

Определением арбитражного суда утверждено мировое соглашение, которым предусматривалась скидка с долга должника перед конкурсными кредиторами в размере 30 процентов, а также отсрочка погашения требований кредиторов в оставшейся части. Уполномоченные органы не участвовали в деле о банкротстве.

Один из конкурсных кредиторов, голосовавших на собрании кредиторов против заключения мирового соглашения, обжаловал определение об утверждении мирового соглашения в суд кассационной инстанции со ссылкой на то, что прощение долга в данном случае является незаконным, поскольку и должник, и заявитель жалобы являются коммерческими организациями, между которыми в силу пункта 4 статьи 575 ГК РФ дарение запрещается. Кроме того, по мнению заявителя, в соответствии с абзацем вторым пункта 1 статьи 156 Закона о банкротстве для прощения долга требовалось согласие каждого кредитора, в отношении которого устанавливалась скидка с долга.

Суд кассационной инстанции отклонил доводы заявителя, поскольку по обстоятельствам рассматриваемого дела частичное прощение долга имело целью восстановление платежеспособности должника и никаких доказательств, свидетельствующих о намерении кредиторов одарить должника, не было представлено. Кроме того, суд указал, что правило абзаца второго пункта 1 статьи 156 Закона о банкротстве, в котором упоминается «отдельный кредитор», не распространяется на случаи, когда скидка с долга происходит в отношении всех без исключения конкурсных кредиторов.

14. Если мировым соглашением в отношении всех кредиторов предусмотрен меньший размер ставки процентов, начисляемых на непогашенную часть требований кредиторов, чем установлено в абзаце первом пункта 2 статьи 156 Закона о банкротстве, мировое соглашение может быть утверждено арбитражным судом и в том случае, когда не все кредиторы выразили свое согласие с указанным условием мирового соглашения.

Конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с заявлением об утверждении мирового соглашения. Против утверждения мирового соглашения возражали присутствовавшие в заседании суда представители кредиторов, обладавших в совокупности 42 процентами голосов и голосовавших на собрании кредиторов против заключения мирового соглашения.

Согласно условиям мирового соглашения установлена рассрочка погашения задолженности должника перед кредиторами на срок до двух лет. На непогашенную часть требований кредиторов, подлежащих погашению в соответствии с мировым соглашением, подлежали начислению проценты в размере одной второй ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации.

Суд отказал в утверждении мирового соглашения, указав, что в соответствии с первым абзацем пункта 2 статьи 156 Закона о банкротстве проценты подлежат начислению в размере полной ставки рефинансирования. Отступать от этого правила можно было исходя из абзаца второго пункта 2 статьи 156 Закона только с согласия каждого кредитора. Голосование кредиторов за заключение мирового соглашения означало одновременно их согласие на сниженный размер процентной ставки. Однако отсутствие в материалах дела документов, подтверждающих согласие кредиторов, голосовавших на собрании против заключения мирового соглашения, на сниженный размер процентной ставки, является основанием, препятствующим исходя из абзаца пятого пункта 2 статьи 160 Закона о банкротстве утверждению мирового соглашения судом.

Суд апелляционной инстанции по жалобе кредитора отменил определение суда первой инстанции и утвердил мировое соглашение, указав следующее. По смыслу абзаца второго пункта 2 статьи 156 Закона о банкротстве это правило не относится к случаям, когда сниженная процентная ставка устанавливается для всех лиц, на которых распространяется мировое соглашение.

15. Проценты, подлежащие начислению в силу пункта 2 статьи 156 Закона о банкротстве, могут начисляться только на основной долг и подлежат уплате прежде сумм неустоек (штрафов, пеней) и иных финансовых санкций.

Руководитель должника обратился в арбитражный суд с заявлением об утверждении мирового соглашения. В мировом соглашении содержалось условие о начислении процентов согласно пункту 2 статьи 156 Закона о банкротстве только на основной долг перед кредиторами, но не на причитающиеся последним суммы санкций. Кроме того, эти проценты отнесены к последней очереди погашения, то есть после выплаты основного долга и санкций (неустоек), с отсрочкой на 10 лет и более. Против утверждения мирового соглашения возражал кредитор, полагавший, что указанные условия необоснованно нарушают права кредиторов, голосовавших против заключения мирового соглашения.

Суд утвердил мировое соглашение со ссылкой на пункт 2 статьи 156 Закона о банкротстве, согласно которому проценты подлежат начислению на основную задолженность перед кредиторами и поэтому условия мирового соглашения в этой части полностью соответствуют норме Закона. На начисленные суммы неустоек такие проценты не могут начисляться. По второму возражению кредитора указано, что последовательность выплаты процентов по отношению к основному долгу и санкциям Законом о банкротстве не установлена, поэтому данный вопрос оставлен на усмотрение кредиторов.

Рассматривая жалобу кредитора, суд кассационной инстанции отменил определение суда первой инстанции об утверждении мирового соглашения и отказал в его утверждении, поскольку условие о выплате в последнюю очередь процентов, указанных в пункте 2 статьи 156 Закона о банкротстве, противоречит правовой природе этих процентов как платы за пользование чужими денежными средствами, которая подлежит уплате наряду с основным долгом.

16. Условия мирового соглашения для кредиторов, голосовавших против заключения мирового соглашения, не могут быть хуже, чем для кредиторов, голосовавших за его заключение.

Определением арбитражного суда утверждено мировое соглашение, по условиям которого обязательные платежи должны быть погашены немедленно после утверждения мирового соглашения, а остальным кредиторам третьей очереди задолженность будет погашаться в течение 10 лет.

По жалобе кредитора, голосовавшего против заключения мирового соглашения, суд кассационной инстанции отменил определение суда первой инстанции об утверждении мирового соглашения на основании абзаца пятого пункта 2 статьи 160 Закона о банкротстве, указав следующее.

Согласно пункту 3 статьи 156 Закона о банкротстве условия мирового соглашения для конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, голосовавших против заключения мирового соглашения или не принимавших участия в голосовании, не могут быть хуже, чем для конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, голосовавших за его заключение. Поскольку мировым соглашением для уполномоченных органов предусматривался более льготный режим погашения требований, оказались нарушенными права остальных кредиторов третьей очереди, на которых распространяется мировое соглашение и которые не выразили свое согласие на неравное положение по сравнению с уполномоченными органами.

17. В мировом соглашении могут содержаться условия, направленные на ограничение преимущественного удовлетворения требований одних кредиторов должника перед другими в процессе исполнения мирового соглашения.

Конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с заявлением об утверждении мирового соглашения. Один из кредиторов, голосовавших против заключения мирового соглашения, заявил возражения, полагая, что в мировое соглашение включены условия, не предусмотренные законодательством и ограничивающие свободу договора для должника и отдельных кредиторов.

Суд установил, что кредиторы решили включить в мировое соглашение условия, ограничивающие право должника удовлетворять требования одних кредиторов в преимущественном порядке перед другими: «должник не может изменить порядок, сроки и другие условия удовлетворения требований кредиторов»; «кредиторы, получившие удовлетворение своих требований от должника в ином порядке, чем предусмотрено настоящим мировым соглашением, обязаны вернуть все полученное должнику»; «ни должник, ни кредиторы не могут предпринимать никаких действий, которые являются либо могут быть расценены как способы преимущественного удовлетворения должником требований кредиторов вне условий настоящего мирового соглашения»; «должник вправе приступить к погашению задолженности перед кредиторами ранее установленного срока с условием соблюдения пропорциональности удовлетворения требований кредиторов». Кроме того, предусматривалось, что должник обязуется в месячный срок открыть в банке счет с особым режимом, по которому допускается списание средств только для осуществления платежей по мировому соглашению и только одновременно для всех кредиторов.

Суд оценил указанные условия и утвердил мировое соглашение, отклонив доводы кредитора, представившего возражения, поскольку законом конкурсные кредиторы и уполномоченные органы не лишаются возможности предусмотреть договорное регулирование, направленное на защиту их прав и законных интересов.

18. Основанием для отказа в утверждении мирового соглашения могут служить обстоятельства, предусмотренные статьей 160 Закона о банкротстве.

Определением арбитражного суда утверждено мировое соглашение, за которое проголосовало открытое акционерное общество (56 процентов голосов). Коммерческий банк, голосовавший против заключения мирового соглашения (44 процента голосов), обратился с кассационной жалобой со ссылкой на следующее. Условия мирового соглашения носят резко невыгодный характер для кредиторов: выдаются простые векселя должника со сроком по предъявлении, но не ранее 2025 года. При этом у должника имеется значительное имущество, в том числе не участвующее в производственном цикле. В ходе конкурсного производства коммерческий банк предлагал обратить взыскание на имеющиеся у должника акции открытого акционерного общества (другого кредитора).

Возражая на кассационную жалобу, открытое акционерное общество указало на статью 160 Закона о банкротстве, в которой экономическая невыгодность мирового соглашения в числе оснований, препятствующих его утверждению, не приведена.

Суд кассационной инстанции отменил определение суда первой инстанции об утверждении мирового соглашения и отказал в его утверждении, мотивировав это тем, что кредиторы в результате мирового соглашения не должны получать существенно меньше того, что они получили бы в результате распределения конкурсной массы. При этом учитываются продолжительность предоставляемой отсрочки, размер инфляции и прочие обстоятельства. Правила Закона о банкротстве, регулирующие принятие решения о заключении мирового соглашения большинством голосов кредиторов, не означают, что такое решение может приниматься произвольно. Установление неразумных сроков погашения задолженности не может считаться нормальным способом расчетов с кредиторами, противоречит смыслу и целям мирового соглашения как процедуры банкротства. Поскольку в силу невозможности выработки единого мнения иным образом Законом предусматривается принуждение меньшинства кредиторов большинством, мировое соглашение в деле о банкротстве должно представлять разумный компромисс между интересами должника и всех его кредиторов и не может приводить к неоправданным отсрочкам в погашении обязательств перед кредиторами.

По другому делу в определении об утверждении мирового соглашения не дано оценки заключению эксперта, согласно которому в случае исполнения мирового соглашения, представленного на утверждение, восстановление платежеспособности должника будет невозможно. Как следовало из содержания мирового соглашения, имущество должника подлежало передаче кредиторам по крайне низкой оценочной стоимости.

Суд кассационной инстанции отменил определение суда первой инстанции об утверждении мирового соглашения и направил дело на новое рассмотрение, предложив полностью исследовать доказательства по делу и сделать вывод с учетом того, что мировое соглашение не должно заключаться в обход законодательства о банкротстве и не может противоречить смыслу и цели мирового соглашения как реабилитационной процедуры.

В ином деле арбитражный суд согласился с доводами кредитора, голосовавшего против заключения мирового соглашения, который полагал, что условия мирового соглашения экономически необоснованны, поскольку ими предусматривалось первоначальное погашение задолженности перед кредиторами по санкциям и лишь после полного расчета в отношении санкций погашение основной кредиторской задолженности. В утверждении мирового соглашения судом отказано.

19. Определение об утверждении мирового соглашения в деле о банкротстве не подлежит обжалованию в апелляционном порядке.

Открытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с апелляционной жалобой на определение об утверждении мирового соглашения в деле о банкротстве. Согласно указанному определению оно могло быть обжаловано в месячный срок в апелляционную инстанцию.

Суд возвратил апелляционную жалобу на основании пункта 2 части 1 статьи 264 АПК РФ, в силу которого определение об утверждении мирового соглашения не подлежит обжалованию в апелляционном порядке.

На определение о возвращении апелляционной жалобы была подана жалоба в соответствии с частью 4 статьи 264 АПК РФ, в которой заявитель ссылался на то, что определение об утверждении мирового соглашения должно рассматриваться как судебный акт, которым заканчивается рассмотрение дела по существу.

Суд отказал в удовлетворении жалобы по следующим основаниям. Согласно части 8 статьи 141 АПК РФ определение об утверждении мирового соглашения подлежит немедленному исполнению и может быть обжаловано в арбитражный суд кассационной инстанции в течение месяца со дня вынесения определения, а также в порядке надзора. Данное правило применимо также к мировым соглашениям по делам о банкротстве в соответствии с частью 1 статьи 223 АПК РФ, поскольку Законом о банкротстве не предусматривается особенностей обжалования названного определения, а делается отсылка к общим правилам АПК РФ (пункт 1 статьи 162 Закона о банкротстве).

20. В мировом соглашении не могут устанавливаться иные основания для его расторжения в отношении всех кредиторов, чем основания, закрепленные статьей 164 Закона о банкротстве.

С заявлением об утверждении мирового соглашения в арбитражный суд обратился руководитель должника. За заключение мирового соглашения все кредиторы должника проголосовали единогласно, возражений против его утверждения суду не представлено. Одно из условий мирового соглашения гласило: в случае неисполнения должником обязательств по мировому соглашению в течение 10 календарных дней кредиторы вправе требовать его расторжения в порядке, предусмотренном статьей 164 Закона о банкротстве.

Посчитав, что данное условие не отвечает критериям, закрепленным статьей 164 Закона о банкротстве, и поэтому противоречит действующему законодательству, суд на основании абзаца пятого пункта 2 статьи 160 Закона о банкротстве отказал в утверждении мирового соглашения.

Нормы пункта 2 статьи 164 Закона о банкротстве носят императивный характер и не позволяют расширять перечень оснований для расторжения мирового соглашения.

21. При определении одной четвертой требований конкурсных кредиторов и уполномоченных органов на дату утверждения мирового соглашения по смыслу абзаца первого пункта 2 статьи 164 Закона о банкротстве могут учитываться только требования в отношении основного долга, но не неустоек (штрафов, пеней) и иных финансовых санкций.

В арбитражный суд обратилось закрытое акционерное общество с заявлением о расторжении мирового соглашения. На момент утверждения мирового соглашения требования данного кредитора в виде основного долга составляли 20 процентов (менее одной четвертой), а с учетом неустойки — 30 процентов (более одной четвертой) от общего размера требований конкурсных кредиторов и уполномоченных органов к должнику.

Должник допустил просрочку двух периодических выплат по мировому соглашению, в связи с чем закрытое акционерное общество полагало, что должником допущено существенное нарушение мирового соглашения и в силу абзаца второго пункта 2 статьи 164 Закона о банкротстве мировое соглашение должно быть расторгнуто.

Суд возвратил заявление применительно к пункту 4 статьи 60 Закона о банкротстве, указав следующее. При определении одной четвертой требований конкурсных кредиторов и уполномоченных органов на дату утверждения мирового соглашения по смыслу абзаца первого пункта 2 статьи 164 Закона о банкротстве могут учитываться только требования в отношении основного долга, но не неустоек (штрафов, пеней) и иных финансовых санкций.

22. Мировое соглашение может быть расторгнуто судом при условии, что с заявлением о расторжении мирового соглашения обратился кредитор, чьи требования составляют более одной четвертой требований конкурсных кредиторов и уполномоченных органов к должнику на дату утверждения мирового соглашения, должник допустил нарушение в исполнении своих обязательств в отношении заявителя и данное нарушение признано судом существенным.

С заявлением о расторжении мирового соглашения обратилось общество с ограниченной ответственностью, обладавшее на дату утверждения мирового соглашения 36,9 процента от общего числа голосов кредиторов. По условиям мирового соглашения предусматривалось двадцать ежеквартальных платежей, каждый — по одной двадцатой общего размера требований кредиторов.

На момент подачи заявления должник пропустил несколько периодических платежей. Возражая против расторжения мирового соглашения, он ссылался на то, что кредитор вправе требовать расторжения мирового соглашения тогда, когда должник не исполнил не менее одной четвертой части его требований, утвержденных на дату заключения мирового соглашения (в данном случае должником не исполнено лишь 15 процентов от общего объема требований заявителя).

Расторгая мировое соглашение, суд указал следующее. Заявитель является лицом, управомоченным требовать расторжения мирового соглашения, поскольку обладает необходимым числом голосов кредиторов. Должник допустил нарушение в исполнении своих обязательств по мировому соглашению перед заявителем. С учетом того, что допущенные должником нарушения расценены судом как существенные, это послужило основанием для расторжения мирового соглашения согласно абзацу второму пункта 2 статьи 164 Закона о банкротстве.

23. Утверждение должника о невозможности исполнить условия мирового соглашения может быть расценено как его односторонний отказ от исполнения условий мирового соглашения и явиться основанием для расторжения мирового соглашения в судебном порядке.

В арбитражный суд обратился индивидуальный предприниматель (кредитор), обладавший на дату утверждения мирового соглашения 30 процентами требований от общего размера требований конкурсных кредиторов и уполномоченных органов к должнику, с заявлением о расторжении мирового соглашения в отношении всех конкурсных кредиторов и уполномоченных органов. Заявление мотивировано неоднократным нарушением должником сроков периодических выплат, установленных мировым соглашением, и неспособностью должника, как он сообщил заявителю, в будущем исполнять свои обязательства по мировому соглашению.

Судом установлено, что, несмотря на допущенные должником нарушения сроков отдельных выплат, к моменту обращения заявителя в суд просроченной задолженности перед ним у должника нет. Нарушения, допущенные в прошлом и исправленные должником к моменту рассмотрения вопроса о расторжении мирового соглашения, не могут служить основанием для этого.

Вместе с тем представитель должника в судебном заседании заявил об экономической неспособности должника исполнить мировое соглашение.

Определением суда мировое соглашение расторгнуто на основании абзаца второго пункта 2 статьи 164 Закона о банкротстве с указанием на то, что заявление должника о неспособности исполнить мировое соглашение представляет собой по существу односторонний отказ от исполнения принятых на себя обязательств, который не допускается в соответствии с пунктом 6 статьи 150 Закона о банкротстве и статьей 310 ГК РФ. При таких обстоятельствах отказ должника от исполнения обязательств можно рассматривать как существенное нарушение им условий мирового соглашения, предоставляющее суду право его расторгнуть.


ВИДЕО ПО ТЕМЕ: 002. Суд и мировое соглашение. оператор А.В, Морозов.

Само по себе утверждение судом мирового соглашения в отсутствие требований общества перед другими кредиторами должника.

Энциклопедия заблуждений: Мировое соглашение под условием? Нельзя! Можно!

Обзоры юридической практики >

Обзоры практики

Е. В. Туруева – студентка 5-го курса

 

Юридического института ИГУ

 

Обзор

по результатам обобщения практики рассмотрения судами общей юрисдикции г. Иркутска дел, производство по которым завершилось заключением мирового соглашения.

 

 

При проведении настоящего исследования была поставлена задача – проанализировать современное гражданское процессуальное законодательство, регулирующее институт мировых соглашений, практику его применения, выявить некоторые ошибки, возникающие при заключении мировых соглашений.

Одна из задач гражданского судопроизводства – правильное и быстрое разрешение гражданских дел. Эта задача может быть выполнена благодаря четкой организации деятельности судов при условии существования действенных и эффективных процессуальных механизмов, одним из которых является институт мирового соглашения.

Мировое соглашение по сравнению с судебным решением имеет ряд преимуществ.

Во-первых, оно оказывает большее воспитательное воздействие, поскольку основано на волеизъявлении участников спора о необходимости урегулирования конфликта мирным путём.

Во-вторых, завершение спора мировым соглашением уменьшает трудности, связанные с исполнением судебного акта. Как правило, определение суда об утверждении мирового соглашения исполняется в добровольном порядке.

И, наконец, заключение сторонами мировых соглашений экономит время и средства суда, что также является немаловажным обстоятельством.

Что касается правового регулирования, то действующий Гражданский процессуальный кодекс содержит ряд норм, относящихся к данному институту. Вместе с тем следует указать на неполноту и ограниченность регулирования мирового соглашения и примирительных процедур, его недостаточность для их эффективного применения.

Неурегулированным является вопрос взаимных уступок сторон. В законе не указывается, необходимы или нет взаимные уступки и, тем более, что такое взаимные уступки. Исходя из этого в теории процесса традиционно существуют разногласия в том, какой договор сторон является мировым соглашением: любой договор, которым стороны урегулируют спор, или только тот, в котором урегулирование спора достигается с помощью взаимных уступок.

Исследователи, отрицающие необходимость взаимных уступок, приводят аргумент о том, что мировое соглашение в данном случае отличается от отказа от иска и признания иска своим двусторонним характером, то есть тем, что для него в действительности необходимо согласие второй стороны, в пользу которой сделана уступка. Если суд станет отказывать в утверждении мировых соглашений на основании отсутствия взаимных уступок, то это приведет к неоправданному сужению свободы договора сторон и к недостижению примирения в тех случаях, когда стороны желают примириться.

Наоборот, авторы, утверждающие о необходимости взаимных уступок, полагают, что если судья откажет в утверждении мирового соглашения, стороны всегда могут оформить совместное решение прекратить спор отказом от иска (если отсутствует уступка со стороны ответчика) или признанием иска (если отсутствует уступка со стороны истца). Кроме того, ничто не препятствует сторонам заключить иной договор (разумеется, если его условия законны), не являющийся мировым соглашением, например, договор дарения. Зато проверка судом взаимности уступок  позволяет выявить действительную волю стороны.

Проанализировав аргументы различных точек зрения, можно согласиться с тем, что результат примирения в подавляющем большинстве случаев  основывается на взаимных уступках. Это  подтверждается анализом дел из судебной практики.

Так, Иркутским районным судом Иркутской области рассматривалось гражданское дело по иску Н. к Д. об освобождении земельного участка № 81 в садоводческом некоммерческом товариществе «Химик», а также о восстановлении жилого строения на данном участке. В ходе судебного разбирательства были выяснены следующие обстоятельства. Н. является членом СНТ «Химик» с 1982 года, ей был предоставлен в пользование земельный участок № 81. До 2001 года она пользовалась участком и оплачивала необходимые взносы; с 2001 года по семейным обстоятельствам не могла заниматься участком и оплачивать взносы. В августе 2006 года ей стало известно о том, что она исключена из членов СНТ «Химик», земельный участок предоставлен ответчику Д. В судебном заседании стороны пришли к мировому соглашению на следующих условиях. Ответчик Д. уплачивает истцу Н. сумму 25000 руб. в счет компенсации за находящиеся  на земельном участке № 81 СНТ «Химик» насаждения и строение. Истец Н. не имеет материальных претензий к  Д. по земельному участку, насаждениям на участке, находящемся строении, а также не имеет претензий в части исключения ее из членов СНТ «Химик» и передачи земельного участка № 81 ответчику Д.

Рассмотрим другой пример.

К. обратился в Иркутский районный суд с иском к ООО «База отдыха «Песчанка» о признании незаконными приказов о нарушении им трудовой дисциплины № 15 от 13.06.2007г., № 16 от 20.06.2007г., № 17 от 22.06.2007г., приказ № 5-к от 26.06.2007г. об увольнении на основании п. 5 ст. 81 ТК РФ (неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание), о восстановлении его на работе в ООО «База отдыха «Песчанка» в должности капитана теплохода. Истец также требовал взыскать с ответчика сумму среднего заработка за время вынужденного прогула в размере 23012,27 руб., задолженность по заработной плате с уплатой процентов в размере 122590,60 руб., компенсацию морального вреда в размере 100000 руб. На основании приказа № 5-к / 1 от 28.06.2007г. работодателем отменен приказ № 5-к от 26.06.2007г. Истец П. уволен с 28.06.2007г. по основаниям ст. 81 пп. «а» п. 6 ТК РФ за прогул. В судебном заседании стороны заключили мировое соглашение, по условиям которого ответчик ООО «База отдыха «Песчанка» обязуется отменить приказы № 15 (п. 1) от 13.06.2007г., № 16 (п. 1) от 20.06.2007г., № 17 (п. 1) от 22.06.2007г., а также приказ № 5-к от 26.06.2007г. об увольнении П. по основаниям пп. «а» п. 6 ст. 81 ТК РФ; обязуется уволить П. с должности капитана-механика по ст. 80 ТК РФ (по собственному желанию) с 28.09.2007г.; выплатить П. в течение трех рабочих дней со дня утверждения мирового соглашения задолженность по заработной плате в сумме 44593,76 руб. Истец П. в свою очередь не настаивает на удовлетворении исковых требований в полном объеме.

Рассмотрим еще один пример.

К., являясь председателем правления Товарищества собственников жилья «Молодежное», обратился в Иркутский районный суд с исковым заявлением, в котором просил опровергнуть сведения, распространенные ответчиками 31 марта 2007 года, не соответствующие действительности и порочащие честь, достоинство и деловую репутацию путем публичного опровержения на общем собрании членов Товарищества собственников жилья «Молодежное». Так, указывает на то, что 31 марта 2007 года ответчики, являющиеся членами ревизионной комиссии Товарищества собственников жилья «Молодежное» распространили в отношении истца сведения, не соответствующие действительности. Одновременно просит взыскать денежную компенсацию в счет компенсации морального вреда в размере 1600000 руб. В судебном заседании стороны и представители сторон заявили ходатайство об утверждении мирового соглашения и о прекращении производства по делу в связи с утверждением мирового соглашения. Согласно условиям мирового соглашения ответчики Б. и Г. согласны, что 31 марта 2007 года сообщили на собрании ТСЖ «Молодежное» в отношении истца К. проект акта ревизионной комиссии, в котором сделаны ошибочные выводы, ответчики Б. и Г, лично приносят истцу К. извинения за распространение 31 марта 2007 года сведений, не соответствующих действительности, порочащих его честь, достоинство и деловую репутацию, также обязуются в срок до 20 января 2008 года возместить истцу К. в равных долях судебные издержки. Истец К. не требует компенсации морального вреда, причиненного действиями ответчиков по распространению сведений, не соответствующих действительности в сумме 3200000 руб., не настаивает на удовлетворении требований о принесении ответчиками Б. и Г. публичных извинений за распространение 31 марта 2007 года на общем собрании ТСЖ «Молодежное» сведений, порочащих честь, достоинство, деловую репутацию.

Приведенные примеры подчеркивают, что уступкой может быть признание каких-либо прав другой стороны на предмет спора или предоставление определенных благ или благоприятствования другой стороне (в том числе и в областях, не связанных с предметом спора), принятие стороной на себя ответственности за какой-то акт или обязанности совершить определенные действия.

Вместе с тем следует отметить, что наличие взаимности уступок не означает их равноценности. Возможность достичь примирения часто обусловлена именно тем, что одна сторона дорожит определенным благом меньше, чем другая. Поэтому нормальными являются ситуации, когда, с точки зрения стороннего лица (в том числе, судьи), одна сторона совершила маленькую уступку в обмен на большую, в то время как все стороны удовлетворены условиями примирения и считают их выгодными для себя.

Такая возможность придает мировому соглашению необходимую гибкость и позволяет сторонам при определении условий прекращения или предотвращения спора не ограничиваться простым компромиссом (разделением между собой вещи, являющейся предметом спора).

При заключении мирового соглашения не исключается и возможность односторонней уступки. Это можно обосновать следующим образом.

Во-первых, случаи, когда мировое соглашение содержит в себе только односторонние уступки, имеют место в практике по той причине, что закон не запрещает заключать мировую сделку в таком виде. Требование о том, чтобы мировое соглашение содержало в себе взаимные уступки сторон, в законодательстве не содержится.

Во-вторых, такая норма неоправданно сужала бы круг споров, которые могли бы быть прекращены мировым соглашением. Как представляется, все средства хороши, лишь бы соглашение не противоречило закону и не нарушало прав и интересов других лиц.

В качестве примера можно привести следующее гражданское дело.

Истцы Г., З., проживающие в городском поселке Марково Иркутского района Иркутской области, ул. Сосновая, д. № 1 и 7, обратились в Иркутский районный суд с иском к Муниципальному унитарному предприятию жилищно-коммунального хозяйства Иркутского района «Коммунальник», Администрации Иркутского районного муниципального образования, Администрации Марковского муниципального образования о восстановлении нарушенных жилищных прав, указав на то, что в конце марта 2003 года их незаконно отключили от теплоснабжения, горячего и холодного водоснабжения, тем самым, нарушив права на получение коммунальных услуг. По условиям заключенного между сторонами мирового соглашения Администрация Иркутского районного муниципального образования обязуется в срок до 31 августа 2008 года обеспечить возведение сети круглогодичного холодного водоснабжения жилых домов № 1 и № 7 по ул. Сосновая г. п. Марково путем установления по ул. Сосновая двух водоколонок и ввести такую систему в эксплуатацию. Администрация Иркутского районного муниципального образования обязуется в срок до 31 августа 2008 года обеспечить предоставление точки забора водоснабжения и проложение магистральной трубы до земельных участков, расположенных по адресам г. п. Марково, ул. Сосновая, д. № 1 и № 7 для обеспечения летнего холодного водоснабжения. Администрация Марковского муниципального образования обязуется в срок до начала отопительного сезона 2007 года обеспечить теплоснабжение жилых домов № 1 и № 7 по ул. Сосновая г. п. Марково путем приведения существующей линии электропередач  в техническое состояние, позволяющее выполнить установку электрооборудования для теплоснабжения, а также приобретения и установки электробойлеров.

Анализируя условия данного мирового соглашения можно заметить, что обязанности возложены только на сторону ответчиков. Следовательно, возникает вопрос о целесообразности заключения в данном случае мирового соглашения, поскольку уступки имеют место только с одной стороны.

Мировое соглашение, заключенное в ходе судебного процесса и утвержденное судом, выполняет следующие функции:

·         оно снимает и сглаживает противоречия правового характера в общественных отношениях. При заключении мирового соглашения ликвидируется  субъективная сторона спора, создается реальная возможность добровольного исполнения обязательств должником. Часто судебное решение не устраняет эту субъективную сторону спора.  Как указано Е. Пилехиной, судебное решение достигает ограниченной цели – прекращения спора, тогда как мировое соглашение еще и ликвидирует конфликт между сторонами.

·         оно урегулирует, уточняет, конкретизирует правоотношения участников правового оборота, восполняет собой имеющиеся в праве пробелы (регулирующаяфункция);

·         оно представляет собой дополнительное средство защиты прав и законных интересов участников правового оборота (защитная функция).

Заключение мирового соглашения направлено на ликвидацию спора (разногласий) сторон. Как известно, в Арбитражном процессуальном кодексе 2002 года появилось понятие «примирительные процедуры». Оно присутствует в названии главы 15, хотя глава фактически посвящена различным аспектам мирового соглашения, заключение которого названо законодателем одной из примирительных процедур. Однако понятие примирительной процедуры нигде не раскрыто. В связи с этим в литературе можно встретить различные мнения по данному вопросу.

Из самого названия «примирительная процедура» видно, что эта процедура достижения примирения сторон уже начавшегося спора. Под примирением как юридическим фактом следует понимать прекращение спора на согласованных сторонами условиях, юридически закрепленное в мировом соглашении или с помощью иного правового инструмента. Характерной чертой примирительной процедуры является поиск взаимоприемлемых вариантов урегулирования спора в соответствии с интересами сторон. Несмотря на то, что в примирительной процедуре могут участвовать нейтральные третьи лица, решение о том, прекращать ли спор и на каких условиях, принимают только сами стороны.

О соотношении примирительных процедур с мировым соглашением следует сказать, что последнее является результатом, на достижение которого направлены примирительные процедуры, а также средством юридического оформления и закрепления прекращения спора в соответствии с достигнутыми в ходе таких процедур договоренностями сторон. Можно сказать, что формальная сторона единого примирительного механизма урегулирования споров заключена в мировом соглашении, тогда как его неформальная сторона – в переговорах, посредничестве или иной процедуре поиска взаимоприемлемого решения.

Следует, однако, отметить, что мировое соглашение не является единственным результатом посредничества и иных способов разрешения споров. Результатом также могут быть соглашение или односторонняя сделка о признании права, договор дарения или иной договор, какой либо другой юридический инструмент,  закрепляющий прекращение спора без взаимных уступок.

Мировое соглашение не может рассматриваться как примирительная (или иная) процедура, так как оно является только договором, закрепляющим примирение, достигнутое сторонами путем уступок. Что же касается заключения мирового соглашения, то и его некорректно ставить в один ряд с такими примирительными процедурами, как переговоры, примирение, посредничество. В противном случае создается ошибочное впечатление необходимости альтернативы: можно подумать, что стороны спора могут либо заключить мировое соглашение, либо применить иную процедуру, например, посредничество. А ведь одним из наиболее вероятных результатов успешного посредничества является именно заключение сторонами мирового соглашения. Поэтому формулировка ст. 138 АПК  РФ («стороны могут урегулировать спор, заключив мировое соглашение или используя другие примирительные процедуры, если это не противоречит федеральному закону») – признается некоторыми учеными не вполне корректной. В продолжение к этому предлагается вариант более правильной формулировки: «Стороны могут урегулировать спор, используя любые примирительные процедуры, и оформить достигнутое примирение мировым соглашением или иным способом, если это не противоречит федеральному закону».  Данные положения, как представляется, вполне применимы и к мировому соглашению в гражданском процессе.

Особого рассмотрения заслуживает также вопрос правовой природы мирового соглашения.

Часть 1 ст. 39 ГПК РФ предоставляет сторонам право "окончить дело мировым соглашением". В обеспечение реализации этого права участникам спора предоставлен ряд процессуальных прав: 1) право заключить в судебном процессе мировое соглашение; 2) право представить его на утверждение суду и ходатайствовать о прекращении производства по делу. О реализации сторонами права окончить дело мировым соглашением можно говорить лишь тогда, когда суд утвердит настоящее соглашение в определении об утверждении мирового соглашения и прекращении производства по делу.

Итак, право сторон на заключение мирового соглашения в судебном процессе – процессуальное право. В то же время субъективное право на урегулирование правового спора собственными совместными усилиями – элемент гражданской правоспособности субъектов материальных правоотношений. Таким образом, заключение мирового соглашения в судебном процессе всегда представляет собой акт реализации процессуальных и материальных прав одновременно.

Исходя из этого, исследователи в области гражданского процесса придерживаются противоположных взглядов. Многие представители науки гражданского процессуального права придерживаются позиции о материально-правовой природе мирового соглашения (которым по-новому определяются материальные права и обязанности сторон) и при этом не отрицают процессуальное значение этого договора, поскольку вторичная цель заключения мирового соглашения в процессе – окончание производства по делу (заключение мирового соглашения в судебном процессе, обращение сторон к суду с ходатайством о его утверждении и утверждение судом этого соглашения образуют юридический состав, влекущий прекращение гражданского процессуального правоотношения).  Другие ученые, используя в рассуждениях посылку "урегулирование правового спора – акт реализации процессуальных прав", приходят к выводу о процессуальной природе этого соглашения.

Разграничивая соглашения на «материальные соглашения» и «процессуальные соглашения», необходимо сначала обозначить отличия материальных правоотношений от процессуальных отношений.

Материальные (гражданские) правоотношения – это горизонтальные отношения, которые характеризуются равенством участников; в большинстве случаев эти правоотношения устанавливаются по воле участвующих в них лиц.

Классическая теория гражданского процесса отвергает существование процессуальных отношений между сторонами, то есть процессуальные отношения (разновидность процедурных правоотношений, обязательным участником которых выступает судебный орган) – это властеотношения, вертикальные отношения. Суд, как уполномоченный орган, занимает соответствующее положение: он руководит процессом по каждому конкретному делу и обладает властными полномочиями в отношении всех участников этого процесса.

Следовательно, субъектный состав материальных и процессуальных отношений различен: субъекты материального правоотношения – равные субъекты права, тогда как субъекты процессуального правоотношения (суд и участники процесса) находятся в положении власти и подчинения.

Однако провести границу между «материальными» и «процессуальными» соглашениями, руководствуясь таким  критерием, как субъектный состав, думается, недостаточно. Вследствие этого в качестве основания, позволяющего разграничить "процессуальные" и "материальные" соглашения, выступает, прежде всего, предмет:

— если предметом является поведение сторон в области, регулируемой гражданским правом, такое соглашение относится к «материальным соглашениям»;

— если предметом выступают процессуальные действия участников процесса, заключение соглашения способствует течению процесса и осуществлению судопроизводства, и такое соглашение регламентируется нормами процедурного (процессуального) законодательства, то его следует относить к «процессуальным соглашениям».

Как отмечалось ранее, каждой стороне как участнику материально-правового спора ГПК РФ предоставляют право окончить дело по спору мировым соглашением. Достижение цели – окончание судебного разбирательства по делу – возможно только в результате одновременной реализации сторонами вышеуказанного процессуального права, в основе которой лежит согласованное ими соответствующее намерение в связи с урегулированием непосредственно сторонами правового спора на взаимоприемлемых условиях и, соответственно, отсутствием необходимости дальнейшего рассмотрения и разрешения судом дела по спору. Таким образом, следует признать, что мировое соглашение имеет процессуальную природу.

Поскольку материальное право на самостоятельное урегулирование правового спора как элемент гражданской правоспособности субъектов материального правоотношения "сохраняется" в случае рассмотрения дела судом, естественно, стороны могут его реализовать в гражданском процессе. В результате истец может отказаться от иска (полностью или в части), стороны могут заключить мировое соглашение, ответчик — признать иск (полностью или в части). Но, как представляется, в случае заключения мирового соглашения урегулирование правового спора сопровождается достижением договоренности о соответствующей форме окончания рассмотрения дела по спору. Поэтому нельзя согласиться с мнением процессуалистов, характеризующих утвержденное судом мировое соглашение как материально-правовой договор об условиях урегулирования правового спора.

Согласованные сторонами взаимоприемлемые условия урегулирования правового спора составляют лишь часть содержания мирового соглашения. Очевидно, что эти условия — содержание договора об урегулировании правового спора, который лежит в основе (является обязательным условием) достижения сторонами договоренности об окончании дела по спору мировым соглашением. Соответственно, последнее, будучи утвержденным судом, влечет не только процессуальные, но и материально-правовые последствия.

Таким образом,  мировое соглашение как вид процессуального соглашения имеет ряд особенностей. Во-первых, действия сторон по заключению мирового соглашения оформляются единым документом. Во-вторых, волеизъявления сторон имеют характер не только согласованных, но и одновременных. В-третьих, мировое соглашение как процессуальное соглашение имеет материальное основание. Им для судебного мирового соглашения является гражданско-правовая сделка между его участниками, или иное соглашение о материальных правах и обязанностях. В-четвёртых, волеизъявление участников мирового соглашения направлено на возникновение тех процессуальных последствий, которые связаны с фактом признания его судом (прекращение производства по делу, приобретение стороной права на получение исполнительного листа на определение суда, утрата истцом права на предъявление тождественного иска в суд и др.).

Таким образом, мировое соглашение – это процессуальное соглашение, материально-правовым основанием которого выступает гражданско-правовой или иной договор (соглашение), представляющие собой одновременные и согласованные действия сторон, направленные на возникновение предусмотренных законом процессуальных последствий, утверждаемое судом.

Мировое соглашение требует утверждения судом в соответствии со ч. 3 ст. 173 ГПК. В случае неутверждения  мирового соглашения  суд выносит  об этом определение и продолжает рассмотрение дела по существу (ч. 4 ст. 173 ГПК РФ).

Процессуальной формой утверждения мирового соглашения является определение.

Данное требование закона об утверждении мирового соглашения определением, а не решением имеет под собой теоретическую основу. Основные отличия судебного решения от определения состоят в следующем: 1) судебное решение, в отличие от определения, направлено на разрешение дела по существу; 2) решение – акт, на получение которого направлено все производство по делу, оно – единственный такой акт во всем производстве, определений по делу может быть вынесено несколько. 3)решение постановляется только в совещательной комнате, определение может быть вынесено прямо в зале судебного заседания. Наиболее значительное отличие определений суда от судебного решения состоит в том, что при вынесении решения суд, во-первых, должен исследовать и оценить все доказательства, обосновывающие требования истца и возражения ответчика. Во-вторых, исходя из установленных обстоятельств дела, дать ответ по существу заявленных требований и возражений, т. е. указать на удовлетворение иска (полное или частичное) или на отказ в его удовлетворении. В судебном решении суд обязан дать собственную оценку требованиям истца (третьего лица) и возражениям ответчика. Эта оценка представляет собой акт применения норм материального и процессуального права. Как и любой акт правоприменения, процесс вынесения решения суда делится на стадии: 1) анализ фактических обстоятельств дела; 2) выбор правовой нормы; 3) вынесение окончательного акта (судебного решения). Решение суда (как конечный акт правоприменения) только тогда будет обоснованным, когда фактические обстоятельства установлены всесторонне и полностью. Решение должно содержать подробный анализ обстоятельств и доказательств, при помощи которых суд установил отношение между сторонами. Определение об утверждении мирового соглашения также является актом правоприменения, при вынесении которого должны быть проанализированы фактические обстоятельства дела. Однако при вынесении решения суд должен установить все обстоятельства дела, на которые ссылаются лица, участвующие в деле, в обоснование своих требований. Вынесение же определения суда об утверждении мирового соглашения не требует от суда такого всестороннего исследования обстоятельств. Применительно к мировому соглашению суд устанавливает факт отсутствия в мировом соглашении условий, противоречащих закону и нарушающих права и законные интересы других, не участвующих в соглашении, лиц.

При вынесении решения суд применяет те нормы материального права, которые подтверждают требования или возражения сторон, то есть содержат в своей гипотезе такие же фактические обстоятельства. Постановление определения суда об утверждении мирового соглашения не требует применения норм материального права, которые подтверждают требования или возражения сторон, так как при этом необходимо установить лишь непротиворечие условий соглашения гипотезам императивных норм права.

В определении об утверждении мирового соглашения предусматривается возможность его обжалования в течение 10 дней с момента вынесения.

Так, Иркутским районным судом Иркутской области рассматривалось гражданское дело по иску К. к ОАО «Агрофирма им. Ф. И. Голзицкого» о восстановлении на работе, признании отказа об увольнении незаконным, изменения записи в трудовой книжке, взыскания оплаты вынужденного прогула, взыскании удержанной суммы в размере 4000 руб., компенсации морального вреда в размере 100000 руб. По условиям мирового соглашения ответчик обязуется произвести запись в трудовой книжке о признании недействительным приказа № 89 от 18.04.2005 г. об увольнении за хищение, внести запись об увольнении по собственному желанию, выплатить удержанную сумму в размере 4000 руб. В свою очередь К. не имеет требований о восстановлении на работе, компенсации морального вреда. Суд утвердил данное мировое соглашение, о чем было вынесено определение от 18.01.2007г.  Истец К., не согласившись с условиями мирового соглашения, подал частную жалобу. Несогласие он мотивировал тем, что суд не исследовал достаточно полно приведенные им доводы о выплате компенсации за вынужденный прогул, а также компенсации морального вреда. Определением Иркутского районного суда от 26.02.2007 г. данная жалоба была возвращена истцу в связи с пропуском срока для обжалования (жалоба была подана 12.02.2007 г.). Ходатайств о восстановлении срока для обжалования жалоба не содержала. Анализ данного дела показывает, что на практике возможны случаи обжалования определения об утверждения мирового соглашения по мотиву неправильности оценки судом мирового соглашения. Таким образом, сторона мирового соглашения (иное заинтересованное лицо), обжалуя упомянутый судебный акт, фактически обращается с требованием о признании недействительным мирового соглашения и применении последствий его недействительности.

По вопросу о том, может ли суд утверждать мировое соглашение по всем категориям гражданских дел или существуют определенные ограничения права окончить дело мировым соглашением, в литературе встречаются различные мнения. О. Степанова, Г. В. Воронков дают обоснование точки зрения, согласно которой мировые соглашения могут быть заключены по всем категориям дел, отметив, что в законе нет указаний, ограничивающих право суда на утверждение мирового соглашения по той или иной категории гражданских дел, а также, утверждение мирового соглашения судом есть способ ликвидации спора между сторонами, равнозначный по своим результатам вынесению судебного решения.

Иной взгляд на рассматриваемую проблему нашел отражение, в частности, в статье Е. Овчинникова и А. Зинченко, а также работах Р. Е. Гукасяна. Данная позиция представляется верной по следующим основаниям. Можно привести несколько категорий дел, применение мировых соглашений по которым либо ограничено либо полностью исключается в силу характера спорного правоотношения или предъявленного требования. Так, по спорам, вытекающим из семейных правоотношений, в частности из алиментных, по поводу содержания несовершеннолетних детей, применение мировых соглашений сужается, но не исключается полностью, поскольку закон в данном случае устанавливает определенный размер алиментных платежей. Исключается  возможность заключения мирового соглашения в силу неравноправного положения субъектов, при рассмотрении и разрешении дел, вытекающих из административно-правовых отношений. Бесспорно, недопустимы мировые соглашения также по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение (глава 28 ГПК РФ).

В отличие от любого спорного (искового или административного) производства, основанием для возбуждения которого выступает спор о праве, возникший между сторонами материального правоотношения, производство об установлении факта, имеющего юридическое значение, возбуждается при отсутствии спора о праве. Это главный отличительный признак рассматриваемой категории дел.

Отсутствие противоборствующих сторон и собственно спора о праве по делам об установлении факта, имеющего юридическое значение, позволяет говорить о невозможности заключения мирового соглашения по делам данной категории.

Так как мировое соглашение есть способ окончания спора, недопустимо утверждать мировое соглашение, если оно заключено «под условием». Вместе с тем в судебной практике подобная ошибка встречается.

Так, по иску А. к М. о взыскании долга по договору займа, истребовании имущества из чужого незаконного владения между сторонами было заключено и впоследствии утверждено судом мировое соглашение, по условиям которого ответчик обязуется выплатить истцу сумму в размере 140000 руб. в срок до 1 марта 2007 г. в следующем порядке: сентябрь 2007 г. – 20000 руб., октябрь 2007 г. – 20000 руб., ноябрь 2007 г. – 25000 руб., декабрь 2007 г. – 25000 руб., январь 2008 г. – 25000 руб., февраль 2008 г. – 25000 руб. Истец обязуется по получении полной суммы в размере 140000 руб. передать в собственность ответчика трактор марки ДТ-75, хозномер 26, заводской номер 182541. Несомненно, что суду надлежало отказать в утверждении данного мирового соглашения.

Мировое соглашение может быть заключено только между сторонами, так как именно они являются субъектами спорного материального правоотношения, в том числе третьими лицами, заявляющими самостоятельные требования на предмет спора.

Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования на предмет спора, в соответствии со ст. 42 ГПК пользуются правами и несут все обязанности истца, вправе заключить мировое соглашение.

Наоборот, третьи лица, не заявляющие самостоятельные требования на предмет спора, не обладают диспозитивными процессуальными правами и не являются предположительными субъектами спорного материального правоотношения и, следовательно, не могут заключать мировые соглашения. Статья 43 Гражданского процессуального кодекса устанавливает, что третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности стороны, за исключением права на изменение основания или предмета иска, увеличение или уменьшение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска или заключение мирового соглашения, а также на предъявление встречного иска и требование принудительного исполнения решения суда.

В литературе высказывается мнение (в частности, Д. Л. Давыденко, Д. В.Князевым) о том, что необходимо предоставить третьим лицам, не заявляющим самостоятельных требований относительно предмета спора, право на заключение мирового соглашения. В некоторых случаях сторонам и третьему лицу без самостоятельных требований было бы удобнее всем вместе договориться о прекращении спора миром на определенных условиях. В качестве примера рассматривается дело об эвикции (ст. 461 ГК РФ): истец требует изъятия у ответчика (покупателя) определенного товара. Мировое соглашение в данном случае между сторонами и третьим лицом, не заявляющим самостоятельных требований (продавцом товара) позволит  избежать вероятного судебного процесса по регрессному иску. Вместе с тем указывается, что необходима норма о том, что мировое соглашение с третьим лицом без самостоятельных требований может быть заключено только по тем отношением, возникновение, изменение, прекращение которых может быть обусловлено решением суда по рассматриваемому делу, так как в одном и том же процессе могут появиться самые разные требования, а среди них и такие, решение суда по которым никак не затронет прав и обязанностей третьего лица без самостоятельных требований. Указанная норма позволит исключить заключение «посторонних» соглашений, т. е. не относящихся к существу уже начатого, так и только возможного в будущем спора.

Гражданский процессуальный кодекс предусматривает случаи участия прокурора в гражданском процессе. Прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований. Заявление в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина может быть подано прокурором только в случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд.

Прокурор, подавший заявление, пользуется всеми процессуальными правами и несет все процессуальные обязанности истца, за исключением права на заключение мирового соглашения и обязанности по уплате судебных расходов. Следовательно, в этих случаях, прокурор занимает положение истца только в процессуальном смысле, т. к. не имеет материально-правового интереса по делу. В случае отказа прокурора от заявления, поданного в защиту законных интересов другого лица, рассмотрение дела по существу продолжается, если это лицо или его законный представитель не заявит об отказе от иска. При отказе истца от иска суд прекращает производство по делу, если это не противоречит закону или не нарушает права и законные интересы других лиц.

Это положение закона вызывает дискуссии в науке гражданского процесса. Исследователи указывают, что прокурор не является носителем материальных прав и обязанностей в спорных правоотношениях. Поэтому любая попытка распоряжения материальными правами в споре может привести к нарушению прав или интересов реальных участников правоотношений. Следовательно, возникает вопрос: почему Гражданский процессуальный кодекс, наделяя прокурора такими материальными правами, как изменение иска, отказ от иска, признание иска, исключает возможность заключения прокурором мирового соглашения? Несмотря на это, в доктрине отмечается правильность занятой законодателем позиции, в соответствии с которой прокурор не имеет права на заключение мирового соглашения.

По вопросу заключения мирового соглашения государственными органами, органами местного самоуправления, организациями или отдельными гражданами, необходимо учитывать их процессуальное положение и характер спора. Государственный орган может быть участником не только административных, но и гражданско-правовых отношений, выступать в процессе не только в качестве процессуального, но и в качестве материального истца. Это предполагают и ст.ст. 124, 125 ГК РФ, провозгласившие право самостоятельного участия государства в лице его органов (представителей) в гражданско-правовом обороте на основе равенства с иными участниками. Следовательно, в случае участия данной категории субъектов в качестве материального истца, право на заключение ими мирового соглашения сохраняется.

В соответствии со ст. 398 ГПК иностранные граждане, лица без гражданства, иностранные организации, международные организации пользуются гражданскими процессуальными правами наравне с российскими гражданами и организациями. Иными словами, будучи истцом, ответчиком, третьим лицом, заявляющим самостоятельные требования на предмет спора, они также имеют право на заключение мирового соглашения.

Согласно ст. 48 Гражданского процессуального кодекса РФ граждане могут вести свои дела лично или через представителей. В соответствии со ст. 53 ГПК полномочия представителя должны быть выражены в доверенности, выданной и надлежащим образом оформленной. Ст. 54 ГПК говорит, что полномочия на ведение дела в суде дает представителю право на совершение от имени представляемого всех процессуальных действий, кроме распорядительных (в их числе – заключение мирового соглашения). Полномочия представителя на совершение каждого распорядительного действия должно быть специально оговорено в доверенности. Естественно, что право на заключение мирового соглашения, оговоренное в доверенности, имеет место только в том случае, когда такое право есть у доверителя, т.е. речь идет об истце, ответчике, третьем лице, заявляющем самостоятельные требования на предмет спора.

В силу ст. 52 ГПК законные представители совершают от имени представляемых все процессуальные действия, право совершения, которых принадлежит представляемым, в т. ч. и перечисленные в ст. 54 ГПК распорядительные действия (в их числе и заключение мирового соглашения), с ограничениями, предусмотренными законом. На совершение распорядительных действий законному представителю, в отличие от других представителей, особых полномочий не требуется.

В случае заключения мирового соглашения обязательно должны быть распределены судебные расходы сторон. Они определяются по соглашению сторон, а если такого соглашения не было, то судебные расходы распределяются в том же порядке, как и при вынесении судебного решения. Это предусмотрено ст. 98 ГПК, то есть пропорционально удовлетворенным требованиям.

При отсутствии добровольного исполнения условий утвержденного судом мирового соглашения, в соответствии с ФЗ «Об исполнительном производстве» на основании определения суда может быть выдан исполнительный лист для применения мер принудительного исполнения. Данные нормы о принудительном исполнении заключенного сторонами мирового соглашения носят императивный характер, поэтому стороны не вправе своим соглашением ограничить использование данного порядка исполнения мирового соглашения, то есть стороны правомочны не использовать возможность принудительного осуществления мирового соглашения, но не вправе соглашением сторон вводить ограничения в отношении государственного принуждения.

Заключение сторонами мирового соглашения презюмирует прекращение спора между ними, в силу чего с момента представления заключенного мирового соглашения суд не вправе осуществлять действия, направленные на разрешение спора по существу (оценивать доказательства и доводы, приведенные лицами, участвующими в деле, в обоснование своих требований и возражений; устанавливать обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора; устанавливать права и обязанности лиц, участвующих в деле; решать, подлежит ли иск удовлетворению, и т.д.); не вправе давать оценку судебным актам, которые в случае утверждения мирового соглашения будут отменены (на стадии пересмотра судебных актов в порядке апелляционного, кассационного, надзорного производства).

В соответствии  со ст. 39 ГПК РФ суд не утверждает мировое соглашение, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц. Следовательно, задачи, стоящие перед судом, утверждающим мировое соглашение, заключаются в проверке законности мирового соглашения, отсутствия нарушения прав и законных интересов других лиц, а также обстоятельств, которые бы препятствовали принудительному исполнению мирового соглашения в случае, если стороны в добровольном порядке его не исполнят.

Сегодня можно встретить утверждения о том, что проверка мирового соглашения судом и возможность отказа в его судебном утверждении в определенной мере ограничивают свободу договора. Последствием такого вывода являются возражения относительно допустимости и необходимости судебной проверки со ссылкой на отказ сторон от государственной процедуры принуждения и ликвидацию спора собственными силами.

Опровергая утверждение об ограничении свободы договора проверкой суда мирового соглашения, нужно подчеркнуть, что свобода договора не может быть ограничена требованиями о соответствии его закону и об отсутствии нарушений прав и законных интересов других лиц (требование законности), равно как не ограничивается свобода договора требованиями о соответствии его иным условиям действительности соглашения.

Проверка законности мирового соглашения включает в себя: проверку дееспособности участников соглашения (надлежащее оформление полномочий у представителя); свободу волеизъявления его участников; соответствие нормам материального права. Согласно ст. 8 и ст. 421 ГК РФ гражданские права и обязанности могут возникать не только из законов и иных правовых актов, но и из действий и договоров, не предусмотренных законодательством.

Если мировое соглашение заключается по спору, возникающему не из гражданских правоотношений, то при решении вопроса о принятии его условий суд должен учитывать предусмотренную данной отраслью права возможность автономного регулирования содержания правоотношения его сторонами. При наличии такой возможности суд не может ограничивать свободу сторон в установлении материально-правовых последствий разрешаемого ими спора, отраженных в условиях мирового соглашения.

В понятие мирового соглашения вкладывается, прежде всего, процессуальный смысл, следовательно, суд должен учитывать и соответствие мирового соглашения нормам процессуального права. К примеру, не должно быть принято судом мировое соглашение, если к содержанию его условий у суда не будет каких-либо претензий, но стороны (или сторона) откажутся от подписи в протоколе судебного заседания под заявлением о заключении мирового соглашения. Суд может отказать в утверждении такого мирового соглашения только через ссылку на противоречие процессуальному закону – ст. 173 ГПК РФ.

Проверяя условия мирового соглашения, суд должен убедиться, что его условия не нарушают интересы других лиц, под которыми следует понимать: лиц, не участвующих в деле; лиц, участвующих в деле, но не имеющих право на заключение мирового соглашения; лиц, участвующих в деле и имеющих право на заключение мирового соглашения, но не реализующих данное право. Положение, когда участвующее в деле лицо имеет право на заключение мирового соглашения, но фактически в заключении мирового соглашения не участвует, принимается во внимание, если в деле имеются соистцы, соответчики или третьи лица, заявляющие самостоятельные требования на предмет спора. Заключение мирового соглашения одним из названных лиц может отразиться на интересах других соистцов, соответчиков, а также третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования на предмет спора. Поэтому суд должен обязательно проверить, не противоречит ли мировое соглашение их интересам, и при наличии такого обстоятельства в утверждении мирового соглашения отказать.

Чтобы не возникло проблем, связанных с принудительным исполнением мирового соглашения, судам следует проверять, чтобы условия мирового соглашения были ясными, определенными, четко изложенными. Мировое соглашение должно разрешать спор окончательно и не содержать поводов для возбуждения новых споров. В мировом соглашении конкретно должен быть указан срок и порядок исполнения.

Процессуальное законодательство прямо не закрепляет требований, но специалистами в области процессуального права подчеркивается необходимость установления судом соответствия мирового соглашения определенным требованиям. В частности, Р. Е. Гукасян отмечает, что утверждение судом мирового соглашения делает его годным к принудительному осуществлению, в силу чего мировое соглашение должно удовлетворять многим требованиям, предъявляемым к судебному решению.

К требованиям, предъявляемым к судебным актам, помимо требования законности сегодня отнесены обоснованность, мотивированность, полнота, безусловность, определенность (категоричность). Рассмотрим эти требования применительно к мировому соглашению.

Требования обоснованности и мотивированности, являясь специфическими требованиями, предъявляемыми к судебному акту (ст. 195, 199 ГПК РФ), не распространяются на мировое соглашение.

В некоторых случаях мировое соглашение отвечает требованию полноты. Это означает, что в мировом соглашении решена судьба всех требований, которые были заявлены. Вместе с тем, не исключается  заключение мирового соглашения как в отношении всего иска, так и в отношении его части. Следовательно, требование полноты не носит характера обязательного требования, предъявляемого ко всем без исключения мировым соглашениям.

Требование безусловности, которому в обязательном порядке должно отвечать мировое соглашение, означает, что мировое соглашение должно быть свободным от каких-либо условий, от которых зависит исполнение мирового соглашения. Включение в мировое соглашение подобных условий при обращении к исполнению вызвало бы необходимость устанавливать, наступило это условие или не наступило; для этого требовалось бы новое судебное исследование и, следовательно, новое судебное разбирательство, что недопустимо. Соблюдение требования безусловности позволит принудительно исполнить заключенное мировое соглашение в случае отказа одной из сторон от добровольного его исполнения.

Требование безусловности тесно связано с требованием определенности (или категоричности), также присущем судебному акту. В отношении мирового соглашения можно отметить, что оно должно содержать в себе такие условия, которые позволят сделать однозначный вывод о его содержании.

Требование определенности означает также невозможность формулировки условий мирового соглашения альтернативным способом (не может быть установлено альтернативное право стороны или альтернативное право выбора порядка исполнения мирового соглашения). Например, недопустимо включать в мировое соглашение условие о том, что сторона передает конкретное имущество, а при его отсутствии уплачивает денежные средства или оказывает услуги. Нарушение требования определенности затрудняет принудительное исполнение мирового соглашения, а иногда приводит к невозможности его принудительного исполнения.

Подводя итог, необходимо подчеркнуть, что по пути широкого использования примирительных процедур (как судебных, так и внесудебных) последовали многие западные страны, что способствовало распространению применения ими института мировых соглашений.

Применительно к России первым шагом в этом направлении должно стать отделение мирового соглашения от других распорядительных действий. В этой связи можно согласиться с мнениями исследователей, указывающих на целесообразность введения в Гражданский процессуальный кодекс главы о примирительных процедурах и мировом соглашении по аналогии с Арбитражным процессуальным кодексом. Следующим шагом  в совершенствовании правового регулирования института мирового соглашения считается принятие мер по стимулированию сторон к заключению мирового соглашения. Представляется в этом плане необходимым включение в действующий Гражданский процессуальный кодекс РФ положения о сокращении размера государственной пошлины на 50% по делам, в которых стороны заключили мировое соглашение (как в арбитражном процессе) или о возврате государственной пошлины в случае заключения мирового соглашения (как при отказе от иска).

 

гражданский процесс / арбитражный процесс / мировое соглашение утверждении мирового соглашения суд (арбитражный суд) выносит определение (п. от суммы требования (всей суммы долга должника перед кредитором);.