При этом иск о защите деловой репутации завода не был подан. а также деловой репутации граждан и юридических лиц» которые.

О практике рассмотрения дел о защите чести, достоинства и деловой репутации

Фабула дела достаточно проста. Компания решила признать сведения, распространенные анонимами, не соответствующими действительности. Однако, по какой-то причине не озаботилась нотариальным заверением соответствующих страниц…

В подтверждение заявленных доводов заявитель представил Акты осмотра информации, находящейся в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

Однако, данные доказательства не могут быть приняты судом в качестве доказательств подтверждающих распространение порочащей информации на интернет-ресурсах http://jobrate.net http:/7тsk.findjob.ru и http://msk.serverjob.ru в силу следующего.

В соответствии со статьей 73 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ) и статьей 76 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) вещественными доказательствами являются предметы, которые по своему внешнему виду, свойствам, месту нахождения или по иным признакам могут служить средством установления обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела. Слово «предмет» в русском языке означает всякое материальное явление, вещь. Интернет и бесчисленное количество находящихся в нем сайтов, конечно же, не являются обычным предметом, который можно взять в руки, пощупать, попробовать и т.д. Совершенно очевидно, что сайты в процессуальном значении этого слова не могут «храниться» в суде или вне суда (статья 73 ГПК РФ и статья 75 АПК РФ).

Все вышесказанное подтверждает некорректность отнесения веб-сайтов к вещественным доказательствам. Следовательно, информация, размещенная на веб-сайте, является письменным доказательством, что соответствует действующему законодательству (часть 1 статьи 71 ГПК РФ, часть 3 статьи 75 АПК РФ).

Таким образом, материалы интернет-сайта по состоянию на конкретное время должны быть зафиксированы на материальном носителе и распечатаны на бумаге. Видеосюжеты фиксируются и представляются на материальном носителе.
Однако для того, чтобы доказать достоверность размещенных в сети Интернет материалов, одной фиксации недостаточно, необходимо документирование. При этом документированной является зафиксированная на материальном носителе информация с реквизитами, позволяющими определить такую информацию или в установленных законодательством Российской Федерации случаях ее материальный носитель (пункт 11 статьи 2 Федерального закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»).

В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15.06.2010 N 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» (в ред. от 09.02.2012) предусматривается возможность удостоверения содержания сайта в сети Интернет путем нотариального обеспечения доказательств до возбуждения гражданского дела в порядке части 1 статьи 102 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате.
Важное значение имеют разъяснения, изложенные в Обзоре практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ от 16.03.2016, в котором изложены следующие правовые позиции. Факт распространения не соответствующих действительности, порочащих честь и достоинство сведений может быть подтвержден любыми доказательствами, отвечающими требованиям относимости и допустимости (например, справкой компании, которая осуществляет мониторинг СМИ, свидетельскими показаниями, экспертным заключением и др.).

Таким образом, в силу изложенных обстоятельств усматривается, что лицо, права которого нарушены распространением порочащей информации, может заявить требование в суде о признании ее не соответствующей действительности, такое лицо должно доказать факт распространения такой информации. А если информация распространена в Интернете, таким доказательством может служить протокол осмотра страницы, составленный нотариусом.

С учетом изложенного, суд приходит к выводу о недоказанности заявителем факта распространения о нем сведений порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности, в связи с чем, требования не могут быть признаны правомерными и подлежащими удовлетворению.

Ключевые слова. деловая репутация / юридические лица / защита гражданских прав иска (в защиту деловой репутации участников делового оборота).

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Защита деловой репутации юридических лиц

Споры о защите деловой репутации юридических лиц: как компании защитить свои интересы?

Хребтов З.В.,
юрист адвокатского бюро «Юг»
(г. Краснодар)

В законодательстве и судебной практике достаточно активно используется понятие «деловая репутация». Однако ни в нормативных правовых актах, ни в разъяснениях высших судов определения ее понятия не дается.

В ряде постановлений арбитражных судов под деловой репутацией понимается создавшееся мнение о деловых, профессиональных качествах, оценка производственно-хозяйственной деятельности юридического лица(1). ФАС Поволжского округа в одном из постановлений указал, что под деловой репутацией понимается оценка профессиональных качеств юридического лица (2).

Верховный Суд РФ в постановлении от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» (далее – постановление ВС РФ № 3) обращает внимание, что деловая репутация юридических лиц является одним из условий их успешной деятельности.

ГК РФ фрагментарно подходит к регулированию отношений, связанных с защитой деловой репутации организаций. Гарантируя ее защиту, ГК РФ не определяет природу и содержание этого понятия. Исходя из имеющихся в ГК РФ норм, можно сделать следующие выводы:
– способы защиты деловой репутации юридического лица и гражданина идентичны (п. 7 ст. 1502 ГК РФ);
– деловой репутацией юридического лица, в отличие от чести и достоинства гражданина, можно пользоваться: в п. 1 ст. 1042 ГК РФ речь идет об использовании своей деловой репутации (вклад товарища), в п. 2 ст. 1027 – об использовании чужой деловой репутации (по договору коммерческой концессии).


(1) Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 8 октября 2012 г. по делу № А64-1600/2012; Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20 сентября 2012 г. № 18 АП-9170/2012 по делу № А47-5847/2012; Постановление Вто рого арбитражного апелляционного суда от 13 октября 2010 г. по делу № А28-5979/2010; Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 16 декабря 2011 г. по делу № А33-7970/2011.
(2) Постановление ФАС Поволжского округа от 31 июля 2012 г. по делу № А12-16622/2011.


Причем в обоих случаях обладатель деловой репутации сохраняет ее, к примеру, в отличие от передачи вещи;
– деловая репутация юридического лица является нематериальным благом (п. 1 ст. 150 ГК РФ). Исходя из этой нормы, Верховный Суд в п. 14 постановления ВС РФ № 3 указывает, что исковая давность не распространяется на требования о защите деловой репутации, кроме случаев, предусмотренных законом (ст. 208 ГК РФ).

В судебной практике возникает множество спорных вопросов, связанных с защитой деловой репутации, чем объясняется внимание высших судов к этим проблемам(1). Вместе с тем, действующее законодательство оставляет широкую возможность для судебного усмотрения.

Способы защиты деловой репутации юридического лица

Способы защиты деловой репутации юридического лица предусмотрены ст. 152 ГК РФ:
– опровержение (системное толкование п. 2 и 7 ст. 152 ГК РФ);
– замена или отзыв документа (п. 2 и 7 ст. 152 ГК РФ);
– возмещение убытков (п. 5 и 7 ст. 152 ГК РФ);
– компенсация морального вреда (п. 5 и 7 ст. 152 ГК РФ).

Кратко рассмотрим особенности применения каждого из этих способов.

Опровержение как способ защиты деловой репутации

В судебной практике наиболее распространенным способом защиты деловой репутации юридического лица является требование об опровержении недостоверных порочащих сведений, которое может быть предъявлено к автору публикации, редакции, учредителю средства массовой информации (далее – СМИ) или владельцу сайта. Вопросы, касающиеся опровержения сведений, порочащих деловую репутацию компании, регулируются не только ГК РФ, но и Законом РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации» (далее – Закон о СМИ).

Согласно разъяснениям, изложенным в п. 17 постановления Пленума ВС РФ № 3, суд в резолютивной части обязан указать способ опровержения недостоверных порочащих сведений и при необходимости изложить текст опровержения. Таким образом, если истец обратился в суд с требованием о публичном опровержении сведений, порочащих его деловую репутацию, не представив текста опровержения, его должен определить суд. Указанное разъяснение широко применяется арбитражными судами (2).

По одному из дел по иску об обязании опровергнуть заведомо ложные сведения, опубликованные в газете, суд обязал ответчика в ближайшем после вступления в законную силу дополнительного решения номере газеты разместить соответствующий по размеру шрифта текст статьи-опровержения (3). Суд исходил из того, что при вынесении основного решения не был разрешен вопрос о порядке и сроках публикации опровержения.


(1) Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»; Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 23 сентября 1999 г. № 46 «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой деловой репутации»; Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц».
(2) Постановление ФАС Московского округа от 12 июля 2011 г. № КГ-А40/6995-11 по делу № А40-114771/ 9-51-949; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 18 февраля 2010 г. по делу № А32-23686/2008; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 31 мая 2011 г. по делу № А03-1442/2010.
(3) Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 6 декабря 2012 г. по делу № А31-6987/2011.


Разрешение указанного вопроса, по мнению суда, не изменяет решение по существу и необходимо для его исполнимости. Следует отметить, что ст. 45 Закона о СМИ содержит исчерпывающий перечень оснований отказа редакции в опровержении. Данная статья не предоставляет СМИ права отказаться от опубликования опровержения не соответствующих действительности сведений, в том числе полученных от пресс-служб государственных органов.

Возмещение убытков, вызванных распространением порочащих сведений

Юридическое лицо как участник делового оборота может понести убытки, вызванные распространением о нем порочащих сведений. В частности, убытки могут возникнуть в результате срыва предварительных сделок, отказа контрагентов от исполнения заключенных договоров и т. п.

Помимо возможности опровержения порочащих сведений юридическое лицо вправе требовать возмещения убытков, под которыми, согласно ст. 15 ГК РФ, понимаются реальный ущерб и упущенная выгода. Несмотря на такую возможность, как показывает судебная практика, в подавляющем большинстве случаев истцы по указанной категории дел заявляют только требования об опровержении и компенсации морального вреда(1). Это объясняется менее жесткими условиями их взыскания, причем при доказанности факта нарушения суд не может полностью отказать во взыскании компенсации, большая же часть требований о возмещении убытков отклоняется судом по мотиву недоказанности какого-либо из условий их возмещения.

Согласно сложившейся судебной практике лицо, обращающееся в суд с иском о возмещении убытков, должно доказать:
– факт причинения убытков;
– противоправный характер действий и в случаях, когда это необходимо, вину ответчика;
– размер причиненных убытков;
– причинно-следственную связь между действиями ответчика и причиненными убытками.

По нашему мнению, возмещение убытков по рассматриваемой категории дел затрудняется также отсутствием в действующем законодательстве определения понятия «деловая репутация» и его содержания, что создает сложность для оценки судами умаления деловой репутации в денежном эквиваленте.

В этой связи показательно дело, рассмотренное в кассационной инстанции Федеральным  арбитражным судом Московского округа. По данному делу истец (банк) обратился с иском о защите деловой репутации к учредителям журнала путем в том числе возмещения убытков. Сведения, распространенные журналом, были признаны судом подлежащими опровержению, удовлетворено требование о компенсации репутационного вреда, однако обосновать убытки истцу не удалось, суд отказал в возмещении убытков, поскольку истец не представил доказательств, подтверждающих факт причинения ему убытков и наличие причинно-следственной связи (2).


(1) Постановление ФАС Московского округа от 22 мая 2012 г. по делу № А41-19354/11; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 1 апреля 2010 г. по делу № А32-6860/2008; Постановление ФАС Центрального округа от 16 июня 2011 г. по делу № А08–5210/2010–30.
(2) Постановление ФАС Московского округа от 20 сентября 2012 г. по делу № А40–118729/11–19–190.


Возможно ли компенсировать моральный вред юридическому лицу?

Согласно п. 5 ст. 152 ГК РФ гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений, возмещением убытков требовать и компенсации морального вреда. В силу п. 7 данной статьи деловая репутация юридического лица защищается по тем же правилам, что и деловая репутация гражданина. Исходя из системного толкования п. 5 и 7 ст. 152 ГК РФ законодатель допускает возможность применения правила п. 5 ст. 152 ГК РФ в части защиты деловой репутации гражданина к защите деловой репутации юридического лица.

Однако ГК РФ в ст. 151 под моральным вредом понимает физические и нравственные страдания.

Как юридическое лицо, являясь фикцией, может испытывать страдания? Исходя из этой логики, арбитражные суды до 2003 г. отказывали в компенсации морального вреда юридическим лицам. В 2003 г. Конституционный Суд РФ, толкуя положения Конституции РФ, высказался за возможность компенсации юридическим лицам морального вреда, назвав его «нематериальными убытками» (1).

В настоящее время в практике арбитражных судов наряду с термином «моральный вред» применяется термин «репутационный вред», используемый в том же значении (2). На наш взгляд, использование понятия «репутационный вред юридического лица» является более корректным и учитывает концепцию юридического лица как правовой фикции, созданной в целях участия в гражданском имущественном обороте, которая воспринята ГК РФ.

Судебной практикой выработаны следующие критерии, подлежащие учету при определении размера компенсации за распространение СМИ недостоверных сведений: характер и содержание публикации, степень распространения недостоверных сведений, соразмерность суммы компенсации причиненному вреду, недопустимость ущемления свободы массовой информации.

Какие обстоятельства входят в предмет доказывания по делам о защите деловой репутации?

Из содержания ст. 152 ГК РФ следует, что исковые требования о защите деловой репутации могут быть удовлетворены при одновременном наличии следующих условий:
– факта распространения сведений иным лицам в отношении истца;
– такие сведения должны быть не соответствующими действительности;
– сведения должны быть порочащими деловую репутацию истца.

При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом. Рассмотрим каждое из этих условий.

Факт распространения сведений
Следует различать утверждения о фактах и оценочные суждения, мнения, убеждения. Фактом можно считать лишь то, что может быть проверено или установлено.

При этом, в соответствии со ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (заключена в г. Риме 04.11.1950) и ст. 29 Конституции РФ, каждому гарантировано право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации.


(1) Определение Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2003 г. № 508-О.
(2) Определение ВАС РФ от 2 июня 2010 г. № ВАС-6424/10 по делу № А32-6861/2008-16/114-2009-31/179; Постановление ФАС Московского округа от 10 сентября 2012 г. по делу № А40-133637/11-19-261; Постановление ФАС Центрального округа от 12 апреля 2012 г. по делу № А14-5618/2011.


В этой связи интересны выводы, сделанные по одному из дел судом, который исследовал возможные критерии различия фактов от субъективных мнений. Суд указал, что, для того чтобы выяснить, является ли распространенная информация сведениями или же в ней содержится субъективное мнение того или иного лица, необходимо исследовать вопрос о возможности проверки такой информации на ее соответствие объективной действительности, поскольку мнения отражают внутреннюю, субъективную оценку описываемой информации конкретного лица и не могут быть подвергнуты подобной проверке.

В указанном деле сайт, принадлежащий ответчику, опубликовал применительно к истцу высказывание «порог мошеннического привлечения вкладов», которое приведено как мнение экспертов Федеральной службы по финансовым рынкам о размере процентов по вкладу, при котором обязательства по их выплате исполняются за счет вкладов новых участников, а также мнение тех же экспертов о высокой вероятности того, что данный способ формирования резервов для выплаты процентов по вкладам используется небольшими кооперативами, привлекающими денежные вклады под меньший процент на короткий срок.

На основании информации, опубликованной на сайте, автор установил наличие данных признаков у истца. И сделал вывод о том, что в деятельности данной компании имеются признаки, которые экспертами ФСФР связываются с построением финансовой пирамиды. На основе посылок, приведенных в статье, автор сделал вывод: истец имеет признаки, которые с вероятностью свидетельствуют о построении финансовой пирамиды. Отрицательное суждение, которое является опровержением данного суждения, будет следующим: истец не имеет признаков, названных экспертами ФСФР в качестве признаков финансовой пирамиды. Однако, как указал суд, целью истца является опровержение суждения: признаки, названные экспертами, не являются признаками финансовой пирамиды. Однако мнение экспертов ФСФР, поддержанное автором статьи, об отнесении тех или иных признаков к понятию «финансовая пирамида» не является сведением о факте объективной реальности(1).

Следует отметить, что обязанность по доказыванию факта распространения сведений постановлением ВС РФ № 3 возлагается на истца. В п. 7 постановления ВС РФ № 3 указывается, что под распространением сведений, порочащих деловую репутацию юридических лиц, понимается опубликование таких сведений в печати, трансляция по радио и телевидению, демонстрация в кинохроникальных программах и других СМИ, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу.

Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их  распространением, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности, с тем чтобы они не стали известны третьим лицам.

Важным является доказательство того обстоятельства, что сведения распространены именно в отношении истца.

Так, по обстоятельствам одного из дел в газете была опубликована статья «Геркулесу – не  товарищ (хлопья и подушечки вредны так же, как чипсы и газировка)», один из производителей продуктов питания посчитал, что указанной статьей затрагиваются его права и интересы, умаляется деловая репутация.


(1) Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 17 апреля 2012 г. по делу № А33-18210/2011.


Суд посчитал не доказанным факт распространения сведений в отношении именно истца и отказал в передаче дела для рассмотрения в порядке надзора судебных постановлений, которыми ранее в иске было отказано(1).

Однако, по нашему мнению, отсутствие в распространяемых сведениях наименования  конкретного юридического лица все же должно оставлять шанс для удовлетворения требований по рассматриваемой категории дел.

Так, по другому делу ФАС Северо-Кавказского округа удовлетворил требования истца о признании сведений, содержащихся в газете, не соответствующими действительности, об обязании опровергнуть указанные сведения. Ответчик – редакция газеты распространяла порочащие сведения о мусоросжигательном Пятигорском заводе. Суд первой инстанции отказал в иске, указав, что изложенная в статье информация не позволяет отождествить ее с деятельностью истца по делу, не носящего наименование «мусоросжигательный Пятигорский завод», и, следовательно, распространение недостоверных сведений, касающихся общества, не доказано.

Однако суды апелляционной и кассационной инстанций, отменяя решение суда, указали, что согласно уставу истец занимается специфической деятельностью – обращением с отходами производства и потребления. Таких предприятий в РФ только семь, а истец является единственным предприятием в Южном федеральном округе. Иных предприятий, занимающихся подобным видом деятельности, в г. Пятигорске нет.

Важным обстоятельством по рассматриваемой категории дел также является реальная возможность ответчика влиять своими действиями на деловую репутацию истца.

Как отмечает Высший Арбитражный Суд РФ в постановлении по одному из дел о взыскании убытков, упущенной выгоды и возмещении морального вреда, причиненного умалением деловой репутации юридического лица, при выявлении причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникновением неблагоприятных последствий на стороне истца суды должны учитывать наличие реальной возможности влияния действий ответчика на формирование мнения об истце у третьих лиц (2).

По этому делу истец, осуществляющий деятельность в области таможенного дела в качестве владельца склада временного хранения, был включен в реестр владельцев складов временного хранения.

Таможенным органом было отозвано свидетельство о включении его в реестр владельцев складов. При этом на официальном сайте таможни, доступном в том числе для лиц, заинтересованных в размещении грузов на складах временного хранения, была отражена информация о том, что два склада временного хранения, принадлежащих истцу, исключены из реестра в связи с выявлением множества нарушений.

Судебными постановлениями решение таможни было признано незаконным.

Однако Высший Арбитражный Суд РФ посчитал не доказанным факт распространения таможенным органом порочащих сведений об истце, в частности, посредством публичного оглашения, размещения в печатных и электронных средствах массовой информации, сети Интернет, оспариваемые судебные акты были оставлены без изменения.


(1) Постановление ФАС Московского округа от 23 ноября 2012 г. по делу N А40-32228/12-19-294.
(2) Постановление Президиума ВАС РФ от 17 июля 2012 г. № 17528/11 по делу № А45- 2134/2010.


Что такое порочащие сведения?
ГК РФ не раскрывает понятие «порочащие сведения», в связи с чем судебная практика идет по пути применения разъяснений, содержащихся в постановлении ВС РФ № 3.

Как отмечается в п. 9 постановления ВС РФ № 3, в силу п. 1 ст. 152 ГК РФ обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике, а истец обязан доказать лишь факт распространения ответчиком сведений и их порочащий характер. Арбитражные суды активно применяют данное разъяснение Верховного Суда РФ.

Пункт 7 постановления ВС РФ № 3 относит к порочащим сведения, содержащие утверждения о нарушении истцом норм закона или морали, и сведения, содержащие утверждения, иным образом умаляющие существующий уровень деловой репутации истца.

Сведения, содержащие утверждения о нарушении истцом норм закона или морали, на наш взгляд, необходимо считать порочащими в силу общеизвестности характера таких сведений. Их характер должен признаваться судом обстоятельством общеизвестным и в силу этого не нуждающимся в доказывании в соответствии с п. 1 ст. 61 ГПК РФ.

Следует отметить, что оценочный характер термина «порочащие сведения» оставляет широкую возможность для судебного усмотрения.

По одному из дел Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд, в обоснование отказа в удовлетворении требований истца по делу об обязании ответчика опровергнуть изложенные в письменном обращении к жителям закрытого административно-территориального образования не соответствующие действительности и умаляющие деловую репутацию предприятия сведения, указал, что сам по себе факт наличия у истца намерения получать прибыль не может быть квалифицирован как порочащая информация, так как не имеет негативного содержания и, кроме того, не противоречит п. 1 ст. 50 ГК РФ(1).

Суд делает вывод, что утверждение истца о том, что оспариваемые фразы могут создать у жителей ЗАТО негативное мнение об истце как лице, необоснованно занижающем прибыль, является его умозаключением.

Несоответствие сведений действительности
В силу п. 7 постановления ВС РФ № 3 не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок (например, не могут быть опровергнуты в порядке ст. 152 ГК РФ сведения, изложенные в приказе об увольнении, поскольку такой приказ может быть оспорен только в порядке, предусмотренном ТК РФ).

Указанное толкование норм воспринято арбитражными судами.


(1) Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 3 мая 2012 г. № 18 АП-3460/2012 по делу № А47-13422/2011.


Так, по одному из дел, рассматриваемому Восемнадцатым арбитражным апелляционным судом, истец обосновывал свой иск о защите деловой репутации тем,  что экспертное заключение по судебно-строительной экспертизе, изготовленное ответчиком, порочит деловую репутацию истца, поскольку в нем имеется указание на то, что построенный истцом жилой дом создан в нарушение действующего законодательства Российской Федерации и не отвечает требованиям надежности и безопасности. Истец посчитал, что изложенные в заключении выводы, непосредственно связанные с его предпринимательской деятельностью, дают оценку качества его работ и в дальнейшем могут явиться основанием для предъявления к истцу исковых требований неопределенного круга лиц, поскольку истец осуществляет строительство многих домов в г. Кургане (1).

Однако суд кассационной инстанции указал, что в связи с тем, что данное заключение входило в предмет исследования и оценки Курганского городского суда в процессе рассмотрения спора по гражданскому делу, арбитражный суд первой инстанции обоснованно указал на то, что экспертное заключение ответчика может быть оспорено только путем обжалования судебных актов суда общей юрисдикции.

Само по себе несогласие ООО «СМУ КПД» с заключением экспертов не является основанием для предъявления иска о защите деловой репутации. По делу, рассматриваемому ФАС Московского округа, по иску о признании не соответствующими действительности заявлений, сделанных ответчиками в заседании городского суда при рассмотрении дела, и об обязании представить письменное опровержение порочащих истца сведений суд указал, что сведения, о распространении которых заявлено истцом, сообщены ответчиками в судебном заседании в порядке, установленном ГПК РФ. В данном случае имели место реализация ответчиком своего процессуального права давать объяснения суду и процессуальная обязанность свидетелей сообщить суду сведения по существу рассматриваемого дела, которые известны им лично, а не распространение не соответствующих действительности порочащих сведений (2).

Выводы по статье в целом

1. При удовлетворении требования об опровержении порочащих сведений суд обязательно должен определить содержание текста опровержения.
2. Для удовлетворения требования о возмещении убытков, вызванных распространением порочащих сведений, истцу необходимо доказать в том числе факт причинения убытков, размер причиненных убытков, причинно-следственную связь между действиями ответчика и причиненными убытками.
3. Арбитражная практика допускает взыскание компенсации морального (репутационного) вреда юридического лица.
4. Критерием разграничения сведений о фактах от субъективного мнения является возможность проверки на соответствие объективной действительности.
5. В предмет доказывания по делам о защите деловой репутации юридического лица входит в том числе то обстоятельство, что сведения распространены именно в отношении истца, а также реальная возможность ответчика влиять своими действиями на деловую репутацию истца.
6. Понятие «порочные сведения» является оценочным, однако общие критерии отнесения сведений к таковым перечислены в постановлении ВС РФ № 3, применяемом в том числе арбитражными судами.


(1) Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24 сентября 2012 г. № 18 АП-8461/2012 по делу № А34-1379/2012.
(2) Постановление ФАС Московского округа от 26 января 2011 г. № КГ-А40/17121–10 по делу № А40-114559/09-26-828.


Формы документов: Защита деловой репутации юридического лица Форма​: Исковое заявление в суд общей юрисдикции о защите деловой.

Защита деловой репутации юридического лица

 

ЗАЩИТА ЧЕСТИ, ДОСТОИНСТВА И ДЕЛОВОЙ РЕПУТАЦИИ: ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

Высшей целью государства является обеспечение прав и свобод гражданина Республики Беларусь. Каждый имеет право на защиту от незаконного вмешательства в его личную жизнь, в т.ч. от посягательства на тайну его корреспонденции, телефонных и иных сообщений, на его честь и достоинство (ст.21, 28 Конституции Республики Беларусь (далее — Конституция)). Это право означает, в частности, гарантированную государством возможность контролировать информацию о самом себе и препятствовать разглашению сведений личного характера.

Право граждан на защиту чести, достоинства и деловой репутации является их конституционным правом, а деловая репутация юридических лиц — одним из условий их успешной деятельности.

В обеспечение приведенных положений действующее законодательство предусматривает различные средства защиты чести, достоинства и деловой репутации гражданина. Установлены уголовная, административная ответственность за посягательство на честь и достоинство личности — за клевету, оскорбление и др. Предусмотрены и гражданско-правовые средства защиты чести и достоинства.

Важной гарантией обеспечения прав и свобод граждан, предусмотренных Конституцией, является судебная защита.

При разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует обеспечивать равновесие между правом граждан на защиту чести, достоинства и деловой репутации и иными гарантированными Конституцией правами и свободами. К таким правам и свободам относятся, в частности, право на получение, хранение и распространение полной, достоверной и своевременной информации, свобода мнений, убеждений и их свободное выражение (ст.33, 34 Конституции).

Специальное правило о гражданско-правовой защите чести, достоинства и деловой репутации закреплено в ст.153 Гражданского кодекса РБ (далее — ГК), в которой предусмотрено, что гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности (часть первая п.1 ст.153 ГК). Правила о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица, кроме возмещения морального вреда (п.7 ст.153 ГК).

Выбор способа защиты чести, достоинства и деловой репутации принадлежит гражданину. Задача суда — обеспечить правильное и своевременное рассмотрение и разрешение дела, обеспечив защиту прав и охраняемых законом интересов граждан и юридических лиц.

 

Справочно

Согласно статистическим данным за последние 5 лет в суды Республики Беларусь ежегодно поступает более 200 гражданских дел о защите чести, достоинства и деловой репутации. Рассмотрено с вынесением решения: в 2008 г. — 172 дела (в т.ч. 6 решений об опровержении сведений, распространенных в средствах массовой информации (СМИ)), в 2009 г. — 182 (15), 2010 г. — 201 (11), 2011 г. — 135 (8), 2012 г. — 164 (8). За 1-е полугодие 2013 г. с вынесением решения рассмотрено 97 дел, в т.ч. 6 из них об опровержении сведений, распространенных в СМИ. Безусловно, количество дел этой категории незначительно по сравнению с общим количеством рассмотренных гражданских дел. За 1-е полугодие 2013 г. с вынесением решений судами Республики Беларусь рассмотрено 91 875 гражданских дел, из них 97 дел о защите чести и достоинства.

 

В то же время следует обратить внимание, что суды нередко при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации, несмотря на небольшое их количество, допускают поспешность и ошибки, которые влекут отмену судебных постановлений. При этом возникают вопросы о правильности применения норм не только материального, но и процессуального права.

При рассмотрении дел этой категории судам следует руководствоваться ст.151-153 ГК, положениями Гражданского процессуального кодекса РБ (далее — ГПК), Законом РБ от 17.07.2008 № 427-З «О средствах массовой информации» (далее — Закон о СМИ), разъяснениями, данными Пленумом Верховного Суда РБ в постановлениях от 23.12.1999 № 15 «О практике рассмотрения судами гражданских дел о защите чести, достоинства и деловой репутации» (далее — постановление № 15), от 28.09.2000 № 7 «О практике применения судами законодательства, регулирующего компенсацию морального вреда», и другими нормативными правовыми актами.

Возбуждение дела в суде

Иски по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации вправе предъявить граждане и юридические лица, которые считают, что о них распространены не соответствующие действительности порочащие сведения. Родственники лица, обратившегося в суд, также могут обратиться в суд, если сведения прямо или косвенно порочат их честь, достоинство или деловую репутацию.

При распространении порочащих сведений в отношении несовершеннолетних детей либо лица, признанного в установленном порядке недееспособным, иск о защите их чести и достоинства вправе предъявить законные представители (родители, усыновители, попечители).

По требованию заинтересованных лиц (в частности, членов семьи, наследников) защита чести и достоинства гражданина допускается и после его смерти.

В случае распространения сведений, порочащих деловую репутацию юридического лица, иск вправе предъявить орган этого юридического лица. Что же касается структурных подразделений юридического лица, то если распространение порочащих сведений затрагивает их интересы, то право на защиту осуществляет орган данного юридического лица. В то же время филиалы, обособленные подразделения вправе самостоятельно обратиться в суд с иском о защите деловой репутации.

Прокурор имеет право обратиться в суд с заявлением о возбуждении гражданского дела, если это необходимо для защиты прав и охраняемых законом интересов Республики Беларусь, ее административно-территориальных единиц, а также юридических лиц и граждан (часть первая ст.81 ГПК). Следовательно, в этих случаях прокурор вправе обратиться в суд с заявлением о возбуждении дела о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Заявление о защите чести и достоинства Президента РБ подается в суд Генеральным прокурором РБ, прокурорами областей, г.Минска, приравненными к ним прокурорами с согласия Президента РБ (часть третья ст.81 ГПК).

 

От редакции «Бизнес-Инфо»

С 27 февраля 2016 г. из части третьей ст.81 ГПК исключены слова «приравненными к ним прокурорами» на основании Закона РБ от 05.01.2016 № 356-З.

 

Обратите внимание!

Судебная защита чести, достоинства и деловой репутации лица, в отношении которого распространены не соответствующие действительности порочащие сведения, не исключается также в случае, когда невозможно установить лицо, распространившее такие сведения. Особенно это касается случаев распространения сведений в сети Интернет, когда не представляется возможным идентифицировать лицо, распространившее порочащие сведения.

 

В силу п.6 ст.153 ГК и абзаца 12 части первой ст.364 ГПК гражданин, в отношении которого такие сведения распространены, вправе обратиться в суд с заявлением об установлении факта несоответствия действительности сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию.

При принятии искового заявления особое значение имеет установление характера и содержания сведений, по поводу которых заинтересованное лицо обратилось в суд. Судье следует выяснить, просит ли гражданин о защите чести, достоинства или деловой репутации в порядке ст.153 ГК либо о привлечении лица, распространившего о нем порочащие сведения, к административной или уголовной ответственности за клевету либо оскорбление.

Рассмотрение судом в отношении ответчика уголовного или административного дела о клевете или оскорблении не является препятствием к возбуждению по иску потерпевшего гражданского дела о защите чести, достоинства или деловой репутации (п.2 постановления № 15).

Отказ в возбуждении уголовного или административного дела не исключает возможности предъявления иска о защите чести, достоинства или деловой репутации в порядке гражданского судопроизводства.

При проверке возможности рассмотрения спора по правилам гражданского судопроизводства следует учитывать, что в таком порядке не подлежат опровержению сведения, содержащиеся в судебных решениях и приговорах, протоколах судебного заседания, возражениях на иск, постановлениях следственных и административных органов, решениях органов местного управления и самоуправления, аттестационных комиссий, постановлениях о наложении на гражданина дисциплинарного взыскания и в других официальных документах, для обжалования которых законом предусмотрен иной порядок.

В случае когда сведения, по поводу которых возник спор, были сообщены в ходе рассмотрения другого дела участвовавшими в нем лицами, а также свидетелями в отношении участвовавших в деле лиц, являлись доказательствами по этому делу и получили оценку судом при вынесении решения, они не могут быть оспорены в порядке ст.153 ГК, так как нормами процессуального законодательства (уголовного, гражданского, административного) установлен специальный порядок исследования и оценки данных доказательств. По существу, это не что иное, как требование о повторной судебной оценке (переоценке) доказательств, которые исследованы и оценены судом по ранее рассмотренному делу.

 

Пример 1

Суд правомерно отказал в удовлетворении иска Ф. к Н. и М. о защите чести и достоинства, компенсации морального вреда, которая оспаривала сведения, изложенные в процессуальном документе.

При рассмотрении дела было установлено, что Ф. оспаривала сведения, изложенные ответчицей Н. в письменных возражениях на иск, предъявленный к ней о признании утратившей право на жилое помещение.

В своих письменных возражениях Н. указала на сложившиеся неприязненные отношения, в т.ч. с Ф., ссорах и конфликтах, возникавших в период совместного проживания в жилом помещении, по которому возник спор.

Возражение на иск в силу ст.251 ГПК является средством защиты ответчика против иска, относится к процессуальным документам, для оспаривания которых предусмотрен иной установленный законом судебный порядок.

Суд пришел к правильному выводу о том, что доводы Н., изложенные в возражениях на иск о признании ее утратившей право на жилое помещение, оценивались судом при рассмотрении этого спора, а поэтому не могут рассматриваться как не соответствующие действительности в настоящем иске.

Из материалов дела также усматривается, что Ф. просила признать порочащими сведения, изложенные ответчицей М. в судебном заседании при допросе ее в качестве свидетеля по жилищному спору.

Поскольку показания свидетеля М. были по существу поставленных вопросов и оценены судом при вынесении решения о признании Ф. утратившей право на жилплощадь, суд правомерно отказал Ф. в удовлетворении иска к М.

Вывод суда о том, что не подлежат удовлетворению требования об опровержении сведений, которые были предметом обсуждения при рассмотрении гражданского дела, и в действиях ответчиц отсутствует распространение сведений, подлежащих опровержению по суду в соответствии со ст.153 ГК, является правильным.

Однако следует иметь в виду, что если участниками процесса в ходе рассмотрения дела были распространены сведения в отношении других лиц, не являющихся участниками судебного процесса, то лица, считающие такие сведения не соответствующими действительности и порочащими их, могут обратиться в суд в порядке, предусмотренном ст.153 ГК.

 

Не могут рассматриваться в порядке, предусмотренном ст.153 ГК, научные споры, т.е. требования об опровержении сведений научного характера.

Вместе с тем требования об опровержении сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию работника, которые содержатся в представленных аттестационной комиссии материалах (характеристиках, протоколах и других документах), могут быть рассмотрены в порядке ст.153 ГК.

В отличие от некоторых других категорий гражданских дел в делах о защите чести, достоинства и деловой репутации действуют только общие правила территориальной подсудности. Это означает, что иски о защите чести, достоинства и деловой репутации предъявляются в суд по месту нахождения одного из ответчиков.

Надлежащими ответчиками по делам этой категории являются авторы (физические и (или) юридические лица) не соответствующих действительности порочащих сведений, а также лица, распространившие эти сведения.

Если иск содержит требование об опровержении сведений, распространенных в печати, других средствах массовой информации (по радио, телевидению и т.п.), то в качестве ответчиков привлекаются автор и соответствующий орган массовой информации (редакция, информационное агентство, другой орган, осуществляющий выпуск информации). В случае если редакция средства массовой информации не является юридическим лицом, к участию в деле в качестве ответчика должен быть привлечен учредитель данного средства массовой информации (часть вторая п.11 постановления № 15).

Источник информации и данные о физическом или юридическом лице, предоставившем сведения, называются по требованию органа уголовного преследования, суда в связи с производством предварительного расследования, судебным разбирательством (п.2 ст.39 Закона о СМИ).

С учетом этого в ходе подготовки такого дела к судебному разбирательству необходимо сделать запрос в СМИ о получении соответствующей информации.

Если оспариваемые истцом сведения были воспроизведены средством массовой информации из официальных сообщений, выступлений, идущих в эфир, или получены от информационных агентств, то применительно к ст.63 ГПК суды должны привлекать к участию в деле в качестве ответчика, наряду с редакцией средства массовой информации, орган или лицо, явившиеся источником такой информации. При этом обязанность доказывания, что распространенные сведения соответствуют действительности, возлагается на указанный орган или лицо. В то же время средства массовой информации не освобождаются от обязанности по опровержению не соответствующих действительности порочащих сведений.

 

Обратите внимание!

Если сведения опубликованы без обозначения имени автора (например, в редакционной статье), ответчиком по делу является соответствующий орган массовой информации, т.е. организация, физическое лицо или группа физических лиц, осуществляющие производство и выпуск данного средства массовой информации.

 

На практике имеют место случаи, когда истец предъявляет требования к одному из надлежащих ответчиков, которыми совместно были распространены не соответствующие действительности порочащие сведения.

Суд вправе привлечь к участию в деле соответчика при невозможности рассмотрения дела без его участия. Такой вывод сделан на основании части третьей ст.62 ГПК, предусматривающей, что процессуальное соучастие может возникнуть как по инициативе сторон, так и по инициативе суда.

 

Пример 2

При рассмотрении дела по иску Н. к обществу с ограниченной ответственностью «Е» о защите чести и достоинства, возмещении морального вреда суд первой инстанции в нарушение требований процессуального законодательства не привлек в качестве соответчиков автора статьи и средство массовой информации, не установил круг юридически заинтересованных в исходе дела лиц, не проверил источники информации, на которые ссылался ответчик по делу.

Кроме того, суд не выяснил, какие сведения истец считает не соответствующими действительности и порочащими.

Поскольку допущенные ошибки суда не могли быть исправлены судом кассационной инстанции, судебная коллегия правомерно отменила данное решение, направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

По искам об опровержении порочащих сведений, изложенных в характеристиках и иных официальных документах, ответчиками признаются лица, их подписавшие, и юридическое лицо, от имени которого выдана характеристика.

Заявление о защите чести, достоинства или деловой репутации должно соответствовать требованиям ст.243 ГПК. С учетом специфики таких дел в заявлении должно быть указано, какие сведения об истце распространены, время и место их распространения, в чем заключается их порочащий характер, каким способом они распространены (устно, письменно, в СМИ и т.п.), в отношении кого распространены сведения (если иск предъявляется в интересах других лиц), кем осуществлено распространение.

Рассмотрение дела по существу заявленных требований

Для правильного рассмотрения дел о защите чести и достоинства суду, прежде всего, следует решить вопрос о том, имело ли место нарушение чести, достоинства и деловой репутации, и определить степень такого нарушения. Изучение особенностей психики истца и ответчика в их взаимоотношениях также будет способствовать вынесению правомерного решения.

В предмет доказывания по делам, возбужденным в порядке ст.153 ГК, входят следующие юридические факты, на которые истец указывает как на основание своих требований:

1) факт распространения ответчиком сведений об истце;

2) порочащий характер этих сведений;

3) несоответствие таких сведений действительности.

При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.

Физическое лицо обладает такими нематериальными благами, как честь, достоинство и деловая репутация.

Честь — это сопровождающееся положительной оценкой отражение качеств лица в общественном сознании. Достойные уважения и гордости моральные качества человека, его соответствующие принципы. Понятие чести включает следующие аспекты:

• характеристику самой личности;

• нравственное достоинство человека, доблесть, честность, благородство;

• общественную оценку личности;

• способность человека оценить свои поступки, действовать в соответствии с принятыми в обществе законами, правилами, нормами морали. Дискредитация человека в общественном мнении и есть унижение чести.

Под достоинством понимается совокупность высоких моральных качеств, а также уважение этих качеств в самом себе; самооценка личности, основанная на ее оценке обществом.

Честь и достоинство связаны между собой как оценка и самооценка, как почтение и самоуважение.

Репутация — приобретаемая общественная оценка. Общее мнение о качествах, достоинствах и недостатках. Понятие репутации в гражданском законодательстве отсутствует, есть лишь понятие деловой репутации. Если репутация — это сложившееся о лице мнение, основанное на оценке общественно значимых его качеств, то деловая репутация — оценка профессиональных качеств.

Деловая репутация — это сопровождающееся положительной оценкой общества отражение деловых качеств лица в общественном сознании. Деловой репутацией может обладать любой субъект, способный вести деловую деятельность, т.е. любое физическое лицо, включая лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью, и юридическое лицо любой организационно-правовой формы.

Повредить указанным нематериальным благам возможно путем распространения сведений, не соответствующих действительности или же имеющих порочащий характер.

Под распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию гражданина либо деловую репутацию юридического лица, следует понимать опубликование таких сведений в печати, сообщение по радио, телевидению, с использованием других средств массовой информации или технических средств (световых табло, системы Интернет и т.п.), изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, в листовках, обращениях в адрес должностных лиц, демонстрацию (вывешивание) в публичных местах плакатов, лозунгов, а также сообщений в иной, в т.ч. устной форме хотя бы одному лицу. Сообщение сведений лишь лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением (п.7 постановления № 15).

В то же время ни в законе, ни в постановлении № 15 не содержится исчерпывающего перечня форм распространения сведений. Поэтому ни одна из них не имеет какого-либо преимущества. Важен сам факт распространения порочащих сведений, который служит основанием для возложения обязанностей опровержения оспариваемых сведений на виновных лиц.

Порочащими являются такие не соответствующие действительности сведения, которые умаляют честь, достоинство или деловую репутацию гражданина либо деловую репутацию юридического лица в общественном мнении или мнении отдельных граждан, юридических лиц с точки зрения соблюдения законов, норм морали, обычаев (например, сведения о нечестности, невыполнении профессионального долга, недостойном поведении в трудовом коллективе, семье, сведения, порочащие производственно-хозяйственную и общественную деятельность, и т.п.). Сведения, порочащие гражданина или юридическое лицо, признаются не соответствующими действительности, если с достоверностью не установлено иное (презумпция добропорядочности) (п.8 постановления № 15).

Традиционными формами распространения гражданами порочащих сведений являются обращения (заявление, жалоба), письма официального или личного характера, разговоры, в т.ч. по телефону и т.п.

Особенно частыми в последнее время являются обращения в суд, когда граждане на собраниях кооперативов в письменных обращениях в различные организации высказывают в адрес друг друга порочащие сведения. Имеет место и помещение порочащих сведений в сети Интернет.

Однако не любое сообщение о фактах и событиях, касающихся гражданина, является распространением сведений в смысле, соответствующем ст.153 ГК.

В ст.40 Конституции закреплено право граждан направлять личные или коллективные обращения в государственные органы и должностным лицам, которые в пределах своей компетенции обязаны их рассмотреть и дать мотивированный ответ по существу в установленный законом срок.

Когда гражданин, реализуя конституционное право, обращается в указанные органы с заявлением, в котором приводит те или иные сведения (например, в правоохранительные органы с сообщением о предполагаемом, по его мнению, правонарушении в отношении конкретного лица), но в ходе проверки эти сведения не находят подтверждения, данное обстоятельство само по себе не может служить основанием для привлечения этого гражданина к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной в ст.153 ГК.

 

Пример 3

В заявлении суду Н. указал, что проживает совместно с И., у которой двое несовершеннолетних детей, без регистрации брака. В июле 2011 г. умер бывший супруг И. Для оформления пособия на детей по случаю потери кормильца И. были необходимы документы умершего, однако К. — сестра умершего отказалась их предоставить. Через неделю Н. позвонил К. и напомнил о просьбе предоставить документы. К. ответила, что никаких документов она ему не должна, и положила трубку.

В конце июля Н. сообщили из районного отдела внутренних дел о том, что К. обратилась с заявлением о возбуждении уголовного дела по факту угроз в ее адрес.

Ссылаясь на то, что К. его оклеветала, Н. просил взыскать в счет компенсации морального вреда 3 000 000 руб., а также понесенные им судебные расходы по оплате государственной пошлины.

Решением суда иск Н. был удовлетворен.

Свое решение суд мотивировал тем, что К. распространила не соответствующие действительности сведения о высказанных в ее адрес угрозах убийством. Поскольку не установлено бесспорных доказательств, подтверждающих то обстоятельство, что данные угрозы в адрес К. были высказаны Н., суд признал их заведомо ложными. В решении также было указано, что распространенные сведения являются порочащими, поскольку умаляют честь и достоинство гражданина в общественном мнении или мнении граждан с точки зрения соблюдения законов и норм морали.

С такими выводами согласился и суд кассационной инстанции, указав, что в силу ст.153 ГК обязанность доказывать, что распространенные сведения соответствуют действительности, возлагается на ответчика. Поскольку К. не доказала, что истец высказывал угрозы убийством, суд кассационной инстанции признал правильным решение суда первой инстанции.

Постановлением президиума этого же суда указанные судебные постановления отменены с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку выводы суда не подтверждены достаточными и достоверными доказательствами.

В постановлении президиума правильно отмечено, что, обращаясь в суд с заявлением о возмещении морального вреда, Н. не указал основания иска, а лишь сослался на то, что ответчица оклеветала его. Не выяснив надлежащим образом требования истца и основание его иска, суд, применив ст.153 ГК, пришел к выводу о том, что ответчица распространила в отношении истца порочащие сведения.

При новом рассмотрении дела установлено, что не К., а истец дважды по мобильному телефону звонил ей. В судебном заседании он не отрицал этого обстоятельства, утверждая, что никаких угроз в ее адрес не высказывал, а требовал в интересах несовершеннолетних детей документы умершего — ее брата.

Из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела стало известно, что между сторонами произошла словесная ссора, инициатором которой был истец. В возбуждении уголовного дела по ст.186 Уголовного кодекса РБ в отношении Н. отказано, поскольку его действия не носили характера реальной угрозы убийством.

Из объяснений К. можно заключить, что, обращаясь с заявлением в компетентный орган, она не имела цели опорочить честь и достоинство Н., распространять какие-либо сведения. Обращение в милицию с целью разрешения вопроса, входящего в компетенцию этого органа, обусловлено исключительно стремлением защитить свои права и законные интересы, которые, по ее мнению, были нарушены неоднократными звонками и угрозами человека, не имеющего никакого отношения к членам ее семьи и умершему брату. Заявление изложено в корректной форме, не содержит оскорбительных выражений, порочащих честь и достоинство Н.

Тот факт, что истец высказывал угрозы в адрес ответчицы, подтвердили в судебном заседании свидетели.

При исследовании фактических обстоятельств по делу суд сделал правильный вывод о том, что у К. имелись основания для обращения в милицию.

В связи с этим суд отказал Н. в удовлетворении иска, признав, что К. не имела намерений опорочить его. Целью ее обращения в правоохранительные органы было обеспечение защиты своих прав и законных интересов.

 

В то же время следует обратить внимание на то, что в порядке ст.153 ГК могут быть удовлетворены требования, если при рассмотрении дела суд установит, что целью обращения в правоохранительные органы было опорочить честь и достоинство лица, или обращение в указанные органы не имело под собой никаких оснований и продиктовано не намерением исполнить свой гражданский долг или защитить права и законные интересы, а исключительно намерением причинить вред другому лицу (часть первая п.1 ст.9 ГК). В таких случаях можно сделать вывод о том, что гражданин злоупотребил конституционным правом на обращение.

Обстоятельства, подлежащие доказыванию по такого рода делам, должны определяться с учетом необходимости соблюдения баланса между конституционно значимыми правами на обращение в государственные органы и обеспечением прав и свобод других лиц.

При установлении факта несоответствия сведений действительности необходимо четко разграничивать утверждения о фактах и оценочные суждения, мнения, изложенные в соответствующих обращениях. Выражение оценочного суждения, не имеющего под собой фактической основы, может порочить репутацию гражданина и служить основанием для привлечения его автора к гражданско-правовой ответственности в порядке, установленном в ст.153 ГК.

Именно в судебном заседании уточняется, действительно ли сведения, приведенные в исковом заявлении, распространены ответчиком, являются ли они порочащими, соответствуют ли действительности.

В подтверждение факта распространения ответчиком сведений (в зависимости от того, в какой форме они распространены) можно представлять различные письменные, вещественные доказательства, видео и (или) аудиозаписи, привлекать свидетелей.

Иногда на практике при рассмотрении дел о распространении сведений (порочащих, не соответствующих действительности) возникает вопрос о необходимости назначения экспертизы.

Безусловно, для установления факта, являются ли сведения порочащими или они носят нейтральный характер, может быть назначена психолого-лингвистическая экспертиза. В целях установления факта распространения сведений автором письма или другого документа может быть назначена почерковедческая экспертиза. В необходимых случаях для получения консультаций, разъяснений, оказания непосредственной технической помощи при осмотре доказательств, воспроизведении записи к участию в деле может быть привлечен специалист.

В то же время следует иметь в виду, что экспертиза проводится для разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных познаний в области науки, искусства, техники и иных сферах деятельности (часть первая ст.216 ГПК). Неоправданное назначение экспертизы может только привести к затягиванию процесса.

Каждая сторона доказывает факты, на которые ссылается как на основание своих требований или возражений (часть первая ст.179 ГПК).

Что же касается исследуемой категории дел, то тут имеются особенности в доказывании. В силу части первой п.1 ст.153 ГК обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений.

 

Пример 4

Решением суда от 01.04.2011 К. отказано в иске к учреждению здравоохранения о защите деловой репутации и компенсации морального вреда.

В заявлении суду о защите деловой репутации К. указал, что с июня 2004 г. по июнь 2005 г. работал по контракту врачом приемного отделения учреждения здравоохранения. В марте 2005 г. он обратился в Министерство здравоохранения РБ с заявлением о недостатках в организации работы в больнице, а также о нарушениях при обследовании больных в приемном отделении.

Для проверки изложенных в заявлении фактов была назначена комиссия в составе квалифицированных работников. В справке комиссии отмечено, что выявлены недостатки в организации работы в больнице, в т.ч. и в приемном отделении.

Кроме того, выявлены недостатки в работе истца. Так, при проверке журнала приема больных и отказов в госпитализации, а также амбулаторного журнала выявлены недостатки в оформлении медицинской документации, которая заполнялась именно врачом К. В частности, в отношении некоторых больных не назначались консультации специалистов, не указывались причины отказов от госпитализации, отсутствовала информация о проведении освидетельствования на алкогольное опьянение, отдельные записи были сделаны без надлежащего содержания и др. С указанными замечаниями комиссии К. был ознакомлен.

По мнению К., сведения, содержащиеся в справке комиссии, не соответствуют действительности, умаляют его деловую репутацию, порочат перед работниками Министерства здравоохранения РБ, коллективом, поэтому он просит опровергнуть их и возместить моральный вред.

Суд исследовал представленные ответчиком справки о результатах проверки, журналы приема амбулаторных больных, учета приема больных и отказов в госпитализации за период с 4 марта по 1 апреля 2005 г., должностные обязанности истца, инструкции, приказы Министерства здравоохранения РБ и пришел к выводу о том, что сведения, изложенные в справке относительно недостатков в заполнении врачом К. медицинских документов, соответствуют действительности.

При этом суд правильно отметил, что не могут признаваться обоснованными требования об опровержении сведений, содержащих соответствующую действительности критику недостатков в работе, поведения в коллективе, быту.

Что же касается истца, то он не представил доказательств факта распространения сведений, которые оспаривает. Со справкой о результатах проверки, которая производилась по обращению К., был ознакомлен только он.

В справке не дается оценка деловых и профессиональных качеств К., а лишь указываются недостатки в оформлении медицинских документов.

Каких-либо доказательств в опровержение изложенных в справке сведений истец суду не представил.

В связи с этим суд правомерно отказал К. в удовлетворении требований.

 

Следует также иметь в виду, что если гражданином, в отношении которого СМИ опубликованы соответствующие действительности сведения, ущемляющие его права и охраняемые законодательством интересы, оспаривается отказ редакции СМИ опубликовать его ответ на данную публикацию, то истец обязан доказать, что распространенные сведения ущемляют его права и законные интересы (п.3 ст.153 ГК).

В этом случае на истца возлагается обязанность доказать факты: распространения сведений именно о нем или лице, чьи честь и достоинство защищает заявитель (законный представитель); распространения этих сведений лицом (лицами), к которым предъявлен иск; порочащего характера распространенных сведений.

Когда истец докажет указанные факты, то в силу вступает презумпция несоответствия распространенных сведений действительности и соответственно презумпция виновности распространителя этих сведений.

Обязанность опровержения такого предположения возлагается на ответчика, который должен доказать факт соответствия действительности изложенных им сведений об истце.

Истец и ответчик по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации могут использовать любые процессуальные средства защиты своих прав и законных интересов.

При рассмотрении таких исков к СМИ следует обратить внимание на то, что в п.1 ст.52 Закона о СМИ содержится исчерпывающий перечень обстоятельств, исключающих ответственность.

 

Обратите внимание!

Указанные в абзаце 1 п.1 ст.52 Закона о СМИ субъекты правоотношений в сфере массовой информации перед распространением сведений, которые могут дискредитировать Республику Беларусь, а также порочить честь, достоинство и деловую репутацию физических лиц либо деловую репутацию юридических лиц, полученных от политических партий, других общественных объединений, иных юридических лиц, обязаны проверить достоверность указанных сведений и предоставить возможность распространения одновременного комментария физических и (или) юридических лиц, в т.ч. государственных органов и иных государственных организаций (их пресс-служб), в отношении которых могут быть распространены данные сведения либо в компетенцию которых входит подготовка разъяснений в отношении распространяемой информации. Если эти требования не выполнены, то субъекты не освобождаются от ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности.

 

От редакции «Бизнес-Инфо»

С 1 декабря 2018 г. в абзац 1 п.1 ст.52 Закона о СМИ внесено дополнение на основании Закона РБ от 17.07.2018 № 128-З. Дополнение не повлияло на суть материала.

 

При удовлетворении иска суд обязан в резолютивной части решения указать, какие сведения признаются не соответствующими действительности и порочащими честь, достоинство или деловую репутацию истца, а также способ их опровержения, и установить срок, в течение которого оно должно последовать. В необходимых случаях суд может изложить текст такого опровержения (часть первая п.15 постановления № 15).

По общему правилу сведения, порочащие лицо, должны опровергаться способом, наиболее близким к способу их распространения (путем публикации в печати, сообщения по радио, телевидению, замены документа, содержащего порочащие сведения, оглашения на собрании граждан, трудового коллектива, членов кооператива и т.п.).

При определении способа опровержения сведений, изложенных в СМИ, необходимо принимать во внимание положения ст.43 и 44 Закона о СМИ, которыми предусмотрены право на опровержение, порядок опровержения и основания для отказа.

В то же время следует иметь в виду, что редактирование органом массовой информации текста решения суда либо издание комментария к нему, которые по содержанию оспаривают решение, не допускается.

Убытки и компенсация морального вреда

Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе, наряду с опровержением таких сведений, требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением (п.5 ст.153 ГК).

Возмещение причиненных убытков и компенсация морального вреда являются различными способами защиты гражданских прав и могут применяться параллельно, независимо друг от друга. Требования о возмещении убытков и компенсации морального вреда могут быть заявлены как совместно с требованием о защите чести, достоинства или деловой репутации, в т.ч. в ходе рассмотрения дела в судебном заседании, так и отдельно от него.

 

Справочно

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода) (часть первая п.2 ст.14 ГК).

 

Убытки по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации носят внедоговорный характер.

При заявлении о возмещении убытков необходимо выяснить:

• наличие убытков и их размер;

• причинную связь между распространением не соответствующих действительности порочащих сведений и понесенными истцом убытками;

• вину причинителя вреда в форме умысла или неосторожности.

При этом истец обязан представить доказательства, подтверждающие факт причинения убытков и их размер, а ответчик доказывает свою невиновность.

Требования о возмещении убытков, причиненных распространением не соответствующих действительности порочащих сведений, носят имущественный характер, а поэтому на них распространяется общий срок исковой давности.

Что же касается требований о компенсации морального вреда, то можно отметить, что необходимость доказывать факт причинения морального вреда отсутствует, так как порочащий характер сведений сам по себе предполагает причинение такого вреда. Доказывать вину лица, распространившего порочащие сведения, не требуется. Компенсация морального вреда, причиненного распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию гражданина, осуществляется независимо от вины причинителя вреда в денежной форме (п.3) ст.969 ГК).

Моральный вред признается неимущественным вредом. На требования об опровержении сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию гражданина или деловую репутацию юридического лица, а также на требования гражданина о компенсации морального вреда срок исковой давности не распространяется (п.1) ст.209 ГК).

Исходя из смысла ст.152 ГК компенсация морального вреда — это возмещение потерпевшему перенесенных им физических или нравственных страданий, причиненных действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие ему другие нематериальные блага. Из этого следует, что право на компенсацию морального вреда не может использоваться в иных целях (например, для улучшения материального положения, покрытия расходов и т.п.).

Как правило, при разрешении дела о компенсации морального вреда возникает вопрос, какая сумма компенсации морального вреда будет отвечать требованиям разумности и справедливости, будет соразмерной причиненному вреду.

В судебной практике нередки случаи обжалования судебных постановлений по причине несогласия с установленным размером компенсации морального вреда.

 

Пример 5

Решением суда удовлетворены требования Л. к Т. о защите чести и достоинства, поскольку в судебном заседании нашел подтверждение тот факт, что Т., злоупотребляя своим правом на обращение, неоднократно подавал заявления в правоохранительные органы, в которых излагал в отношении Л. сведения, не соответствующие действительности, порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию. При этом Т. понимал, что эти сведения станут известными неограниченному кругу лиц, и желал этого.

При определении размера компенсации морального вреда суд взыскал в пользу истца 3 000 000 руб. такой компенсации.

В суд кассационной инстанции поступили жалобы от истца, который полагал, что с ответчика необходимо взыскать 10 000 000 руб., а также от ответчика, который считал сумму компенсации морального вреда необоснованно завышенной.

Суд кассационной инстанции оставил решение суда без изменения, а жалобы сторон — без удовлетворения. При этом в определении суда указано, что размер компенсации морального вреда определен правильно с учетом характера причиненных истцу нравственных страданий, конкретных обстоятельств их причинения, масштаба распространения сведений.

 

Безусловно, вопрос о размере компенсации морального вреда является важным, а поскольку на законодательном уровне он менее урегулирован, то и возникают подобные жалобы.

Отметим, что в законодательстве не содержится указаний, позволяющих суду бесспорно определить размер компенсации морального вреда. Общая методология и базис для определения такого размера отсутствуют. Поэтому оценка морального вреда как для потерпевшего, так и для суда всегда является сложным процессом. Иногда суды взыскивают чисто символические суммы в возмещение морального вреда, например, 50 000 руб. Такой размер денежной компенсации морального вреда сложно назвать соответствующим требованиям разумности и справедливости.

Законодатель определил основные критерии, которые должны учитываться судом при определении размера компенсации морального вреда.

Размер компенсации морального вреда определяется судом не на основе расчета, обоснованного документально, а с учетом характера причиненных потерпевшему нравственных страданий, которые оцениваются судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда и индивидуальных особенностей потерпевшего. Во всех случаях при определении размера компенсации морального вреда необходимо руководствоваться принципами разумности и справедливости (п.2 ст.970 ГК). В частности, следует учитывать характер порочащих сведений и их влияние на личную жизнь, профессиональную деятельность, степень распространения порочащих сведений (территория распространения, численность соответствующей аудитории, тираж печатного издания, длительность передачи и др.), известность потерпевшего в обществе, его социальное положение, состояние здоровья и другие заслуживающие внимания обстоятельства, свидетельствующие о страданиях потерпевшего.

Суд при разрешении конкретного дела с учетом приведенных выше критериев по своему усмотрению определяет компенсацию морального вреда, которая должна быть соразмерна причиненному вреду и не вести к ущемлению свободы массовой информации.

 

21.03.2014

 

Римма Филипчик, кандидат юридических наук, судья Верховного Суда Республики Беларусь, заслуженный юрист Республики Беларусь

Обзор судебной практики по защите деловой репутации юридического лица, защите чести и достоинства гражданина. Решения судов, основанные на .​kvartal-st.ru, месте и времени рассмотрения иска извещен. Суд, выслушав.