Принудительная госпитализация гражданина в психиатрический стационар и принудительное психиатрическое освидетельствование Данная.

Куда обращаться, если у соседа проблемы с психикой

 

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

СПРАВКА

ПО РЕЗУЛЬТАТАМ ОБОБЩЕНИЯ ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ ДЕЛ

О ПРИНУДИТЕЛЬНОЙ ГОСПИТАЛИЗАЦИИ ГРАЖДАНИНА

В ПСИХИАТРИЧЕСКИЙ СТАЦИОНАР

(О ПРОДЛЕНИИ СРОКА ПРИНУДИТЕЛЬНОЙ ГОСПИТАЛИЗАЦИИ)

И ПРИНУДИТЕЛЬНОМ ПСИХИАТРИЧЕСКОМ ОСВИДЕТЕЛЬСТВОВАНИИ

 

1. Законодательство, регулирующее вопросы оказания психиатрической помощи.

2. Рассмотрение дел о принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар и о продлении срока принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар.

3. Рассмотрение дел о принудительном психиатрическом освидетельствовании.

4. Рассмотрение иных дел.

 

Обобщение проведено в соответствии с планом работы Свердловского областного суда на 1 квартал 2004 года.

На обобщение поступило 61 дело. Все дела рассмотрены в 2003 году, в период действия нового Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Необходимость проведения данного обобщения вызвана принятием нового Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, допускаемыми ошибками по данной категории дел, просьбой председателей ряда судов области о проведении такого обобщения и обновлением судейского корпуса молодыми судьями.

Кроме того, в п. 4 Постановления Пленума от 19.12.2003 N 23 "О судебном решении" Верховный Суд Российской Федерации указал, что судам следует учитывать постановления Европейского Суда по правам человека, в которых дано толкование положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Рассмотренное в Европейском Суде 28 октября 2003 года дело по жалобе Р. о защите прав человека и основных свобод (в пользу заявителя) обязывает выявить и устранить недостатки в работе судов, которые повлекли за собой материальную ответственность государства.

Обобщение показало, что в судах Свердловской области нет единообразного учета дел. Так, гражданские дела о принудительной госпитализации в психиатрический стационар и о принудительном психиатрическом освидетельствовании регистрируются под различными индексами ("2", "4", "6", "14"). Новый Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации обязывает суды заводить и регистрировать их как гражданские дела.

Закон Российской Федерации "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" от 02.07.1992 N 3185-1 предусматривает исключительно судебный порядок принудительной госпитализации лица в психиатрический стационар, ее продления и принудительного психиатрического освидетельствования (ст. 23, 29, 32 — 35 Закона, гл. 35 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Он применяется, если само лицо не согласно на госпитализацию (продление), освидетельствование или если не согласен на госпитализацию (ее продление), освидетельствование его законный представитель (ст. 23, 29 Закона).

Данные дела должны рассматриваться в порядке особого производства (ст. 262 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

 

1. Законодательство, регулирующее вопросы

оказания психиатрической помощи

 

Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950;

Закон Российской Федерации "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" от 02.07.1992 N 3185-1 (с изм. и доп. от 21.07.1998, 25.07.2002, 10.01.2003), введен в действие с 01.01.1993;

Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22.07.1993 N 5487-1 (с изм. и доп. от 24.12.1993, 02.03.1998, 20.12.1999, 02.12.2000, 10.01.2003, 27.02.2003, 30.06.2003), введены в действие с 19.08.1993;

Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 N 138-ФЗ (с изм. и доп. от 30.06.2003), введен в действие с 01.02.2003;

Федеральный закон "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" от 31.05.2001 N 73-ФЗ (с изм. и доп. от 30.12.2001), введен в действие с 31.05.2001;

Приказ Минздрава Российской Федерации "О скорой психиатрической помощи" от 08.04.1998 N 108;

Приказ Минздрава Российской Федерации "О комиссиях по рассмотрению жалоб граждан по оказанию психиатрической помощи" от 23.11.1999 N 419;

Приказ Минздрава Российской Федерации "О психиатрической помощи" от 16.09.2003 N 438.

Комментарий к Закону Российской Федерации "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании", Гражданскому кодексу и Уголовному кодексу Российской Федерации (в части, касающейся лиц с психическими расстройствами) /Под общ. ред. Т.Б. Дмитриевой. М.: Спарк, 2002. — 383 с. необходимо использовать с поправками на законодательство, принятыми после составления комментария.

В отличие от Закона Российской Федерации "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании", использующего терминологию "госпитализация и освидетельствование в недобровольном порядке", Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации определил судебную госпитализацию и освидетельствование как принудительные. Так их и следует именовать.

 

2. Рассмотрение дел о принудительной госпитализации

гражданина в психиатрический стационар

и о ее продлении

 

2.1 Подсудность.

 

Дела о принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар и о продлении ее срока рассматриваются судом по месту нахождения психиатрического стационара, в который помещен гражданин (ст. 33 Закона, ч. 1 ст. 302 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Они не подсудны мировому судье и должны рассматриваться районным (городским) судом.

 

2.2 Лица, участвующие в деле.

 

А. Заявитель.

Заявителем выступает лечебное психиатрическое учреждение.

С заявлением о принудительной госпитализации в психиатрический стационар или о продлении срока принудительной госпитализации гражданина может обращаться только лечебное психиатрическое учреждение, в которое уже помещен гражданин, страдающий психическим заболеванием. К таким учреждениям относятся психиатрические стационары, больницы общего профиля с психиатрическим отделением, психоневрологические диспансеры, в составе которых имеется психиатрическое отделение.

Не могут обращаться с заявлением прокурор, другие лица, организации, в том числе психоневрологические диспансеры, консультации, которые оказывают только амбулаторную психиатрическую помощь. В принятии заявлений от таких лиц, органов и учреждений надлежит отказывать по п. 1 ч. 1 ст. 134 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Заявление подается от имени психиатрического лечебного учреждения и должно быть подписано руководителем этого учреждения или его заместителем.

Заявление подается в суд представителем этого учреждения (ч. 2 ст. 33 Закона, ч. 1 ст. 302 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Полномочия руководителя определены в положении о соответствующем учреждении, утвержденном в установленном порядке, и подтверждаются служебным удостоверением. Полномочия иного лица, которому поручено подать заявление, должны быть специально оговорены в доверенности, выданной в соответствии с требованиями закона (ст. 185 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 54 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В суде выступает представитель заявителя. Поэтому не следует именовать его "лечащий врач", "заведующий отделением" и т.п. Такую ошибку допускал Орджоникидзевский районный суд г. Екатеринбурга и другие суды. Если возникает необходимость получить от лечащего врача, заведующего отделением и других лиц лечебного учреждения в судебном заседании какие-то сведения о необходимых фактах, то суду необходимо допросить их в качестве свидетелей.

 

Б. Заинтересованное лицо.

Это лицо, в отношении которого поставлен вопрос о принудительной госпитализации в психиатрический стационар или о продлении срока принудительной госпитализации. Не следует его именовать "третьим лицом", "ответчиком", "больным" и т.п.

 

В. Представитель заинтересованного лица.

В соответствии со ст. 7 Закона гражданин при оказании ему психиатрической помощи вправе пригласить по своему выбору представителя для защиты своих прав и законных интересов. Защиту прав и законных интересов гражданина может осуществлять также адвокат. Закон определяет договорное (добровольное) представительство.

Однако ч. 2 ст. 304 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации устанавливает обязательное участие представителя гражданина в суде. Следовательно, в силу ст. 4 Федерального закона "О введении в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации", если у заинтересованного лица нет представителя, то в этом случае суд на основании ст. 50 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации назначает адвоката в качестве его представителя.

Представитель заинтересованного лица для подтверждения своих полномочий должен представить суду доверенность, оформленную в соответствии с требованиями закона. Обобщение показало, что распространенной ошибкой в ряде судов является привлечение родственников заинтересованных лиц в качестве их представителей без надлежащих полномочий.

Если представляет интересы заинтересованного лица адвокат, то к материалам гражданского дела должен быть приложен ордер. В практике встречаются единичные случаи нарушения этого требования. Так, по делу N 2-149/2003, рассмотренному городским судом г. Лесного, участвовал адвокат Коноплянник М.В., однако ордера в деле нет.

Закон при оказании психиатрической помощи предусматривает обязательное представительство лиц до 14 лет и лиц, признанных решением суда недееспособными, их законными представителями (ст. 5, 11, 23, 26, 28 Закона, ч. 5 ст. 37 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Однако в законе нет упоминания об обязательном представительстве в суде несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет. Поэтому судья должен иметь в виду, что для добровольного освидетельствования или добровольной госпитализации достаточно согласия самого несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет. Однако при рассмотрении дела о принудительном освидетельствовании, принудительной госпитализации или ее продлении в отношении такого лица его права и интересы в суде должен представлять его законный представитель (родители, усыновители, опекуны, попечители или иные лица, которым это право предоставлено федеральным законом). При этом судья обязан привлечь к участию в деле самого несовершеннолетнего (ч. 3 ст. 37 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Аналогично должен решаться вопрос и в отношении граждан, признанных решением суда ограниченно дееспособными.

 

Г. Прокурор.

Закон указывает на обязательное участие прокурора при рассмотрении дел о принудительной госпитализации гражданина (ч. 3 ст. 34 Закона, ч. 2 ст. 304 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Указанное требование распространяется и на дела о продлении срока принудительной госпитализации, а также о принудительном освидетельствовании. Суды в абсолютном большинстве случаев не допускали такого нарушения и надлежащим образом извещали прокурора о рассмотрении гражданских дел.

Иногда суды незаконно расширяли круг участвующих в деле лиц. Синарский районный суд г. Каменска-Уральского допустил к участию в деле представителя ОАО "КУЗОЦМ", работодателя Т., в отношении которой рассматривалось заявление о принудительной госпитализации. В основу решения об удовлетворении заявления были положены и показания этого представителя о поведении Т. на работе. Между тем это лицо не являлось лицом, участвующим в деле, и в силу ст. 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации его показания не могли являться доказательствами. В качестве свидетеля он в установленном порядке не был допрошен.

 

2.3 Форма и содержание заявления.

 

Подаваемое в суд заявление должно соответствовать общим требованиям, предъявляемым к подаче заявления, подлежащего рассмотрению в порядке особого производства. Вместе с тем заявление должно содержать полное обоснование необходимости принудительной госпитализации в психиатрический стационар (ее продлении) со ссылкой на заключение комиссии врачей-психиатров и на иные данные (основания и фактические данные, на которых они основаны).

Сысертский районный суд рассмотрел заявление о принудительном психиатрическом освидетельствовании в отношении К. (N 6-33/2003), в адрес лечебного учреждения вынес частное определение, в котором указал на несоответствие поданного в суд заявления требованиям Приложения N 3 к Закону. Суд не учел, что такого Приложения не существует, а несоблюдение общих требований, предъявляемых к заявлению и прилагаемым к нему документам (ст. 131, 132 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), является основанием для оставления заявления без движения.

 

2.4 Сроки для подачи заявления.

 

Закон обязывал предоставить заявление в суд в течение 72 часов с момента помещения гражданина в психиатрический стационар (ст. 32, 33 Закона). Однако Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации указанный срок сократил до 48 часов (ч. 1 ст. 303 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) и не предусматривает каких-либо отступлений от этого срока, в частности, в связи с выходными и праздничными днями. На практике психиатрические учреждения допускают нарушения данного требования. По материалам некоторых дел невозможно установить дату госпитализации гражданина.

Судья в случае нарушения срока предъявления заявления не может отказать в принятии заявления по этому основанию, однако это обстоятельство должно служить основанием для вынесения частного определения (ст. 226 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Таким правом суды не пользовались, хотя основания для этого были (Орджоникидзевский, Октябрьский районные суды г. Екатеринбурга, городской суд г. Лесного).

Аналогичное правило о сроках должно применяться и при продлении срока такой госпитализации. В этом случае срок должен исчисляться со дня окончания срока госпитализации.

Такая необходимость возникает потому, что решение суда об удовлетворении заявления является узаконением всего принудительного нахождения гражданина в психиатрическом стационаре.

 

2.5 Документы, прилагаемые к заявлению.

 

К заявлению о принудительной госпитализации или продлении срока принудительной госпитализации должно быть приложено мотивированное заключение комиссии врачей-психиатров о необходимости пребывания гражданина в психиатрическом стационаре (ч. 2 ст. 33 Закона, ч. 2 ст. 302 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Заключение должно содержать обстоятельный анализ состояния больного и обоснование необходимости пребывания больного в стационаре, а в случае продления принудительной госпитализации — обоснование продления данной госпитализации. Однако на практике указанное требование закона не всегда соблюдается. Заключения КЭК психиатрической больницы N 26 не отвечают требованиям закона, содержат в себе лишь дату, данные о больном, диагноз и фразу о нуждаемости в принудительной госпитализации. Однако Орджоникидзевский районный суд г. Екатеринбурга такие заключения принимает и основывает на них свои решения об удовлетворении заявления.

Учитывая, что закон обязывает приложить к заявлению мотивированное заключение комиссии врачей-психиатров, суд в соответствии со ст. 136 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при отсутствии мотивированного заключения должен оставить заявление без движения, предоставляя заявителю минимально разумный срок для устранения недостатков.

Заключение комиссии врачей-психиатров о принудительной госпитализации должно носить доказательный характер, т.е. помимо диагноза и описания состояния гражданина должно содержать изложение конкретных фактов об имевших место действиях, высказываниях, особенностях поведения лица, страдающего психическим расстройством, на основании которых принято решение о необходимости принудительной госпитализации. Иными словами, каждый врач-психиатр, принимающий решение о принудительной госпитализации, должен составить предметное доказательное описание, из которого с достаточной степенью определенности можно было бы заключить, что оно соответствует одному из трех критериев, приведенных в ст. 29 Закона и являющихся основанием для принудительной госпитализации. В развернутом описании психического статуса должно быть указано, какому (каким) из критериев ("а", "б", "в") оно соответствует. Заключение комиссии врачей-психиатров записывается в историю болезни.

В заключении должна обязательно указываться дата. Подписи комиссии врачей-психиатров в заключении удостоверяются печатью лечебного учреждения (по аналогии со ст. 25 Федерального закона "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации"). Несоблюдение этих требований следует расценивать как отсутствие заключения, влекущее оставление заявления без движения.

Однако суды рассматривают дела без устранения указанных недостатков, удовлетворяя заявления о принудительной госпитализации. Например, городской суд г. Лесного удовлетворил заявление ПНД ЦМСЧ-91 о принудительной госпитализации П. по заключению комиссии врачей-психиатров, которое не имеет даты (N 2-384/2003). А дело N 2-5397/2003 рассмотрено Орджоникидзевским районным судом г. Екатеринбурга по заключению, в котором подписи членов комиссии не удостоверены печатью. По делу N 2-5965/2003, рассмотренному этим же судом, о принудительной госпитализации С. заключение комиссии не только скреплено треугольным штампом для больничных листов и справок, но и вообще не содержит никакого обоснования вывода о том, что С. нуждается в такой госпитализации: указано основание — "п. "а", "в" ст. 29 Закона Российской Федерации "О психиатрической помощи…" и указан диагноз — "острое полиморфное психотическое расстройство с симптомами шизофрении". Более никаких сведений данное заключение не содержит.

Кроме заключения к заявлению должны быть приложены другие документы, на основании которых сделано заключение комиссии врачей-психиатров и которые подтверждают обоснованность вывода о необходимости принудительной госпитализации гражданина или продления ее срока. Например, выписки из истории болезни, если лицо ранее находилось под наблюдением того или иного лечебного учреждения или врача, документы, имеющиеся в распоряжении правоохранительных органов, свидетельствующие о неадекватном поведении данного лица, служебные письма и т.п.

В практике возник вопрос: каким должен быть количественный состав комиссии врачей-психиатров, законно ли заключение комиссии врачей-психиатров, в состав которой входит два врача-психиатра? Закон ответа на этот вопрос не содержит.

Ответ следует искать в понятии комиссионной экспертизы (ст. 83 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), которое допускает проведение комиссионной экспертизы 2 или более экспертами в одной области знаний. Это соответствует и ст. 21 Федерального закона "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации".

Европейский Суд по правам человека указывает на то, что закон требует, чтобы суды рассматривали все дела о принудительной госпитализации на основании медицинских документов, являющихся существенной гарантией от произвольной госпитализации. Тем не менее, в большинстве случаев заявитель предоставлял суду заявление с заключением без предоставления таких документов, и суд удовлетворял эти заявления. Для правильного рассмотрения заявления судья должен обязать заявителя представить до рассмотрения дела такие документы. Если таких документов не окажется либо они не будут представлены, судья обязан отказать в удовлетворении заявления о принудительной госпитализации (ее продлении).

Если заявитель не может представить в суд медицинские документы до дня рассмотрения дела, то данные документы должны быть обязательно представлены судье в день рассмотрения данного дела. Непредставление документов или их недостаточность является основанием для отказа в удовлетворении заявления.

Если психическое состояние гражданина не позволяет ему участвовать в судебном заседании непосредственно в помещении суда, психиатрическое лечебное учреждение в заявлении должно об этом указать, и гражданское дело должно рассматриваться в помещении психиатрического стационара. Поэтому судьи должны требовать от заявителей указывать данное обстоятельство в заявлении о принудительной госпитализации либо представлять об этом информационный документ.

 

2.6 Основания для принудительной госпитализации в психиатрический стационар (ее продления).

 

Обстоятельства, подлежащие доказыванию, прописаны в Законе.

 

А. Для принудительной госпитализации необходима совокупность трех условий:

1. наличие у лица тяжелого психического расстройства;

2. обследование или лечение данного лица возможно только в условиях стационара;

3. тяжелое психическое расстройство лица обуславливает:

а) его непосредственную опасность для себя и окружающих, или

б) его беспомощность, т.е. неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, или

в) существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи.

В связи с делом Р. против России Европейским Судом решен и вопрос о соответствии ст. 29 Закона международному праву: "…Суд не согласен с заявителем в том, что Закон Российской Федерации "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании", в частности, его положения о недобровольной госпитализации, не отвечает требованиям правовой определенности, вытекающим из Конвенции. В соответствии с этим принципом, закон должен быть достаточно ясным, чтобы предоставлять гражданину информацию о правилах поведения, но абсолютной конкретизации не требуется" (см. решение по делу The Sunday Times v. the United Kingdom (no. 1) от 26 April 1979, Series A no. 30, § 49).

Статья 29 Закона Российской Федерации "О психиатрической помощи…" позволяет применять недобровольную госпитализацию, если, кроме прочего, "психическое заболевание является тяжким и может привести к непосредственной опасности лица для окружающих". С точки зрения Суда, для законодателя необязательно исчерпывающим образом определять понятие "опасность", поскольку невозможно в законе определить весь перечень возможных условий, которые могут представлять собой такую угрозу.

Как указал Европейский Суд, медицинские документы являются существенной гарантией "от произвольного задержания …властные органы должны также выполнять требования, налагаемые на них национальным законодательством относительно задержания" (см. Van der Leer v. the Netherlands, решение от 21 February 1990, Series A no. 170-A, § 23 — 24; Wassink v. the Netherlands, решение от 27 September 1990, Series A no. 185-A, § 27; Erkalo v. the Netherlands, решение от 2 September 1998, Reports of Judgments and Decisions, 1998 — VI, § 57). "Прежде всего, это компетенция национальных органов, в частности суда, толковать и применять национальный закон. Однако, поскольку согласно статье 5 § 1 неисполнение требований национального закона ведет к нарушению Конвенции, следовательно, Суд может и должен использовать свою компетенцию для рассмотрения такого требования, заявленного в жалобе (см. Benham v. the United Kingdom, решение от 10 June 1996, Reports, 1996 — III, § 41)".

Статью 29 Закона суд обязан применить правильно, проверив законность заявления о принудительной госпитализации (продлении, освидетельствовании) гражданина.

Для удовлетворения заявления необходимо, чтобы имелись все 3 условия принудительной госпитализации одновременно.

 

1 условие. Наличие у лица тяжелого психического расстройства.

В психиатрии тяжесть психического расстройства определяется по:

— наличию нарушений психотипического уровня (психоза);

— наличию выраженного психического дефекта (врожденная умственная отсталость, приобретенное слабоумие, выраженные изменения личности);

— наличию менее глубоких расстройств, если они дают основания квалифицировать состояние как тяжелое лишь в тех случаях, когда эти расстройства по выраженности достигают психического уровня.

Тяжелое психическое расстройство может быть конкретным заболеванием (например, шизофрения), а может им (конкретным заболеванием) и не быть (например, острое бредовое психотическое расстройство).

Поэтому заключение врачей-психиатров должно содержать указание на тяжесть психического расстройства гражданина и критерий определения такой тяжести и указывать его название.

Орджоникидзевский районный суд г. Екатеринбурга удовлетворил заявление о принудительной госпитализации Ш., сославшись на заключение комиссии врачей-психиатров, в котором указано, что заинтересованному лицу поставлен диагноз: хроническое душевное заболевание (N 2-5779/2003).

Между тем Международная классификация болезней десятого пересмотра (МКБ-10) не содержит такого заболевания, как хроническое душевное заболевание. Подобная ошибка допущена и по делу N 2-5659/2003 этого же суда.

По делу о госпитализации С., рассмотренному Орджоникидзевским районным судом г. Екатеринбурга (N 2-5965/2003), в заключении врачей-психиатров без описания и обоснования было указано: "диагноз: тяжелое психическое заболевание, подозрение на шизофрению". На вопрос прокурора в судебном заседании, какой же все-таки у С. диагноз, представитель заявителя (лечащий врач С.) указала, что диагноз шизофрения врачи не могут поставить до проведения лечения и его комиссионного обследования. Таким образом, суду представлено ненадлежащее заключение, без фактического освидетельствования и установления наличия у С. тяжелого психического расстройства.

Из вышеприведенного следует сделать следующие выводы:

— заключение врачей-психиатров должно содержать указание на то, что гражданин страдает тяжелым психическим расстройством;

— в заключении должны быть указаны (описаны, обоснованы) критерии, по которым определена тяжесть психического расстройства;

— указанный в заключении диагноз не должен противоречить МКБ-10, класс V "Психические расстройства и расстройства поведения";

— указанный в заключении диагноз при наличии указанных выше данных судом не должен ставиться под сомнение. Если диагноз оспаривается заинтересованным лицом (его представителем), то оба заявления следует рассматривать по правилам гл. 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, с назначением и проведением экспертизы по диагнозу гражданина и наличию у него тяжелого психического расстройства.

 

2 условие. Обследование или лечение данного лица возможно только в условиях стационара.

Второе условие заключается в том, что:

— принудительная госпитализация осуществляется только в психиатрический стационар, а не в другое психиатрическое, и тем более иное медицинское учреждение;

— она имеет место, когда тяжесть психического расстройства делает возможным обследование и лечение только в стационарных условиях.

 

3 условие. Тяжелое психическое расстройство лица обуславливает:

А) его непосредственную опасность для себя и окружающих, или

Б) его беспомощность, т.е. неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, или

В) существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи.

Таким образом, третье условие имеет три критерия, каждый из которых образует третье условие для принудительной госпитализации. Они могут применяться и в совокупности между собой.

 

Критерий непосредственной опасности для себя или окружающих.

По направленности опасности обычно выделяют лиц: 1) опасных одновременно для себя и окружающих, 2) опасных для окружающих, 3) опасных для себя. Во всех случаях имеется в виду непосредственная опасность. Это должно обосновываться врачом в конкретном описании состояния лица с указанием на его особенности, высказывания или действия, свидетельствующие о такой опасности. Простого указания, что больной опасен, недостаточно.

 

Критерий беспомощности, т.е. неспособности самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности.

Он применим к лицам, страдающим тяжелыми психическими расстройствами в виде психотических проявлений или глубоких личностных изменений, врожденного или приобретенного слабоумия, которые обуславливают отсутствие или утрату бытовых и социальных навыков: невозможность элементарного самообслуживания, обеспечения себя пищей, одеждой и прочим. Такие больные расцениваются как представляющие "пассивную опасность" для себя, т.е. причиняющие себе ущерб не путем активных действий — самоубийства или членовредительства, а в результате пренебрежения заботой о своих интересах.

 

Критерий причинения существенного вреда здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи.

Речь идет о состояниях, при которых нет непосредственной опасности для себя или окружающих, хотя необходимость лечения таких больных в условиях стационара представляется очевидной. Оставление больного без психиатрической помощи, если он отказывается от лечения, может вести к прогрессированию обострения или приступа, что приносит существенный вред его здоровью.

Следует иметь в виду, что Закон не выделяет ни один из приведенных в ст. 29 трех критериев в качестве главного. Они в равной степени могут служить основанием для принудительной госпитализации.

Кроме этих критериев должно быть наличие факта принудительности применения этих мер: Закон, гл. 35 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации применяются, если само лицо не согласно на госпитализацию (продление), освидетельствование или если не согласен на госпитализацию (ее продление), освидетельствование его законный представитель (ст. 23, 29 Закона). В случае, когда гражданин по психическому состоянию не может выразить свое отношение к госпитализации (т.е. обратиться с просьбой или дать согласие на это), госпитализация должна оформляться как принудительная. Если гражданин в суде заявит, что он согласен на госпитализацию (ее продление), суд обязан вынести решение об отказе в удовлетворении заявления о принудительной госпитализации (ее продлении).

Однако следует иметь в виду, что если такое согласие дается в состоянии, когда личностное отношение к факту госпитализации практически установить невозможно, но при этом легко можно склонить больного к подписи под документом о согласии или получить его в суде, такое "согласие" не может быть учтено. Это следует иметь в виду как при рассмотрении жалоб на незаконное помещение гражданина на лечение в психиатрическое учреждение, как в добровольном порядке, так и при его заявлении в судебном заседании о согласии на госпитализацию, в связи с чем заявитель отказывается от поданного в суд заявления.

Неправильно поступил при рассмотрении дела о принудительной госпитализации П. Верх-Исетский районный суд г. Екатеринбурга. Так, согласно протоколу судебного заседания, после слов П.: "Я считаю, что я здоров", на вопрос суда П. сразу дает согласие на госпитализацию. И суд больше ничего не выяснял и, получив отказ от заявления, прекратил производство по делу (N 14-4/2003). Так же поступил этот суд и по делу о принудительной госпитализации П. в связи с отказом заявителя от своих требований — без выяснения причин отказа (N 14-6/2003). Аналогичную ошибку допустил и Первоуральский городской суд: получив заявление от заявителя о прекращении дела, участников процесса не заслушал и прекратил производство по делу о принудительной госпитализации Б., указав, что она дала письменное согласие на госпитализацию (N 2-2321/2003). Подобные ошибки в последующем могут привести к росту жалоб на действия врачей-психиатров, поскольку после прекращения производства по делу гражданин будет помещен в психлечебницу как давший согласие, да еще в присутствии суда.

 

Б. Согласно ч. 1 ст. 36 Закона пребывание лица в психиатрическом стационаре в недобровольном порядке продолжается только в течение времени сохранения оснований принудительной госпитализации, по которым она была проведена. Если в ходе лечения помещенный в стационар перестал подпадать под эти основания, он не должен больше принудительно содержаться. Если они сохраняются, то по результатам освидетельствования осуществляется продление принудительной госпитализации. Оно проводится по правилам принудительной госпитализации в судебном порядке.

Основания и частота продления принудительной госпитализации установлены в ст. 36 Закона: в течение 6 месяцев с момента помещения лица в психиатрический стационар в принудительном порядке оно не реже одного раза в месяц подлежит освидетельствованию комиссией врачей-психиатров психиатрического учреждения для решения вопроса о продлении госпитализации. На основании освидетельствования дается заключение комиссии врачей-психиатров о необходимости продления такой госпитализации, представляемое с заявлением в суд. В дальнейшем решение о продлении госпитализации должно рассматриваться в суде ежегодно; заключение о продлении должно основываться на освидетельствованиях, проводимых не реже 1 раза в 6 месяцев. К заключению должны быть приложены документы психиатрического освидетельствования гражданина после помещения его в психиатрический стационар в принудительном порядке.

Судам следует также иметь в виду, что продление принудительной госпитализации лица по вновь возникшим основаниям, а не по основаниям его принудительной госпитализации, недопустимо.

 

2.7 Принятие заявления к производству суда.

 

Иногда судьи в нарушение требований ст. 133 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не выносят определения о принятии заявления к производству суда (Октябрьский районный суд г. Екатеринбурга, Синарский районный суд г. Каменска-Уральского, Сысертский районный суд, Новоуральский городской суд).

Принимая заявление (возбуждая дело) о принудительной госпитализации в психиатрический стационар, суд одновременно продлевает пребывание гражданина в психиатрическом стационаре на срок, необходимый для рассмотрения в суде, но не более чем на 5 дней (ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 34 Закона, ч. 2 ст. 303, ч. 1 ст. 304 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Данное действие должно находить отражение в определении о принятии заявления к производству. Подпись судьи на принятом заявлении под словами: "Пребывание гражданина в психиатрическом стационаре на срок, необходимый для рассмотрения заявления в суде, санкционирую", — является недопустимой, поскольку указанная фраза не подменяет вынесение определения о санкционировании пребывания гражданина в психиатрическом стационаре. Такое нарушение допустил Новоуральский городской суд по делу N 6-1/2003 о принудительной госпитализации К.

Незаконным является и указание в определении о продлении пребывания в психиатрическом стационаре до вступления решения в законную силу. Так незаконно поступил судья городского суда г. Лесного по делу N 2-384/2003 о принудительной госпитализации П.

 

2.8 Рассмотрение дела.

 

Следует считать, что в связи с очень кратким сроком рассмотрения дел этих категорий подготовка по ним в обычном смысле не проводится и дело рассматривается по представленным документам, на которых судья и основывает свой вывод об удовлетворении заявления или об отказе в его удовлетворении.

В федеральных законах не содержится указаний на рассмотрение этих дел в закрытом судебном заседании. Поэтому в силу ст. 10 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебный процесс может быть закрытым только по заявленному об этом ходатайству, если рассмотрение дела в открытом процессе способно помешать правильному разбирательству дела либо повлечь за собой разглашение сведений о диагнозе гражданина или нарушение его прав и законных интересов.

При рассмотрении гражданских дел о принудительном освидетельствовании, принудительной госпитализации или о продлении срока принудительной госпитализации не требуется проведение судебно-психиатрической экспертизы. Если же диагноз, установленный комиссией врачей-психиатров, оспаривается гражданином и он по этому основанию обжалует помещение его в стационар, то оба заявления рассматриваются судом по правилам главы 25 Гражданского процессуального кодекса с назначением судебно-психиатрической экспертизы.

Судебное заседание проводится в помещении суда или психиатрического стационара. Заявление о недобровольной госпитализации рассматривается в помещении суда, если лицо, госпитализированное в психиатрический стационар, может по состоянию здоровья явиться в суд. Однако если его психическое состояние не позволяет ему участвовать в судебном заседании непосредственно в помещении суда, психиатрическое лечебное учреждение в заявлении делает об этом запись и гражданское дело должно рассматриваться в помещении психиатрического стационара. Поэтому судьи должны требовать от заявителей указывать данное обстоятельство в заявлении о принудительной госпитализации либо представлять об этом информационный документ. Практика показывает, что судьи не только не выясняют этого обстоятельства, но и при наличии указания в заявлении о невозможности явки в суд больного судья рассматривает дело в здании суда.

Так, Сысертский районный суд, проигнорировав указание Сысертской психиатрической больницы о том, что "Ч. по своему состоянию не может быть представлена на судебное разбирательство в здание суда", назначил и рассмотрел дело без выезда в стационар (N 6-22/2003).

Орджоникидзевским районным судом г. Екатеринбурга 15.09.2003 удовлетворено заявление о принудительной госпитализации С. Дело рассмотрено без его участия в судебном заседании в помещении суда. Данных о невозможности С. явиться в суд материалы дела не содержат. Данных об извещении С. о рассмотрении дела также нет. При этом в протоколе указаны данные С., как явившегося в судебное заседание. Ни одного его слова, ни одного вопроса к нему протокол судебного заседания не содержит (N 2-5965/2003).

Срок рассмотрения гражданских дел о принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар или о продлении срока принудительной госпитализации — 5 дней с момента принятия заявления (ч. 1 ст. 34 Закона, ч. 1 ст. 304 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Однако данное требование закона не всегда соблюдалось. Не учитывалось судами то, что, нарушая сроки рассмотрения дел, суды одновременно допускают незаконное пребывание граждан в психиатрическом стационаре.

Показательным примером нарушения срока рассмотрения дела о принудительной госпитализации, повлекшего взыскание морального вреда международным судом с России, является дело Р., рассмотренное Орджоникидзевским районным судом г. Екатеринбурга только через 39 дней после госпитализации.

Европейский Суд указал: "…Р. указывала, что в течение 39 дней с момента ее госпитализации она не имела доступа к суду. Этот период нарушал не только требования Закона о психиатрической помощи, но был также слишком длинным в абсолютном смысле. С точки зрения заявителя, национальный суд бездействовал в течение всего этого периода, что противоречит статье 5 § 1(e) Конвенции, которая устанавливает: "1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и порядке, установленном законом:

(e) законное заключение под стражу душевнобольных…".

Суд отметил, что в соответствии со статьей 34.1 Закона Российской Федерации "О психиатрической помощи…" судья может издать постановление об удовлетворении или отказе в удовлетворении заявления больницы в течение пяти дней с момента получения этого заявления. В данном деле стационар подал заявление о вынесении постановления 26 сентября 1999, но постановление было принято Орджоникидзевским районным судом г. Екатеринбурга только 5 ноября 1999 года, по прошествии 39 дней с момента госпитализации. Поэтому госпитализация заявителя не соответствовала порядку, установленному законом. Соответственно, имело место нарушение статьи 5.1 Конвенции.

Р. также указывала на то, что судебный контроль за законностью госпитализации не отвечал требованиям статьи по эффективности, справедливости и незамедлительности. Она также указала, что согласно Закону Российской Федерации "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" госпитализированное лицо не имеет права инициировать судебную процедуру на предмет проверки законности госпитализации. В отношении этих требований заявитель ссылалась на статью 5 § 4 Конвенции, которая устанавливает: "Каждый, кто лишен свободы в результате ареста или заключения под стражу, имеет право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу и на освобождение, если его заключение под стражу признано судом незаконным". Суд отметил, что основная гарантия статьи 5 § 4 состоит в том, что госпитализированное лицо должно иметь право самостоятельно возбуждать процедуру судебного контроля за его госпитализацией (см., например, решение по делу Musial v. Poland, от 25 марта 1999, Reports, 1999 — II, § 43).

Администрация психиатрического стационара, действуя в соответствии со статьей 33.2 Закона Российской Федерации "О психиатрической помощи…", обращается с заявлением о судебном контроле за законностью госпитализации. Закон не позволяет заявителю обращаться в суд самостоятельно. Вместо этого, инициатива подачи заявления в суд возлагается исключительно на медицинских работников. Однако статья 5 § 4 требует прежде всего независимого правового механизма, по которому госпитализированное лицо может предстать перед судьей, который примет решение на предмет законности госпитализации. Когда это средство существует, доступ госпитализированного лица к судье не должен зависеть от волеизъявления госпитализирующих органов. Поскольку правовой механизм, содержащийся в статьях 33 — 35 Закона Российской Федерации "О психиатрической помощи…" и закрепляющий, что пациент стационара предстает перед судом автоматически, призван быть эффективным механизмом против произвольной госпитализации, он будет до тех пор недействующим, пока не будет содержать базовых гарантий статьи 5 § 4. Дополнительные гарантии не устраняют необходимость обеспечивать основные гарантии. Из Закона Российской Федерации "О психиатрической помощи…" не следует, что заявитель имела непосредственное право обжаловать правомерность госпитализации и требовать освобождения. Статьи 47 и 48 Закона "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" признают право госпитализированного лица обжаловать действия медицинских сотрудников в целом, а статья 5 § 4 Конвенции требует специального средства защиты права на свободу госпитализированного лица.

Поэтому суд пришел к выводу, что заявителю не было предоставлено право инициировать судебный процесс самостоятельно, как этого требует статья 5 § 4 Конвенции. Соответственно, имело место нарушение данного положения".

Из этого нужно сделать вывод о том, что при несогласии с заявлением и заключением комиссии врачей-психиатров о необходимости принудительной госпитализации в психиатрический стационар (а также при ее продлении) заинтересованное лицо вправе инициировать в этом процессе вопрос о законности такой госпитализации подачей заявления по правилам главы 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (обжалование действий). При несогласии такое право судья обязан разъяснить заинтересованному лицу и его представителю (адвокату). При подаче такого заявления дело не подлежит рассмотрению в порядке особого производства. Оно должно быть по обоим требованиям рассмотрено по правилам главы 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. В этом случае не будет нарушено международное право и будет дело разрешено в соответствии с законодательством России. При обоснованности жалобы суд ее удовлетворяет и отказывает в принудительной госпитализации, при необоснованности — отклоняет ее (оставляет без удовлетворения) и удовлетворяет заявление о принудительной госпитализации (ее продлении).

Европейский суд также указал, что независимо от качества проведения судебных процедур (проводились ли они "незамедлительно") нарушение положений статьи 5 § 1, 4 Конвенции является основанием для удовлетворения требования Р. в этой части.

Интересна мотивация международного суда о компенсации морального вреда: "Статья 41 Конвенции предусматривает: "Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне". Заявитель требовала 10000 евро в качестве компенсации морального вреда. Она ссылалась на то, что испытывала эмоциональное потрясение и беспокойство, вызванное помещением в психиатрический стационар. Она подчеркивала, что также испытывала беспомощность из-за того, как происходила госпитализация и невозможности оспорить ее. Правительство не согласилось с заявленной суммой, считая ее чрезмерной и указав, что возможные процессуальные нарушения в деле не привели к нарушению ее неотъемлемых прав.

Суд считает, что некоторые формы морального ущерба, включая эмоциональную подавленность, по самой их природе не всегда могут быть подтверждены какими-либо доказательствами (см. Abdulaziz, Cabales and Balkandali v. the United Kingdom, решение от 28 May 1985, Series A no. 94, § 96). В данном деле логично предположить, что заявитель испытывала подавленность, беспокойство и депрессию по причине ее госпитализации на достаточно большой период, которые не были основаны на судебном решении.

По этим основаниям Суд единогласно

1. Постановил, что имело место нарушение статьи 5.1 Конвенции;

2. Постановил, что имело место нарушение статьи 5.4 Конвенции;

3. Постановил, что государство-ответчик должно выплатить заявителю в течение трех месяцев с даты, когда решение станет окончательным в соответствии со статьей 44 § 2 Конвенции, 3000 евро (три тысячи евро) в счет компенсации морального вреда в пересчете на национальную валюту государства-ответчика по курсу на день выплаты, плюс все налоги, которыми может облагаться данная сумма".

Обобщение показало, что с нарушением сроков дела рассмотрены следующими судами:

 

┌───────────────────────────────┬───────────────┬───────────────┐

│         Наименование          │  Количество   │ С нарушением  │

│             суда              │      дел      │     срока     │

├───────────────────────────────┼───────────────┼───────────────┤

│Новоуральский городской суд    │              4│              3│

├───────────────────────────────┼───────────────┼───────────────┤

│Синарский   районный   суд   г.│              6│              3│

│Каменска-Уральского            │               │               │

├───────────────────────────────┼───────────────┼───────────────┤

│Сысертский районный суд        │              5│              4│

├───────────────────────────────┼───────────────┼───────────────┤

│Пригородный районный суд       │              1│              1│

├───────────────────────────────┼───────────────┼───────────────┤

│Городской суд г. Лесного       │              6│              1│

├───────────────────────────────┼───────────────┼───────────────┤

│Ревдинский районный суд        │              1│              1│

├───────────────────────────────┼───────────────┼───────────────┤

│Верх-Исетский районный суд     │              6│              2│

│г. Екатеринбурга               │               │               │

├───────────────────────────────┼───────────────┼───────────────┤

│Октябрьский районный суд       │              8│              1│

│г. Екатеринбурга               │               │               │

└───────────────────────────────┴───────────────┴───────────────┘

 

2.9 Решение суда.

 

В результате рассмотрения дела судья выносит решение, которым либо удовлетворяет заявление, либо отказывает в его удовлетворении. Однако некоторые судьи до настоящего времени выносят постановления (Ирбитский районный суд, Синарский районный суд г. Каменска-Уральского, Сысертский районный суд) или определения (Сысертский районный суд).

Недопустимо указание в решении суда о принудительной госпитализации вида психиатрического стационара. Так, Сысертский районный суд удовлетворил заявление Сысертской психиатрической больницы о принудительной госпитализации С., при этом определил ее в психиатрический стационар общего типа (N 6-4/2003). Определение судом вида стационара неправомерно, поскольку стационар общего типа является одним из видов учреждений, в которые помещают лиц, к которым применены принудительные меры медицинского характера (ст. 99 Уголовного кодекса Российской Федерации).

Решение суда должно быть законным и обоснованным. Не всегда принятые решения отвечали этим требованиям.

Судебной коллегией по гражданским делам Свердловского областного суда было отменено постановление Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга о принудительной госпитализации Ш. в психиатрический стационар с вынесением нового решения, которым в удовлетворении заявления о принудительной госпитализации Ш. правомерно отказано. В акте освидетельствования Ш. комиссией врачей-психиатров, установившей диагноз "шизофрения, параноидная форма", не указано, что Ш. страдает тяжелым психическим расстройством, а суд не вправе устанавливать тяжесть подобного расстройства. Кроме того, заявителем не было доказано, что имеющееся у Ш. психическое заболевание обуславливает непосредственную опасность для больной и окружающих, или причинит существенный вред ее здоровью вследствие ухудшения психического состояния без помещения в стационар. Из представленных суду заключения комиссии врачей-психиатров и писем больной в различные инстанции это не следует (N 2-1875/2003).

По другому делу Октябрьский районный суд г. Екатеринбурга удовлетворил заявление СОКПБ о принудительной госпитализации Ш., указав, что у нее тяжелое психическое расстройство. Однако в заключении КЭК о его наличии не указано (N 2-2164/2003).

В Верх-Исетский районный суд г. Екатеринбурга с заявлением о принудительной госпитализации Р. обратилась МГПБ N 29, указывая на то, что он страдает тяжелым психическим расстройством — шизофренией параноидной формы, его лечение возможно только в условиях стационара, а наличие тяжелого психического расстройства обуславливает опасность для окружающих и существенный вред здоровью Р. вследствие ухудшения психического состояния, если он будет оставлен без психиатрической помощи. Суд правомерно вынес решение об отказе в удовлетворении заявления, поскольку установил наличие лишь двух условий и отсутствие третьего (не нашло подтверждение то обстоятельство, что тяжелое психическое расстройство у Р. обуславливает опасность для окружающих и для него самого). Неправильное поведение Р. является единичными случаями (не представляет систему) и вытекает из конкретной ситуации, возникшей во взаимоотношениях его с матерью. Его не устраивала работа матери, поскольку вечером она начинала звонить по телефону по служебным делам, а также мать стала встречаться с мужчиной, который ему не нравился, более того, мать стала приходить домой в нетрезвом виде. Причинение себе вреда голоданием не может быть основанием: Р. не ел и в стационаре, а из дома еду приносила мать, он все принесенное ел (N 14-3/2003).

В судебной практике часто встречаются случаи, когда суд не конкретизирует применяемую им норму материального права, а делает лишь ссылку на ст. 29 Закона. Однако этого недостаточно, поскольку необходимо указывать пункт (пункты) данной статьи (п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О судебном решении").

Решение судьи об удовлетворении заявления о принудительной госпитализации является одновременно основанием для состоявшейся госпитализации и основанием для дальнейшего нахождения лица в психиатрическом стационаре (ч. 2 ст. 35 Закона, ч. 2 ст. 305 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Поэтому излишним является указание в резолютивной части решения на то, что госпитализация лица в психиатрический стационар в принудительном порядке признается обоснованной. Указанная формулировка чаще всего присутствует в решениях Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга.

В решении о принудительной госпитализации и продлении срока принудительной госпитализации нельзя указывать на срок стационирования. В силу ч. 1 ст. 36 Закона продолжительность принудительного пребывания лица в психиатрическом стационаре определяется не календарным промежутком времени, а временем, в течение которого сохраняются основания, по которым проводится госпитализация. Если психическое состояние у пациента улучшается и отпадают основания недобровольной госпитализации, то дальнейшее его пребывание в больнице возможно лишь с его согласия либо с согласия его законного представителя.

В силу ч. 1 ст. 193 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации председательствующий разъясняет порядок и срок обжалования решения, о чем в соответствии с п. 13 ч. 2 ст. 229 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации указывается в протоколе судебного заседания. Резолютивная часть решения суда также должна содержать указание на срок и порядок обжалования решения (ч. 5 ст. 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Однако суды указанное требование закона нарушают (Синарский районный суд г. Каменска-Уральского по делам N 6-8/2003, N 2-241/2003, городской суд г. Лесного по делу N 2-241/2003, Октябрьский районный суд г. Екатеринбурга по делу N 2-1875/2003).

 

Резолютивная часть решения о принудительной госпитализации должна излагаться следующим образом:

"Заявление Свердловской областной клинической психиатрической больницы N 1 о принудительной госпитализации в психиатрической стационар Петровой Марии Ивановны, 15.03.1957 года рождения, проживающей в г. Екатеринбурге, ул. Весенняя, д. 24, кв. 67, удовлетворить. Решение может быть обжаловано…".

 

На практике возник вопрос: кем, в каком размере и за счет каких средств должен оплачиваться труд адвоката как представителя заинтересованного лица. До принятия соответствующего нормативного правового акта при решении этих вопросов следует применять по аналогии ст. 25 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", согласно которой труд адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда, оплачивается за счет федерального бюджета. Так, со ссылкой на ст. 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судьей Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга правомерно расходы по оплате труда адвоката Б. взысканы за счет средств федерального бюджета в размере 517 руб. 50 коп. (N 14-4/2003).

 

3. Рассмотрение дел о принудительном

психиатрическом освидетельствовании

 

В практике судов области рассмотрение дел о принудительном психиатрическом освидетельствовании встречалось крайне редко.

При рассмотрении таких дел следует иметь в виду следующее (ч. 5 ст. 25 Закона, ст. 306 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Основания принудительного освидетельствования указаны в ст. 23 Закона. Они такие же, как и для принудительной госпитализации (ее продления).

С заявлением о принудительном освидетельствовании гражданина может обращаться в суд врач-психиатр учреждения, которое оказывает амбулаторную или скорую психиатрическую помощь. Таким лицом может быть участковый психиатр, обслуживающий территорию, на которой проживает гражданин, подлежащий освидетельствованию. В неотложных случаях (при вызове неотложной или скорой психиатрической помощи) в суд может обращаться дежурный врач этого учреждения или врач учреждения, оказывающего неотложную (скорую) психиатрическую помощь, а также главный врач указанного учреждения или его заместитель. Он и является заявителем.

К заявлению должны прилагаться мотивированное заключение врача-психиатра (заявителя) о необходимости такого освидетельствования и другие имеющиеся материалы (заявления родственников этого гражданина, должностных лиц, медицинских работников, других граждан). Приложенные документы должны подтверждать необходимость принудительного освидетельствования.

Дело должно рассматриваться судьей в течение 3 дней со дня подачи заявления.

Единственное представленное на обобщение дело о принудительном освидетельствовании рассмотрено Сысертским районным судом. Суд удовлетворил заявление участкового врача-психиатра о принудительном освидетельствовании К. с грубым нарушением закона. Определение о принятии заявления о принудительном освидетельствовании судьей не было вынесено, как и определение о назначении дела к рассмотрению. Заявление врача-психиатра поступило в суд 30.10.2003 (штамп суда). Дело рассмотрено только 06.11.2003. Более того, прокурор в судебном заседании не участвовал, не участвовал и не извещался о рассмотрении дела К. Вывод суда основан только на показаниях заявителя и его заключении, которые основаны на письменном заявлении бывшей жены К. Однако заявитель (врач-психиатр) с К. не встречался, бывшая жена К. в судебное заседание не вызывалась и не допрашивалась в качестве свидетеля, судом не получено ни одного доказательства для вывода о необходимости принудительного освидетельствования К. Рассмотрев дело 06.11.2003, 08.12.2003, т.е. спустя 2 месяца после вынесения решения, суд вынес частное определение в адрес главного врача Сысертской психиатрической больницы, указав, что заключение врача не соответствует требованиям Закона и что данное заключение должно содержать выводы о наличии предполагаемых психических расстройств у лица и в чем они выразились, что суд на предположениях не может обосновывать свои решения и все, что не доказано, трактуется в пользу лица. Однако данное обстоятельство не помешало судье вынести решение об удовлетворении заявления. Своим частным определением судья признал незаконность и необоснованность своего решения.

 

4. Рассмотрение иных дел

 

4.1 Рассмотрение дел по правилам главы 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

 

При рассмотрении гражданских дел о принудительном освидетельствовании, принудительной госпитализации или о продлении срока принудительной госпитализации не требуется проведение судебно-психиатрической экспертизы.

Если же диагноз, установленный комиссией врачей-психиатров, оспаривается гражданином и он по этому основанию обжалует помещение его в стационар, то оба заявления должны рассматриваться судом по правилам главы 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации с назначением и проведением судебно-психиатрической экспертизы.

При назначении экспертизы и оценке заключений экспертов следует иметь в виду, что в силу ст. 52 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан и ст. 9, 32 и др. Закона "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" проведение экспертизы допускается только в государственных психиатрических учреждениях; проведение экспертизы в иных организациях, а также независимыми частнопрактикующими психиатрами (так называемыми независимыми экспертами) недопустимо; такие заключения должны расцениваться как недопустимое доказательство.

Действия медицинских работников, иных специалистов, работников социального обеспечения и образования, врачебных комиссий, ущемляющие права и законные интересы граждан при оказании им психиатрической помощи, могут быть обжалованы по выбору лица, подающего заявление об этом, по правилам главы 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации непосредственно в суд или в вышестоящий в порядке подчиненности орган государственной власти, орган местного самоуправления, к должностному лицу, государственному или муниципальному служащему (ч. 1 ст. 254 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Обращение гражданина в вышестоящий в порядке подчиненности орган или к должностному лицу не является обязательным условием для подачи заявления в суд (ч. 2 ст. 247 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Указанные выше заявления (жалобы) рассматриваются в порядке, предусмотренном главой 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В частично приведенном выше решении Европейского Суда по делу Р. было указано, что Р. по Российскому законодательству не вправе инициировать процесс принудительной госпитализации ее в психиатрический стационар. Между тем, по мнению суда, она могла обжаловать заключение комиссии врачей-психиатров (их было 2 — от 29.09.1999 и от 04.11.1999), и дело было бы рассмотрено в указанном выше порядке.

Р. этим правом не воспользовалась, а обжаловала эти заключения и заключение от 01.07.2001 (об установлении ей диагноза) только в апреле 2002 г., предъявив об этом иск с требованием о компенсации ей морального вреда. Октябрьский суд отказал ей в иске как в связи с пропуском 3-месячного срока обжалования этого заключения, так и по существу, не установив неправомерности действий врачей-психиатров и нарушений ее прав этим заключением (дело N 2-69\03).

В этой связи следует привести выдержку из решения Европейского Суда по делу Р.:

"B. Оценка Суда.

1. Являлась ли заявительница "душевнобольной"…

26. Суд напоминает, что термин "душевнобольной" не имеет четкого определения, поскольку психиатрия — это сфера, включающая в себя и медицинские, и социальные факторы. Однако этот термин не может быть использован таким образом, чтобы позволить госпитализировать лицо в недобровольном порядке только потому, что его взгляды и поведение отклоняются от общепринятых норм (см. решение по делу Winterwerp v. the Netherlands, от 24 октября 1979, Series A, no. 33, § 37).

27. Более того, для того, чтобы были соблюдены требования "законности" лишения свободы по смыслу статьи 5 § 1(e) Конвенции, должны соблюдаться три основных принципа. Первое — госпитализированное лицо должно быть признано с точки зрения объективных медицинских показателей страдающим от психического заболевания, за исключением случаев неотложной психиатрической помощи. Второе — заболевание должно быть такой степени, чтобы требовать недобровольной госпитализации. Третье — заболевание должно длиться в течение периода госпитализации (см. решение по делу Winterwerp, процитированное выше, § 39).

28. Ясно, что заявитель не имела документально закрепленной истории психиатрических проблем перед госпитализацией 26 сентября 1999 года. Первый доктор, который ее осматривал, это врач бригады "скорой помощи". Поскольку медицинская оценка психического состояния должна быть получена перед госпитализацией, это требование может не исполняться в случаях, требующих неотложного психиатрического вмешательства. Суд поэтому должен определить, имелась ли на 26 сентября такая необходимость.

29. В соответствии с решением Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга в день госпитализации заявитель была в невменяемом состоянии после бессонной ночи и эмоционального чтения Библии. Сами по себе эти факты, с точки зрения Суда, не предполагают, что лицо нуждается в неотложной психиатрической помощи. Однако некоторые вызывающие сомнение слова в решении районного суда подтверждены медицинскими доказательствами. Документы психиатров определяют, что заявитель 26 сентября 1999 испытывала резкое ухудшение психического здоровья, которое выразилось, прежде всего, в дезориентации. У Суда нет оснований сомневаться в правильности этих документов, и он приходит к выводу, что состояние здоровья заявителя могло требовать неотложной психиатрической помощи.

30. Поскольку заявитель не считает, что ее состояние требовало неотложной медицинской помощи, Суд повторяет, что в решении вопроса, должна ли заявитель быть госпитализирована как душевнобольная, за национальными властями должен признаваться определенный приоритет в принятии такого решения, поскольку именно компетенция прежде всего национальных властей — оценивать доказательства (см. решение Winterwerp, цитированное выше, § 40). Суд не считает, что госпитализация заявителя была произвольной, поскольку решение национальных органов основано на медицинских документах о наличии у заявителя заболевания. У Суда нет оснований отвергать данные доводы".

Следует оговориться, что решение Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга по делу Р. о принудительной госпитализации было отменено судом кассационной инстанции, указанным решением заявителю отказано в принудительной госпитализации Р., но признано законным ее досудебное помещение в психиатрический стационар, в котором по результатам освидетельствования был поставлен ей диагноз. Этот диагноз (а также последующие два) и был предметом проверки Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга по жалобе Р. (N П-24/1999).

Положение ч. 3 ст. 48 Закона о несении государством расходов, связанных с рассмотрением жалобы в суде, в соответствии со ст. 4 Федерального закона "О введении в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" не подлежит применению в части уплаты государственной пошлины при подаче заявления о признании действий неправомерными. Статья 89 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не освобождает заявителя от ее уплаты. Поскольку Гражданский процессуальный кодекс не определяет ее размер, то применяется п. 7 ч. 1 ст. 4 Закона "О государственной пошлине" — 10% от МРОТ.

Обратившись с жалобой (заявлением) в суд, Ч. оплатил ее госпошлиной. Ленинский районный суд г. Нижнего Тагила при вынесении решения по данному делу правильно взыскал сумму этой госпошлины с МУЗ "Психиатрическая больница" в пользу Ч. (N 2-83/2003).

При рассмотрении заявлений о признании незаконными действий медицинских работников, иных специалистов, работников социального обеспечения и образования, врачебных комиссий, ущемляющих права и законные интересы граждан при оказании им психиатрической помощи, участие прокурора, представителя лица, чьи права и законные интересы нарушены, является обязательным (ст. 304 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Если у лица отсутствует представитель, в том числе и законный, и это лицо не выражает намерение иметь по делу своего представителя, суд назначает адвоката в соответствии со ст. 50 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в качестве представителя указанного лица.

При решении вопроса о том, были ли в отношении лица совершены действия, связанные с оказанием ему психиатрической помощи, суды должны иметь в виду, что психиатрическая помощь включает в себя обследование психического здоровья граждан, диагностику психических расстройств, лечение, уход и медико-социальную реабилитацию лиц, страдающих психическими расстройствами (ч. 1 ст. 1 Закона). Закон закрепляет виды психиатрической помощи, такие как психиатрическое освидетельствование, обследование, консультативно-лечебная помощь, диспансерное наблюдение, психиатрическое стационарное лечение, помещение в психоневрологическое учреждение для социального обеспечения или специального обучения и другие виды психиатрической помощи, содержащиеся в ч. 1 ст. 16 Закона.

По вышеуказанному делу N 2-83/2003 суд правильно удовлетворил жалобу Ч.: признал незаконным отказ МУЗ "Психиатрическая больница" выдать Ч. мотивированное решение клинико-экспертной комиссии (КЭК) об отказе ему в прекращении диспансерного наблюдения и обязал МУЗ "Психиатрическая больница" выдать ему копию этого решения.

Суд установил, что Ч. состоит под диспансерным наблюдением; считая себя здоровым, он просил прекратить диспансерное наблюдение за ним. Ему в этом было отказано решением КЭК от 27.03.2002. На его просьбу выдать копию решения для обжалования его в суд МУЗ "Психиатрическая больница" отказало в устной форме, мотивируя данный отказ нежеланием возбуждения К. еще одного судебного дела. В судебном заседании представитель МУЗ "Психиатрическая больница" признал обоснованность требований Ч.

Решение суда соответствует требованиям ст. 5, 9, 27 Закона и ст. 31 Основ законодательства об охране здоровья граждан.

 

4.2 Рассмотрение дел в исковом порядке.

 

Если при рассмотрении заявлений граждан по правилам главы 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации возникает спор о праве, подведомственный суду, гражданину разъясняется его право обратиться в суд с иском за разрешением возникшего спора, в котором и будет одновременно проверяться законность обжалуемых действий.

Суду могут быть заявлены исковые требования о защите чести и достоинства, о компенсации морального вреда в связи с нарушением прав гражданина при оказании ему психиатрической помощи. Например, действия (неправильное установление психического заболевания, распространение сведений о нем в средствах массовой информации). Или, например, человек подвергается заведомо необоснованному психиатрическому освидетельствованию, где ему выставляется заведомо ложный психиатрический диагноз, а затем о факте освидетельствования и его результатах организуется "утечка информации" в печати с целью опорочить, например, деловую репутацию гражданина, занимающегося коммерцией. В такого рода случаях дело подлежит рассмотрению в порядке искового производства как иск о защите чести, достоинства, деловой репутации. Обжалование диагноза или факта освидетельствования с установлением диагноза не может в этом случае быть рассмотрено по правилам главы 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку имеет место спор о праве гражданском.

 

Судам следует иметь в виду, что соблюдение закона при разрешении и рассмотрении дел о правах и обязанностях, вытекающих из законодательства об оказании психиатрической помощи, является безусловной обязанностью судей и законной гарантией соблюдения этих прав в данном непростом вопросе.

Предлагаем председателям судов ознакомить всех судей с данной Справкой в целях избежания ошибок в работе, единообразного применения материального и процессуального законодательства и формирования судебной практики, отвечающей требованиям закона.

 

Судебная коллегия по гражданским делам

Свердловского областного суда

 

23 сентября 2004 года

 

Административное исковое заявление о психиатрическом освидетельствовании гражданина в недобровольном порядке подается в суд​.

Защита документов

Мнения экспертов «АГ» разделились: один считает идею авторов закона разумной и логичной, в то время как по мнению другого, она противоречит порядку принудительной госпитализации и может быть чревата злоупотреблениями.

Госдума приняла закон о внесении изменений в КАС РФ, закрепляющих полномочия прокурора подавать административный иск о принудительной госпитализации граждан в психиатрические и противотуберкулезные стационары, а также о продлении срока такой госпитализации.

Необходимость внесения изменений обусловлена тем, что в настоящее время неоднозначно складывается практика принятия к производству административных исковых заявлений прокуроров о принудительной госпитализации в медицинскую организацию отдельных категорий граждан в недобровольном порядке. Несмотря на то что большинство удовлетворяется, порой суды отказывают в их принятии на основании п. 2 ч. 1 ст. 128 КАС со ссылкой на отсутствие прямого указания в процессуальном законодательстве на право прокурора предъявлять административные иски данной категории.

Кроме того, несмотря на позицию ВС РФ, что положения ст. 39 КАС об участии прокурора в административном деле являются общими и распространяются на гл. 31 Кодекса, из буквального толкования нормы ч. 2 ст. 281 КАС следует, что правом на обращение в суд с административным исковым заявлением обладает только руководитель медицинской противотуберкулезной организации, в которой гражданин находится под диспансерным наблюдением. Аналогичные нормы содержатся в ч. 1 ст. 275 КАС по поводу принудительной госпитализации в психиатрическую лечебницу.

Внесенные изменения, по мнению авторов, устранят правовой пробел и будут способствовать формированию единообразной правоприменительной практики. «Реализация закона позволит повысить уровень правовой защищенности граждан», – уверены авторы поправок.

Руководитель уголовно-правовой практики АБ «А-ПРО», адвокат Валерий Волох считает идею инициаторов закона разумной и логичной. «Предоставление прокурору полномочий по подаче административного искового заявления о госпитализации гражданина в недобровольном порядке имеет целью обеспечение баланса частных и публичных интересов, поскольку иногда у руководителя (представителя) медицинской организации не хватает познаний в юридической сфере, чтобы своевременно подать обоснованное и надлежаще мотивированное заявление», – пояснил эксперт. Он добавил, что по этой причине возникает потенциальная угроза причинения вреда здоровью иным гражданам, для устранения которой и были разработаны поправки.

По мнению адвоката, правоприменительная практика в результате принятия данного закона в корне не изменится. «Как правило, суды удовлетворяют административные исковые заявления о недобровольной госпитализации, надлежаще оценивая в судебном заседании состояние здоровья гражданина, подлежащего госпитализации, а также степень опасности заболевания как для него самого, так и для окружающих лиц, поскольку судебным решением существенно затрагиваются конституционные права госпитализируемого», – отметил Валерий Волох. Эксперт считает, что предоставление данных полномочий прокурору призвано усовершенствовать процесс госпитализации граждан, состояние здоровья которых создает существенную опасность для окружающих.

По мнению адвоката АБ «Адвокатская группа “Онегин”» Дмитрия Бартенева, наделение прокурора процессуальной возможностью давать заключение по делу в тех случаях, когда участие прокурора предусмотрено иными законами, вполне логично. Однако предоставление прокурору возможности обращаться в суд с иском о помещении гражданина в психиатрический или противотуберкулезный стационар эксперту представляется сомнительной инициативой.

Дмитрий Бартенев полагает, что процедура судебного контроля недобровольной госпитализации в психиатрический стационар может быть запущена только после того, как гражданин уже помещен в психиатрическую больницу и комиссия врачей, а не прокурор, пришла к выводу, что в силу своего психического состояния гражданин нуждается в принудительном лечении. «Именно на основании этого заключения, – считает эксперт, – психиатрический стационар обращается в суд за получением санкции на дальнейшее пребывание гражданина в больнице. Суд не может рассмотреть вопрос о недобровольной госпитализации до того, как гражданин фактически помещен в больницу. В иных случаях, когда не имеется четких данных о том, что гражданин нуждается в стационарном лечении, предусмотрена процедура принудительного психиатрического освидетельствования».

Таким образом, по мнению адвоката, закон в этой части противоречит порядку недобровольной госпитализации, и в случае ее одобрения парламентом приведет к массовым обращениям прокуроров с требованием о госпитализации в психиатрический стационар «неадекватных» граждан. «Учитывая, что судебная проверка обоснованности госпитализации, как показывает практика, является весьма поверхностной, такие полномочия прокурора могут привести к злоупотреблениям», – отметил эксперт.

Что касается предоставления прокурору возможности инициировать принудительную госпитализацию гражданина в противотуберкулезный стационар, то, по мнению Дмитрия Бартенева, обоснование, приведенное в пояснительной записке к проекту закона, фактически сводится к тому, что прокуроры вынуждены обращаться в суд с такими исками, поскольку сами диспансеры этого не делают, несмотря на наличие у них такого права согласно ст. 281 КАС РФ. «Вместо этого диспансеры направляют обращение прокурору с просьбой обратиться в суд. Таким образом, прокурор выполняет функцию процессуального представителя противотуберкулезной организации, в то время как именно медицинская организация, а не прокурор, может надлежащим образом обосновать необходимость помещения гражданина в противотуберкулезный стационар в принудительном порядке, поскольку для этого необходимо соответствующее медицинское суждение о степени эпидемиологической опасности данного лица».

Дмитрий Бартенев также обратил внимание, что расширение полицейских функций государства в отношении людей, имеющих определенные заболевания, усиливает их стигматизацию и может рассматриваться как дискриминация по признаку инвалидности, что противоречит Конвенции ООН о правах инвалидов.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: «Чернов». 4 серия

Районный суд выдал санкцию на психиатрическое освидетельствование о принудительном психиатрическом освидетельствовании гражданина.

Вы точно человек?

Вопросы применения правил производства по административным делам

  1. о госпитализации гражданина в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в недобровольном порядке,
  2. о продлении срока госпитализации гражданина в недобровольном порядке или
  3. о психиатрическом освидетельствовании гражданина в недобровольном порядке

 регулируются гл. 30 КАС РФ.

Замечание

Административное исковое заявление о госпитализации гражданина в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в недобровольном порядке или о продлении срока госпитализации в недобровольном порядке гражданина, страдающего психическим расстройством (далее — административное исковое заявление), подается представителем медицинской организации, в которую помещен гражданин, в суд по месту нахождения медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, в которую помещен гражданин.

Содержание административного искового заявления о госпитализации гражданина в недобровольном порядке или о продлении срока госпитализации гражданина в недобровольном порядке (ст. 275 КАС РФ)

Срок подачи административного искового заявления:

  1. о госпитализации гражданина в недобровольном порядке — в течение 48 часов с момента помещения гражданина в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях;
  2. о продлении срока госпитализации гражданина в недобровольном порядке — не позднее чем через 48 часов после наступления обстоятельств, свидетельствующих о необходимости продления срока госпитализации гражданина в недобровольном порядке.

При поступлении соответствующего административного искового заявления судья незамедлительно выносит определение о принятии его к производству и продлевает пребывание гражданина в психиатрическом стационаре на срок, необходимый для рассмотрения заявления о принудительной госпитализации гражданина в психиатрическое учреждение.

В случае возможности для гражданина участвовать в судебном заседании в помещении суда на медицинскую организацию, которой подано административное исковое заявление, возлагается обязанность обеспечить участие этого гражданина в судебном заседании.

Административное дело по административному исковому заявлению подлежит рассмотрению в течение 5 дней со дня принятия административного искового заявления к производству суда, и может быть рассмотрено в закрытом судебном заседании в порядке, установленном ст. 11 КАС РФ.

О времени и месте рассмотрения административного дела извещаются гражданин, в отношении которого подано административное исковое заявление о госпитализации в недобровольном порядке или о продлении срока госпитализации в недобровольном порядке, представитель этого гражданина, представитель медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, прокурор.

Административное дело рассматривается с участием:

  • гражданина (представителя гражданина), в отношении которого решается вопрос о принудительной госпитализации или о продлении срока его принудительной госпитализации;
  • прокурора;
  • представителя психиатрического стационара, подавшего в суд заявление;
  • иных лиц — при необходимости.

Неявка в судебное заседание надлежащим образом извещенного прокурора не является препятствием для рассмотрения административного дела.

Обстоятельства, подлежащие выяснению

Обязанность доказывания обстоятельств по административному делу о госпитализации гражданина в недобровольном порядке или о продлении срока госпитализации гражданина в недобровольном порядке лежит на лице, обратившемся в суд с таким заявлением.

При необходимости суд может истребовать доказательства по своей инициативе.

Решение суда относительно заявления о принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар или о продлении срока принудительной госпитализации гражданина, страдающего психическим расстройством:

  • отклоняет заявление или
  • удовлетворяет заявление.

Мотивированное решение должно быть изготовлено в день принятия решения.

Решение суда об удовлетворении заявления является основанием для принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар или продления срока принудительной госпитализации гражданина, страдающего психическим расстройством, и дальнейшего содержания гражданина, страдающего психическим расстройством, в психиатрическом стационаре в течение установленного законом срока.

Психиатрическое освидетельствование в недобровольном порядке

Ст. 280 КАС РФ устанавливает, что  административное исковое заявление о психиатрическом освидетельствовании гражданина в недобровольном порядке подается в суд врачом-психиатром, оказывающим психиатрическую помощь.

К административному исковому заявлению о психиатрическом освидетельствовании гражданина в недобровольном порядке прилагаются:

  1. мотивированное заключение врача-психиатра о необходимости такого освидетельствования;
  2. другие материалы, на основании которых врачом-психиатром составлено заключение;
  3. документы, предусмотренные п. 1 ч. 1 ст. 126 КАС РФ (уведомления о вручении, копии).

Административное дело по административному исковому заявлению о психиатрическом освидетельствовании гражданина в недобровольном порядке рассматривается судом в течение 3 дней со дня принятия административного искового заявления.

О времени и месте проведения судебного заседания по административному делу о психиатрическом освидетельствовании гражданина в недобровольном порядке извещаются:

  • гражданин, его представитель;
  • врач-психиатр, подавший административное исковое заявление;
  • прокурор;
  • иные лица (при необходимости).

Неявка в судебное заседание прокурора и врача-психиатра не является препятствием для рассмотрения и разрешения административного дела.

Обстоятельства, подлежащие выяснению

Суд принимает решение об удовлетворении административного иска о психиатрическом освидетельствовании гражданина в недобровольном порядке, если признает его обоснованным; при отсутствии оснований — суд отказывает в удовлетворении административного иска и в психиатрическом освидетельствовании гражданина в недобровольном порядке.

По административному делу о психиатрическом освидетельствовании гражданина в недобровольном порядке мотивированное решение должно быть изготовлено в день принятия решения.

Копии решения суда вручаются под расписку лицам, участвующим в деле, и их представителям или направляются им незамедлительно после изготовления решения способами, позволяющими обеспечить скорейшую доставку.

По правилам, установленным настоящей главой, не могут рассматриваться требования, связанные:

  1. с применением принудительных мер медицинского характера в отношении лиц, страдающих психическими расстройствами и совершивших общественно опасные деяния, и с продлением применения указанных мер;
  2. с проведением судебно-психиатрических экспертиз, в том числе с помещением гражданина в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, для производства экспертизы, а также с принудительным направлением гражданина на судебно-психиатрическую экспертизу.
  1. наименование суда, в который подается административное исковое заявление;
  2. наименование административного истца, если административным истцом является орган, организация или должностное лицо, место их нахождения, для организации также сведения о ее государственной регистрации; фамилия, имя и отчество административного истца, если административным истцом является гражданин, его место жительства или место пребывания, дата и место его рождения, сведения о высшем юридическом образовании при намерении лично вести административное дело, по которому настоящим Кодексом предусмотрено обязательное участие представителя; наименование или фамилия, имя и отчество представителя, его почтовый адрес, сведения о высшем юридическом образовании, если административное исковое заявление подается представителем; номера телефонов, факсов, адреса электронной почты административного истца, его представителя;
  3. наименование административного ответчика, если административным ответчиком является орган, организация или должностное лицо, место их нахождения, для организации и индивидуального предпринимателя также сведения об их государственной регистрации (если известны); фамилия, имя, отчество административного ответчика, если административным ответчиком является гражданин, его место жительства или место пребывания, дата и место его рождения (если известны); номера телефонов, факсов, адреса электронной почты административного ответчика (если известны);
  4. содержание требований к административному ответчику и изложение оснований и доводов, посредством которых административный истец обосновывает свои требования;
  5. иные сведения в случаях, если их указание предусмотрено положениями настоящего Кодекса, определяющими особенности производства по отдельным категориям административных дел;
  6. основания для госпитализации гражданина в недобровольном порядке в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях (ст. 29Закона РФ от 02.07.1992 N 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»);
  7. ссылки на заключение комиссии врачей и иные данные, обосновывающие эти сведения.

Перечень прилагаемых к заявлению документов установлен ст. 275 КАС РФ.

Административное исковое заявление подписывается руководителем медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, или его заместителями.

При рассмотрении административного дела о госпитализации в недобровольном порядке или о продлении срока госпитализации в недобровольном порядке суду необходимо выяснить (ст. 278 КАС РФ):

  1. имеется ли у гражданина тяжелое психическое расстройство;
  2. влечет ли тяжелое психическое расстройство последствия в виде непосредственной опасности для гражданина или для окружающих, беспомощности гражданина и (или) возможности причинения существенного вреда его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если гражданин будет оставлен без психиатрической помощи;
  3. являются ли обследование и лечение гражданина возможными лишь в условиях медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях;
  4. наличие факта отказа или уклонения гражданина от госпитализации в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в добровольном порядке либо от продления такой госпитализации.

При рассмотрении административного дела о психиатрическом освидетельствовании гражданина в недобровольном порядке суду необходимо выяснить:

  1. имеются ли сведения о совершении гражданином действий, которые дают основания предполагать наличие у него тяжелого психического расстройства;
  2. влечет ли тяжелое психическое расстройство последствия в виде беспомощности гражданина и (или) возможности причинения существенного вреда его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если гражданин будет оставлен без психиатрической помощи;
  3. наличие факта отказа или уклонения гражданина от психиатрического освидетельствования в добровольном порядке.
Административное исковое заявление о психиатрическом освидетельствовании гражданина в недобровольном порядке. [Число, месяц, год] мне.