Вопросы морального вреда и его компенсации в уголовном процессе в той изложить в следующей редакции: «При производстве по уголовному делу.

Компенсация морального вреда реабилитированному лицу по уголовному делу частного обвинения

Адвокаты положительно оценили позицию Верховного Суда. По мнению одного из них, определение ВС пресекает негативную судебную практику по занижению размера компенсации морального вреда, что обусловлено наличием в законодательстве оценочных понятий и отсутствием соответствующих критериев. Другой полагает, что Суд формирует практику и «подает сигналы» всему судейскому сообществу. Третий эксперт с сожалением отметил, что Суд воздержался от рассмотрения дела по существу, вернув его апелляции, хотя мог сформировать диапазон размера компенсации за различного рода процессуальные нарушения в рамках уголовного дела в отношении реабилитируемых подследственных.

Верховный Суд РФ вынес определение по спору между адвокатом и госорганами о взыскании с последних компенсации морального вреда за его незаконное уголовное преследование и многочисленные нарушения следствием прав гражданина.

Две судебные инстанции оценили нравственные страдания адвоката в 50 тыс. руб.

В мае 2015 г. в отношении адвоката АП г. Санкт-Петербурга Сергея Надеина было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 159 УК РФ. Его поместили под домашний арест общей продолжительностью 10 месяцев, который затем сменился подпиской о невыезде, длившейся около 15 месяцев. В июле 2017 г. уголовное дело в отношении адвоката было прекращено за отсутствием в деянии состава преступления, за ним было признано право на реабилитацию.

Впоследствии Сергей Надеин обратился в суд с иском к Минфину России и ГСУ СК РФ по г. Санкт-Петербургу о компенсации морального вреда на сумму 3,2 млн руб. и возмещении судебных расходов в размере 20 тыс. руб. В обоснование своих требований истец ссылался не только на необоснованное уголовное преследование, но и на незаконные действия следователя во время предварительного расследования по делу, которые ранее были установлены соответствующими постановлениями судов. В частности, адвокат утверждал, что следствие нарушило его право на помощь защитника по соглашению, незаконно провело обыск по месту его регистрации, допустило утечку его персональных данных. Сергей Надеин также ссылался на ухудшение здоровья вследствие незаконного уголовного преследования, страдания, связанные с утратой социальных связей и доверия на работе и с отсутствием возможности содержать семью.

Районный суд удовлетворил иск адвоката частично, взыскав в его пользу только 50 тыс. руб. (по 67 руб. за каждый день незаконного применения мер пресечения). Апелляция дополнила решение первой инстанции, лишь взыскав в пользу истца еще 3 тыс. руб. в качестве расходов на представителя.

При вынесении своих решений суды учли тяжесть предъявленного истцу обвинения; его переживания по поводу того, что он не совершал вмененное ему преступление; длительное пребывание его под домашним арестом и подпиской о невыезде. Указанные действия, как указали суды, не могли не оказать негативного влияния на психологическое состояние истца, а также неизбежно повлекли за собой общественное порицание и утрату доверия к нему как к адвокату.

В то же время обе инстанции отклонили доводы Сергея Надеина о физических и нравственных страданиях. Также были проигнорированы доводы адвоката о причинении ему морального вреда незаконными действиями следователя, выразившимися в ограничении доступа к выбранному защитнику и производстве незаконного обыска по его месту жительства, при этом суды сослались на отсутствие доказательств понесенных страданий именно от этих действий. Истцу было отказано и во взыскании компенсации морального вреда за незаконную передачу его персональных данных. Кроме того, суды отметили недоказанность ухудшения здоровья адвоката вследствие незаконного уголовного преследования.

Верховный Суд РФ не согласился с выводами нижестоящих инстанций

В кассационной жалобе в Верховный Суд Сергей Надеин просил отменить судебные акты в части отказа в удовлетворении иска в размере, заявленном истцом.

Изучив обстоятельства дела, Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ нашла кассационную жалобу обоснованной. Высшая судебная инстанция не согласилась с нижестоящим судами в том, что присужденная ими компенсация морального вреда за нахождение истца под домашним арестом и подпиской о невыезде, а также за его уголовное преследование свыше двух лет отвечает принципам добросовестности, разумности и справедливости.

Проведенный Судом анализ гражданско-правовых норм также показал, что при виновном нарушении любых нематериальных благ гражданин имеет право на присуждение компенсации морального вреда. «Суды не учли, что размер причиненного морального вреда по делам, связанным с незаконным уголовным преследованием, в частности за причинение физических страданий, обусловленных ухудшением состояния здоровья, не должен в обязательном порядке подтверждаться документами о нетрудоспособности или о приобретении лекарств. При незаконном уголовном преследовании каждый человек испытывает как нравственные, так и физические страдания. Это является общеизвестным фактом, не требующим доказывания в силу ч. 1 ст. 61 ГПК РФ», – отмечено в тексте определения Верховного Суда.

Со ссылкой на постановление судьи районного суда от 18 ноября 2015 г. ВС отметил, что ранее суд признал незаконными допрос следствием защитника подозреваемого Ирины Надеиной в качестве свидетеля, а также решение о ее отводе от участия в уголовном деле в качестве защитника. Воспрепятствование деятельности защитника нарушило права истца, равно как и незаконная передача его персональных данных адвокату свидетелей по делу, который получил доступ к частной, личной, семейной жизни Сергей Надеина и его персональным данным. Вследствие указанных обстоятельств истец имеет право на присуждение компенсации морального вреда. «Поскольку такими действиями следственных органов нарушены личные неимущественные права истца, то законных оснований для отказа в присуждении компенсации морального вреда, в том числе и по этому основанию, у суда апелляционной инстанции не имелось», – отметил ВС в своем судебном акте.

С учетом изложенного Верховный Суд РФ вынес Определение № 78-КГ18-82, которым вернул дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию.

Эксперты «АГ» поддержали выводы Суда

Редакция «АГ» обратилась за комментарием к Сергею Надеину, однако адвокат отказался комментировать определение ВС. В этой связи были запрошены комментарии сторонних экспертов.

Так, адвокат МКА «Конфедерация» Валентина Леонидченко полагает, что значимость определения ВС заключается в пресечении складывающейся негативной судебной практики, «которая при отсутствии своевременного реагирования вышестоящих инстанций имеет свойство закрепляться».

В то же время эксперт отметила, что комментируемый судебный акт не способен разрешить основную проблему по аналогичным спорам, суть которой сводится к наличию в гражданском законодательстве, в частности ст. 151 ГК РФ, лишь общих оценочных понятий и отсутствию критериев, «которые должны учитываться судами при назначении размера компенсации с учетом специфики дел (тяжесть обвинения, возможное наказание; объект преступления; применимая мера пресечения и ее длительность; значимые последствия и др.)».

В качестве наглядного примера адвокат сослалась на ст. 2 Закона о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок, в которой отмечено, что размер компенсации определяется судом исходя из требований обстоятельств дела, продолжительности нарушения и значимости его последствий для заявителя, с учетом принципов разумности и практики ЕСПЧ. «При рассмотрении исков реабилитированных лиц на усмотрение суда предоставлены и обстоятельства, которые должны учитываться, и критерии оценки, и размер компенсации. Не ограниченное нормами права усмотрение суда порождает значительные расхождения в судебной практике, не исключает вынесения решений, которые не достигают своей цели – неадекватный размер компенсации усугубляет моральные страдания и недоверие к государству, нарушает принцип конституционного равенства перед законом и судом», – полагает Валентина Леонидченко.

Читайте также

ВС присудил почти 2,4 млн руб. компенсации за 38 месяцев незаконного содержания под стражей

Сославшись на практику ЕСПЧ, Верховный Суд указал, что присужденная первой инстанцией компенсация в 150 тыс. руб. является явно несправедливой

25 Сентября 2018

Адвокат АК «Гражданские компенсации» Ирина Фаст отметила, что комментируемый судебный акт является вторым по счету определением ВС, в котором высказываются позиции относительно размера взысканной компенсации и оснований для этого. Она напомнила, что ранее Верховный Суд своим Определением № 78-КГ18-38 от 14 августа 2018 г. увеличил сумму компенсации по аналогичному делу со 150 тыс. до 2,3 млн руб. со ссылками на практику ЕСПЧ. «Создается впечатление, что суды на местах не слышат позицию вышестоящих коллег. Указанная тема активно обсуждается в юридическом сообществе. ВС формирует практику по указанным вопросам, “подает сигналы” всему судейскому сообществу, которых должно быть больше», – считает эксперт.

Ирина Фаст напомнила, что 25 сентября прошлого года на круглом столе в ФПА обсуждалась соответствующая тема о неразумной мизерности присуждаемых компенсаций (медианное значение по РФ от 70 до 140 тыс. руб. за вред жизни и здоровью), так и об их неравномерности, когда за схожие случаи могут присудить 100 тыс. или 1 млн руб.

Читайте также

«Стоимость» человеческой жизни

Эксперты – о необходимости и возможных подходах к урегулированию судебной практики выплаты компенсаций за нанесенный материальный и моральный вред

10 Декабря 2019

Партнер АБ «Бартолиус» Сергей Гревцов позитивно оценил позицию Суда: «В последнее время крайне редко можно встретить судебный акт Верховного Суда, который был бы вынесен в пользу гражданина, а не государства». Тем не менее эксперт с сожалением отметил, что тема размера компенсации до конца не была раскрыта ВС.

«Безусловно, в отношении незаконно привлеченного лица к уголовной ответственности (при разрешении вопроса о компенсации морального вреда по данному факту) обязанность по доказыванию отрицательных фактов не может быть применена. Крайне тяжело доказать то, что из-за уголовного дела с человеком перестало общаться все его окружение, и теперь он длительное время не может найти работу, поскольку на собеседовании вынужден рассказывать, что причиной увольнения с последнего места работы стало незаконное уголовное преследование. Однако это не освобождает заявителя от обоснования размера компенсации дополнительными доводами и доказательствами. Примером в данном случае служат постановления районных судов, вынесенные в порядке ст. 125 УПК РФ, которыми признана незаконность отдельных следственных действий», – пояснил адвокат.

Сергей Гревцов негативно оценил и то обстоятельство, что Верховный Суд РФ, признав факт явного занижения размера компенсации морального вреда в отношении адвоката, не взял на себя рассмотрение вопроса по существу и направил дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию. «Разрешение этого вопроса позволило бы на уровне Верховного Суда РФ сформировать диапазон размера компенсации за различного рода процессуальные нарушения в рамках уголовного дела в отношении реабилитируемых подследственных. Лучшим показателем влияния на судебную практику станет результат рассмотрения данного дела в суде апелляционной инстанции», – полагает эксперт.

размера компенсации морального вреда по уголовным делам Например, по уголовному делу, рассмотренному в Иркутском районном суде, гр.

Обзоры практики

УПК РФ Статья 136. Возмещение морального вреда

КонсультантПлюс: примечание.

О выявлении конституционно-правового смысла ч. 1 ст. 136 см. Постановление КС РФ от 14.11.2017 N 28-П.

1. Прокурор от имени государства приносит официальное реабилитированному за причиненный ему вред.

2. Иски о компенсации за причиненный моральный вред в денежном выражении предъявляются в гражданского судопроизводства.

3. Если сведения о задержании реабилитированного, заключении его под стражу, временном отстранении его от должности, применении к нему принудительных мер медицинского характера, об осуждении реабилитированного и иных примененных к нему незаконных действиях были опубликованы в печати, распространены по радио, телевидению или в иных средствах массовой информации, то по требованию реабилитированного, а в случае его смерти — его близких родственников или родственников либо по письменному указанию суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, дознавателя соответствующие средства массовой информации обязаны в течение 30 суток сделать сообщение о реабилитации.

(в ред. Федерального закона от 24.07.2007 N 214-ФЗ)

(см. текст в предыдущей )

4. По требованию реабилитированного, а в случае его смерти — его близких родственников или родственников суд, прокурор, следователь, дознаватель обязаны в срок не позднее 14 суток направить письменные сообщения о принятых решениях, оправдывающих гражданина, по месту его работы, учебы или месту жительства.


Ст. 136 УПК РФ. Возмещение морального вреда

Порядок определения размера компенсации морального вреда по делам отдельных категорий. Глава 4. Гражданский иск о компенсации.

Возмещение морального вреда, причиненного в результате незаконного уголовного преследования

Апелляционное определение СК по гражданским делам Алтайского краевого суда от 23 сентября 2014 г. по делу N 33-7868/14 (ключевые темы: хищение — нравственные страдания — имущественные права — преступление — компенсация морального вреда)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Алтайского краевого суда от 23 сентября 2014 г. по делу N 33-7868/14

Судебная коллегия по гражданским делам Алтайского краевого суда в составе

председательствующего Еремина В.А.,

судей Бусиной Н.В., Зубиловой Е.В.,

при секретаре Петровой О.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе истца Юрьева А. М. на решение Бийского городского суда Алтайского края от 17 июля 2014 года по делу по иску Юрьева А. М. к Казанцевой Т. И. о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, компенсации морального вреда, причиненного преступлением.

Заслушав доклад судьи Еремина В.А.,

УСТАНОВИЛА:

Юрьев А.М. обратился в суд с иском к Казанцевой Т.И. о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, компенсации морального вреда, причиненного преступлением.

В обоснование заявленных требований указал, что приговором Бийского городского суда Алтайского края от ДД.ММ.ГГ Казанцева Т.И. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного п. *** ч. *** ст. *** УК РФ, за совершение которого назначено наказание в виде "данные изъяты" на срок 10 месяцев с удержанием из заработной платы "данные изъяты" % в доход государства. Приговор вступил в законную силу ДД.ММ.ГГ .

Решением Бийского городского суда от ДД.ММ.ГГ по гражданскому делу *** с Казанцевой Т.И. присуждено ко взысканию в пользу Юрьева А.М. "данные изъяты" в возмещение вреда.

До настоящего времени решение суда не исполнено.

В соответствии с требованиями ст.395 ГК РФ, в случае неисполнения денежного обязательства, виновное лицо, обязано уплатить проценты на сумму долга, из расчета ставки рефинансирования ЦБ РФ. В данном случае размер процентов составляет 8,25% годовых за период с даты совершения преступления ДД.ММ.ГГ до настоящего времени ДД.ММ.ГГ Общая сумма процентов составила "данные изъяты"

По уголовному делу Юрьев А.М. признан потерпевшим в силу ст. 42 УПК РФ и имеет право на компенсацию морального вреда причиненного преступлением, в порядке гражданского судопроизводства, так как в ходе рассмотрения уголовного дела гражданский иск не предъявлялся.

После похищения денежных средств, уровень жизни истца снизился, так как необходимо было платить повышенные проценты по кредиту, брать новый кредит в другом банке с целью погашения данного кредита, откладывать ремонт квартиры и нести судебные расходы по участию в уголовном деле, по участию в гражданском деле и исполнительном производстве, что вызывало физические и нравственные переживания истца, которые сказались на его здоровье.

На основании изложенного, истец просил суд взыскать с Казанцевой Т.И. в свою пользу компенсацию морального вреда, причиненного преступлением, предусмотренного ч. *** ст. *** УК РФ, в размере "данные изъяты" , взыскать с Казанцевой Т.И. проценты, начисленные в порядке ст.395 ГК РФ в сумме "данные изъяты" ., судебные расходы на оформление доверенности в сумме "данные изъяты" .

Решением Бийского городского суда Алтайского края от 17 июля 2014 года исковые требования Юрьева А. М. удовлетворены частично. Суд взыскал с Казанцевой Т. И. в пользу Юрьева А. М. проценты за пользование чужими денежными средствами в размере "данные изъяты" ., судебные расходы по оформлению доверенности на представителя в размере "данные изъяты" , всего взыскать: "данные изъяты" В удовлетворении остальной части исковых требований истцу отказано. Суд взыскал с Казанцевой Т. И. в доход городского округа муниципального образования Город Бийск госпошлину в размере "данные изъяты" .

В апелляционной жалобе на указанное решение истец просит его изменить в части отказа во взыскании компенсации морального вреда, принять новое о взыскании такой компенсации в размере "данные изъяты" . Вывод суда о том, что нет доказательств причинения истцу морального вреда преступлением ответчика ошибочен, так как ст.42 УПК РФ предусмотрено право потерпевшего на обращение в суд с иском о компенсации морального вреда. Преступлением, как общественно опасным деянием, потерпевшему причиняются нравственные и физические страдания.

В суде апелляционной инстанции истец и его представитель настаивали на удовлетворении жалобы.

Судебная коллегия в соответствии со ст.167 ГПК РФ полагает возможным рассмотреть дело в отсутствие остальных не явившихся и надлежащим образом извещенных лиц.

Выслушав истца и его представителя, изучив материалы гражданского дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив законность и обоснованность судебного акта в соответствии с ч.1 ст.327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в пределах доводов жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда первой инстанции.

Согласно ст.151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В соответствии со ст.1099 ГК РФ, основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными настоящей главой и статьей 151 настоящего Кодекса. Моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда.

В силу ст.42 УПК РФ, потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. По иску потерпевшего о возмещении в денежном выражении причиненного ему морального вреда размер возмещения определяется судом при рассмотрении уголовного дела или в порядке гражданского судопроизводства.

Как установлено в п.4 ч.1 ст.73 УПК РФ, при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию характер и размер вреда, причиненного преступлением.

Согласно ч.4 ст.61 ГПК РФ, вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

В п.9. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10 (ред. от 06.02.2007) "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" разъяснено, что применительно к статье 44 УПК РФ потерпевший, то есть лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред (статья 42 УПК РФ), вправе предъявить гражданский иск о компенсации морального вреда при производстве по уголовному делу.

Кроме того, в п.21. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.06.2010 N 17 (ред. от 09.02.2012) "О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве", при хищении, повреждении или уничтожении имущества, других материальных ценностей, находящихся во владении лица, не являющегося их собственником (например, нанимателя, хранителя, арендатора), гражданский иск может быть предъявлен собственником или законным владельцем этого имущества, иных материальных ценностей при условии, что это лицо в соответствии с нормами гражданского законодательства вправе требовать возмещения причиненного ему вреда. Когда вред причинен имуществу, закрепленному за государственным или муниципальным предприятием, учреждением во владение, пользование и распоряжение (пункт 4 статьи 214 и пункт 3 статьи 215 ГК РФ), то такое предприятие или учреждение признается потерпевшим.

Решая вопрос о размере компенсации причиненного потерпевшему морального вреда, суду следует исходить из положений статьи 151 и пункта 2 статьи 1101 ГК РФ и учитывать характер причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, степень вины причинителя вреда, руководствуясь при этом требованиями разумности и справедливости (п.24. указанного Постановления).

Судом первой инстанции по данному делу правильно применены указанные нормы материального права с учетом разъяснений Верховного Суд РФ, верно определены все обстоятельства, имеющие значение для дела, выводы суда соответствуют имеющимся доказательствам.

Как следует из материалов дела, приговором Бийского городского суда от ДД.ММ.ГГ Казанцева Т.И. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного п. *** ч. *** ст. *** УК РФ, по факту кражи Казанцевой Т.И. у Юрьева А.М. "данные изъяты" . Данным приговором Казанцевой Т.И. назначено наказание в виде "данные изъяты" на срок десять месяцев с удержанием из заработной платы "данные изъяты" в доход государства.

Приговор Бийского городского суда от ДД.ММ.ГГ вступил в законную силу ДД.ММ.ГГ года.

Как установлено в приговоре, в период времени с "данные изъяты" часов ДД.ММ.ГГ до "данные изъяты" часов 40 минут ДД.ММ.ГГ ответчик Казанцева Т.И. находилась в квартире N *** дома N *** по "адрес" , где проживает Юрьев A.M. Заведомо зная, что у него имеются деньги, у Казанцевой Т.И. возник преступный умысел, направленный на тайное хищение чужого имущества — денежных средств, принадлежащих Юрьеву A.M. Реализуя своей преступный умысел, Казанцева Т.И., убедившись, что за ее преступными действиями никто не наблюдает, из кармана куртки Юрьева A.M., находящейся на вешалке в коридоре, похитила принадлежащие ему деньги в сумме "данные изъяты" ., причинив тем самым потерпевшему Юрьеву А.М. значительный материальный ущерб. После чего с похищенными деньгами беспрепятственно с места совершения преступления скрылась и в дальнейшем распорядилась ими по своему усмотрению.

Решением Бийского городского суда Алтайского края от ДД.ММ.ГГ по гражданскому делу *** удовлетворены исковые требования Юрьева А.М. к Казанцевой Т.И. о возмещении материального ущерба в сумме "данные изъяты" ., причиненного ему в результате вышеуказанного преступления.

Суд первой инстанции пришел к верному выводу о том, что в приговоре Бийского городского суда Алтайского края от ДД.ММ.ГГ не установлен факт причинения истцу морального вреда физических и нравственных страданий, в частности, вреда здоровью, в связи с преступлением, совершенным Казанцевой Т.И.

Сам факт хищения ответчицей у Юрьева А.М. принадлежащих ему денежных средств еще не свидетельствует о причинении ему морального вреда, так как хищением личного имущества нарушены имущественные права истца.

Доказательств причинения истцу вреда здоровью действиями ответчика не представлено.

Из приведенных выше норм закона и разъяснений Пленума ВС РФ следует, что компенсация морального вреда за нарушение имущественных прав гражданина возможна только в случаях, предусмотренных законом.

Вопреки доводам жалобы, ни УК РФ, ни УПК РФ, ни другие законодательные акты, не содержат указаний на возможность компенсации морального вреда, причиненного хищением имущества, если при этом не затрагиваются личные неимущественные права гражданина или принадлежащие ему другие нематериальные блага.

Доводы жалобы по существу не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции, в связи с чем, признаются судебной коллегией несостоятельными, основанными на неправильном применении норм материального права, и не могут служить основанием для отмены решения суда.

Учитывая вышеизложенное, решение суда первой инстанции отмене или изменению не подлежит.

Руководствуясь ст.ст.328,329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Апелляционную жалобу истца Юрьева А. М. на решение Бийского городского суда Алтайского края от 17 июля 2014 года оставить без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Новости smi2.ru

исков о компенсации морального вреда по уголовным делам, Иски, в том числе о компенсации морального вреда,могут быть.