Возмещение морального вреда, причиненного источником повышенной опасности. В ст. 1079 ГК РФ содержится правило, согласно которому вред.

Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности

Компенсация морального вреда

При дорожно-транспортном происшествии, помимо материального ущерба, участнику дорожного движения, будь это пешеход или пассажир автомашины, а также родственникам погибшего в ДТП, в результате эксплуатации источника повышенной опасности, может быть причинен как вред здоровью, так и моральный вред.

В части 1 статьи 1064 Гражданского кодекса РФ от 30 ноября 1994 № 51-ФЗ указано, что вред, причиненный невиновному участнику ДТП, должен быть компенсирован ему в полном объёме. При этом материальный ущерб и вред причиненный здоровью будет компенсирован страховой компанией (с учётом лимита ответственности), а моральный вред – виновником ДТП или иным законным владельцем транспортного средства, например — организацией, которая является владельцем транспортного средства и водитель которого официально является работником данной организации и состоит с ней в трудовых отношениях.

Пунктом 6 части 1 статьи 8 Гражданского кодекса РФ предусмотрено, что гражданские права и обязанности могут возникать вследствие причинения вреда другому лицу. Это положение полностью соотноситься с фактом причинения водителем вреда при дорожно-транспортном происшествии и обязанностью его компенсировать.

В ДТП компенсация морального вреда связана с причинением увечий, повреждением здоровья, когда в дорожно-транспортном происшествии погиб родственник и др., при этом человек испытывает физическую боль и переживает по поводу утраты близкого, родного, собственного здоровья и т.п. А это и есть моральный вред.

При причинении вреда здоровью или жизни человека суд не ставит под вопрос факт наличия морального вреда в связи с этим. С учетом разъяснений п. 32 Постановления Пленума ВС РФ от 26.01.2010 № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда.

Обязанность компенсации морального вреда в ДТП имеет свои особенности. В частности, ст. 1100 ГК РФ предусмотрено, что если вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности, то моральный вред подлежит компенсации независимо от наличия вины. Именно поэтому даже если пешеход попал в ДТП по своей вине, водитель будет оплачивать не только его расходы на лечение, но и обязан возместить моральный вред.

При этом в части 2 статьи 1064 и статье 1079 ГК РФ указано, что если вред был причинен при использовании источника повышенной опасности (кроме случаев взаимодействия источников повышенной опасности), то обязанность его компенсировать наступает даже в случае отсутствия вины водителя в ДТП (например, в вышеуказанном случае наезда на пешехода).

Однако в статье 151 ГК РФ указано, что моральный вред обычно подлежит возмещению, если он был причинен в результате нарушения личных неимущественных прав. Это значит, что если в результате ДТП вред был причинен только транспортным средствам, то моральный вред потерпевшему взыскать не удастся. При этом моральный вред всё же будет причинен, но в результате нарушения имущественных прав.

В части 1 статьи 1 ГК РФ указано, что гражданское законодательство основывается на обеспечении восстановления нарушенных гражданских прав, их судебной защите.  В части 2 этой же статьи указано, что потерпевшие осуществляют свои права своей волей.

Это означает, что моральный вред сам по себе не взыщется. Необходимо реализовывать свои гражданские права: оформлять документы по факту ДТП, обращаться в страховую компанию, собирать справки, предъявлять претензии виновнику ДТП, обращаться в суд с требованием компенсации морального вреда. Только в таком случае весь вред, причиненный в результате ДТП, будет компенсирован в полном объёме.

В соответствии со статьёй 12 Гражданского кодекса РФ, компенсация морального вреда при ДТП – это один из способов защиты гражданских прав.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Если в ходе рассмотрения любого дела связанного с дорожно-транспортным происшествием Вам потребовалась юридическая помощь, то обращайтесь в группу компаний «Респект». Опытные юристы помогут Вам защитить интересы в самом сложном деле.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Компенсация морального вреда судом в гражданском праве.

в результате эксплуатации источника повышенной опасности, может быть причинен как вред здоровью, так и моральный вред. В части 1 статьи 1064.

Ответственность без вины

02.03.2018

 

Разъясняет начальник отдела по обеспечению участия прокуроров в гражданском процессе Бастрыкин Владимир Александрович

В силу пункта 1 части первой статьи 22 ГПК Российской Федерации дела по спорам о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, подведомственны судам общей юрисдикции.

Надлежащим ответчиком в спорах о возмещении вреда здоровью, как правило, является сам причинитель вреда.

Исключения составляют случаи причинения вреда здоровью источником повышенной опасности, когда вред возмещается владельцем источника повышенной опасности независимо от его вины. Однако не признается владельцем источника повышенной опасности лицо, управляющее им в силу исполнения своих трудовых (служебных, должностных) обязанностей, на основании трудового договора (служебного контракта) или гражданско-правового договора с собственником или иным владельцем источника повышенной опасности. Это следует из ст. ст. 1068 и 1079 ГК Российской Федерации (п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.01.2010 № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» (далее – Постановление Пленума № 1)). Поэтому в подобных случаях, например при совершении ДТП, исковые требования целесообразно предъявлять не к работнику, управлявшему средством повышенной опасности в момент причинения вреда, а к его работодателю — собственнику источника повышенной опасности.

По общему правилу, ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины. В случаях, специально предусмотренных законом, вред возмещается независимо от наличия вины причинителя вреда (ст. ст. 1070, 1079, 1095, 1100 ГК Российской Федерации).

Если ответственность лица, причинившего вред, была застрахована, исковые требования могут быть предъявлены также к страховой компании. При этом следует иметь в виду, что на основании ст. 1072 ГК Российской Федерации лицо, застраховавшее свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего, в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещает разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Если ущерб здоровью причинен в результате ДТП, а ответственность виновного лица застрахована в страховой компании, признанной банкротом, или в страховой компании, у которой была отозвана лицензия, обязанность возмещения вреда возлагается на Российский союз автостраховщиков (РСА). Эта же организация и является надлежащим ответчиком по таким спорам. Если страховая компания прекратила свое существование уже в процессе судебного разбирательства, необходимо ходатайствовать перед судом о привлечении к делу РСА в качестве ответчика.

На требования о возмещении вреда здоровью не распространяются сроки исковой давности, в том числе при оспаривании назначенного размера страхового возмещения и присвоенной степени утраты трудоспособности.

Истцы по искам о возмещении вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, а также смертью кормильца, освобождаются от уплаты государственной пошлины.

Иски о возмещении вреда здоровью могут быть предъявлены истцом как по общему правилу территориальной подсудности — по месту жительства ответчика (по месту нахождения организации), так и в суд по месту жительства истца или месту причинения вреда.

Данная категория споров может рассматриваться судом в порядке упрощенного производства по правилам гл. 21.1 ГПК РФ. Рассмотрение спора в порядке упрощенного производства возможно, если цена иска не превышает 100 тыс. руб. и отсутствуют обстоятельства, препятствующие рассмотрению дела в упрощенном порядке, указанные в ч. 4 ст. 232.2 ГПК Российской Федерации.

Доказательства отсутствия вины в причинении вреда здоровью истца должен представить ответчик. Потерпевший (истец) представляет доказательства, подтверждающие факт причинения увечья или иного повреждения здоровья, размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

Потерпевший (истец), наряду с возмещением причиненного ему имущественного вреда, имеет право на компенсацию морального вреда при условии наличия вины причинителя вреда, за исключением случаев причинения вреда источником повышенной опасности. В этом случае компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда (. Потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации.

При определении размера компенсации морального вреда суд с учетом требований разумности и справедливости оценивает степень нравственных или физических страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, степени вины нарушителя и иных заслуживающих внимания обстоятельств каждого дела.

Например, судебной коллегией по гражданским делам Челябинского областного суда изменено решение Металлургического районного суда города Челябинска по иску З. к ПАО «Челябинский металлургический комбинат» (далее ПАО «ЧМК») о взыскании компенсации морального вреда. Истец, заявляя требование о компенсации морального вреда в размере 600 000 руб., указал, работая с 2008 на предприятии во вредных условиях труда, в 2017 году пострадал в результате несчастного случая на производстве, испытывает физические и нравственные страдания.

Решением суда исковые требования удовлетворены частично. С ответчика взыскана компенсация морального вреда в размере 150 тысяч руб. Апелляционная инстанция, рассмотрев жалобу истца, не согласилась с размером компенсации морального вреда, поскольку суд первой инстанции не учел все обстоятельства, при которых был причинен вред здоровью истца. При определении размера денежной компенсации морального вреда судом не учтено время прохождения лечения, нахождение истца на стационаре, возраст, характер причиненных телесных повреждений, полная вина работодателя в произошедшем несчастном случае на производстве, в связи с чем судебная коллегия пришла к выводу об увеличении размера компенсации до 300 000 руб. Именно такой размер компенсации морального вреда, по мнению суда апелляционной инстанции, соответствует степени нравственных страданий истца и согласуется с принципами конституционной ценности жизни, здоровья и достоинства личности, а также с принципами разумности и справедливости, позволяющими, с одной стороны, максимально возместить причиненный моральный вред, с другой — не допустить неосновательного обогащения потерпевшего.

Заявляя исковые требования о взыскании дополнительных расходов на платную медицинскую помощь, истец обязан доказать, что не имел возможности получить качественную и своевременную медицинскую помощь в рамках программы ОМС, при этом необходимость получения такой помощи (нуждаемость в ней) имела место. В противном случае в удовлетворении такого требования может быть отказано.

В соответствии со ст. 1085 ГК Российской Федерации при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение. При заявлении подобных требований истец обязан документально подтвердить необходимость получения подобной помощи и ухода (медицинские показания).

Архив материалов

При определении размеров компенсации морального вреда суд вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности;.

Вопросы рассмотрения гражданских, арбитражных дел в суде

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Гетман Е.С., Асташова С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Балбарова Д.Б. и Балбаровой Э.Н. к Любишиной Ю.Ю. о взыскании денежной компенсации морального вреда по кассационной жалобе Фёдорова И.В. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия от 19 октября 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Балбаров Д.Б. и Балбарова Э.Н. обратились в суд с названным иском к Любишиной Ю.Ю., указав, что 2 августа 2014 г. произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого пассажиру автомобиля …", государственный регистрационный знак …, находившегося под управлением ответчика, Балбаровой Э.Н. причинён тяжкий вред здоровью, пассажир Балбарова А.Д., … г. рождения, дочь истцов, скончалась от полученных травм. Полагая виновной в дорожно-транспортном происшествии Любишину Ю.Ю., управлявшую транспортным средством, истцы просили взыскать с неё в пользу Балбарова Д.Б. компенсацию морального вреда в связи со смертью дочери в размере 1 000 000 руб., в пользу Балбаровой Э.Н. — компенсацию морального вреда, причинённого повреждением здоровья, в размере 500 000 руб.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечён собственник транспортного средства Фёдоров И.В.

Решением Октябрьского районного суда г. Улан-Удэ от 13 июля 2016 г. исковые требования удовлетворены частично: с Любишиной Ю.Ю. в пользу Балбарова Д.Б. взыскана денежная компенсация морального вреда в размере 1 000 000 руб., расходы на оплату услуг представителя в размере 7 000 руб.; в пользу Балбаровой Э.Н. взыскана денежная компенсация морального вреда в размере 400 000 руб. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано. С Любишиной Ю.Ю. в доход местного бюджета взыскана государственная пошлина в размере 600 руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия от 19 октября 2016 г. решение суда первой инстанции отменено, принято новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе Фёдорова И.В. поставлен вопрос о её передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены апелляционного определения и оставления в силе решения суда первой инстанции.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Марьина А.Н. от 26 июля 2017 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия находит, что имеются основания, предусмотренные ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены апелляционного определения в кассационном порядке.

При рассмотрении дела судом установлено, что 2 августа 2014 г. Любишина Ю.Ю., управляя автомобилем "…", принадлежащим Фёдорову И.В., не справившись с управлением, допустила его опрокидывание.

В результате указанного дорожно-транспортного происшествия пассажиру автомобиля Балбаровой Э.Н. причинён тяжкий вред здоровью, пассажир автомобиля Балбарова А.Д., … г. рождения, скончалась от полученных телесных повреждений.

В момент дорожно-транспортного происшествия в автомобиле также находились Фёдоров И.В. и Балбаров Д.Б.

Постановлением следователя следственного отдела по Прибайкальскому району СУ СК России по Республике Бурятия от 28 января 2016 г. уголовное дело в отношении Любишиной Ю.Ю. прекращено в связи с отсутствием в её действиях состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Разрешая спор, суд первой инстанции с учётом установленных обстоятельств, пришёл к выводу о том, что ответственность по возмещению морального вреда, причинённого в результате дорожно-транспортного происшествия, подлежит возложению на Любишину Ю.Ю., являющуюся владельцем источника повышенной опасности, поскольку она в момент дорожно-транспортного происшествия при наличии водительского удостоверения управляла транспортным средством в присутствии его собственника, который доверил ей управление.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении исковых требований Балбарова Д.Б. и Балбаровой Э.Н., суд апелляционной инстанции исходил из того, что управление Любишиной Ю.Ю. транспортным средством по устному поручению собственника не даёт оснований для вывода о том, что ответчик на момент дорожно-транспортного происшествия являлся законным владельцем источника повышенной опасности, и на неё не может быть возложена обязанность по возмещению вреда.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что апелляционное определение принято с нарушением норм действующего законодательства и согласиться с ним нельзя по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причинённый источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Таким образом, ответственность за вред, причинённый источником повышенной опасности, несёт не только лицо, владеющее транспортным средством на праве собственности, хозяйственного ведения или иного вещного права, но и лицо, пользующееся им на законных основаниях, перечень которых в силу ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации не является исчерпывающим.

Как разъяснено в п. 20 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 г. N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни, здоровью гражданина", по смыслу ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации, лицо, в отношении которого оформлена доверенность на управление транспортным средством, признается его законным владельцем, если транспортное средство передано ему во временное пользование и он пользуется им по своему усмотрению.

Если в обязанности лица, в отношении которого оформлена доверенность на право управления, входят лишь обязанности по управлению транспортным средством по заданию и в интересах другого лица, за выполнение которых он получает вознаграждение (водительские услуги), такая доверенность может являться одним из доказательств по делу, подтверждающим наличие трудовых или гражданско-правовых отношений. Указанное лицо может считаться законным участником дорожного движения (п. 2.1.1. Правил дорожного движения), но не владельцем источника повышенной опасности.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 12 ноября 2012 г. N 1156 "О внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации" внесены изменения в Правила дорожного движения Российской Федерации, вступившие в силу 24 ноября 2012 г.

Из п. 2.1.1. Правил дорожного движения Российской Федерации исключён абзац четвёртый, согласно которому водитель механического транспортного средства обязан иметь при себе и по требованию сотрудников полиции передавать им для проверки документ, подтверждающий право владения, или пользования, или распоряжения данным транспортным средством, а при наличии прицепа — и на прицеп — в случае управления транспортным средством в отсутствие его владельца.

Таким образом, в настоящее время у водителя транспортного средства не имеется обязанности иметь при себе помимо прочих документов на автомобиль доверенность на право управления им.

При таких обстоятельствах на момент дорожно-транспортного происшествия Любишина Ю.Ю., управляя автомобилем без письменной доверенности при наличии водительского удостоверения данной категории, но в присутствии его собственника, следовательно, использовала транспортное средство на законном основании. При этом вопрос о том, что Любишина Ю.Ю. исполняла обязанности по управлению транспортным средством по заданию и в интересах другого лица, получая за это вознаграждение (водительские услуги), суд апелляционной инстанции не исследовал и не устанавливал. Иных оснований для освобождения Любишиной Ю.Ю. от ответственности за причинённый вред судом также установлено не было.

Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены постановления суда апелляционной инстанции.

С учётом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия от 19 октября 2016 г. нельзя признать законным, оно подлежит отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия от 19 октября 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Председательствующий Горшков В.В.
    Асташов С.В.

Пассажиры, ехавшие вместе с ответчицей, которая совершила ДТП на чужом автомобиле, просили взыскать с нее компенсацию морального вреда за смерть дочери и причинение тяжкого вреда здоровью.

По мнению апелляционной инстанции, ответчица не была законным владельцем источника повышенной опасности, поскольку управляла машиной по устному поручению собственника.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ с таким выводом не согласилась.

За вред, причиненный источником повышенной опасности, отвечает не только лицо, владеющее им на праве собственности, хозяйственного ведения или ином вещном праве, но и пользующееся им на законных основаниях, перечень которых не является исчерпывающим.

Доверенность более не входит в число документов, которые водитель обязан иметь при себе.

Ответчица управляла автомобилем без письменной доверенности, но при наличии водительского удостоверения и в присутствии собственника. Значит, она использовала машину на законном основании.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

компенсации морального вреда в связи с причинением вреда причинения вреда здоровью источником повышенной опасности.